16+
Выходит с 1995 года
30 мая 2024
Модные и немодные слова в психологии

Рецензия на статью: Потёмкин С.Б., Хасин Л.А., Хасина П.Л., Щедрина Е.В. Анализ тенденций развития психологии на основе выявления динамики частоты использования психологических терминов» // Вопросы психологии. 2015. № 6. С. 95-103.

Рецензии на научные статьи, в отличие от произведений большой формы – монографий, диссертаций, учебников, – у нас как-то не приняты. А жаль: на статьи проще откликаться, тем более на такие, которые могут заинтересовать не десяток читателей, а значительную часть профессионального сообщества.

Исследование, проведенное психологами в союзе с инженерами, масштабно уже по заявленной цели: «разработать метод выявления тенденций развития российской психологии на основе изучения динамики частоты использования психологических терминов в научных публикациях журнала «Вопросы психологии» за период 1980–2010 гг.»1. Но дело не только в методе, но и в том уникальном фактическом материале, который представлен в статье.

Что же сделали С.Б. Потёмкин, Л.А. Хасин, П.Л. Хасина и Е.В. Щедрина и почему их работа заслуживает самого пристального внимания?

На основе текстового корпуса, включающего все выпуски журнала «Вопросы психологии» с 1980 по 2010 гг. (объем – 13,2 млн словоупотреблений), авторы составили диахронический частотный словарь психологических терминов. Период разбит на три десятилетия: 1980–1989 гг., 1990–1999-е и 2000–2010-е. Задача состояла в том, чтобы выяснить, употребление каких терминов существенно (минимум в два раза) снизилось, каких повысилось, какие пополнили терминологический фонд, а какие за это время вышли из употребления.

Авторы не оперируют терминами «языковая мода», «модное/немодное слово», «ключевые слова эпохи», используемыми в лингвистике2. Но на самом деле интересно рассмотреть данное исследование именно с этих позиций, предварительно пояснив термин «модное слово». Модными словами лингвисты считают особый род слов, которые «обозначают то, что обладает в восприятии носителей языка престижностью и предметной ценностью... в определенный период времени»3. Такие слова «часто звучат в устной речи, мелькают в прессе..., все время держатся на виду»4. Модные слова есть в любой сфере человеческой деятельности, психология не исключение, хотя по отношению к научной терминологии определение «модный» звучит несколько несерьезно, иронически. Иронию, однако, вынесем за скобки и отнесемся к проблеме так, как она того заслуживает.

Главная ценность статьи – таблица частотности, занимающая четыре журнальных страницы. В ней 125 слов (в самом исследовании, понятно, на порядок больше). Эту таблицу мы и положим в основу наших наблюдений и оценочных суждений.

Итак, новости моды от психологии.

1. Сначала о том, какие психологические термины немодны и неактуальны, затем будем обновлять гардероб. (Для большей наглядности данные приводим в простом арифметическом выражении – во сколько раз больше/меньше, – а не в виде соотношения частотностей по десятилетиям, как у авторов.)

Значительно снизилась употребительность терминов, связанных с теорией коллектива: само слово коллектив (в 6 раз – по сравнению с 1980-ми), кооперация (в 3,5 раза), совместный (в 2 раза). С этим всё ясно: нет у нас сейчас коллективов (в советском понимании этого слова), некогда характерный для русских коллективизм к началу XXI в. отошел на второй план.

Меньше стало слов, используемых в теории деятельности: мотив, потребность, задача, операция, труд. Сошла на нет профориентация, выброшенная из школы четверть века назад. Нет обучаемости (снижение, по сравнению с 1980-89 гг., более чем в 5 раз) и почти нет обучения – нет, очевидно, потому, что всерьез, как раньше, никто никого не обучает. Натаскивают на ОГЭ и ЕГЭ, выявляют, оценивают, социализируют, учат рефлексии, проектам, исследованиям – всему, кроме главного.

Прослеживается явная тенденция к меньшему употреблению «академических» терминов, связанных с изучением высших психических функций: осязание, восприятие, перцептивный, сенсорный, порог, асимметрия. Утешает, однако, то, что есть термины, не подверженные моде: воображение, понимание, общение. Частотность употребления этих слов в публикациях журнала «Вопросы психологии» за 31 год не изменилась, а это значит, что исследование данных психических процессов и феноменов не зависит от смены парадигм, смены вех и приоритетов.

О других словах, не связанных напрямую с психологией, только упомянем, так как они не отражают специфику данного участка лексической системы. Это все известные советизмы: бригада, коммунист, плакат, Маркс, Энгельс, Ленин. Также бросается в глаза резкое снижение частотности некоторых имен собственных – Макаренко, Сухомлинский и даже Ушинский.

2. А что же в моде? Что сегодня востребовано больше всего? Начнем с терминов, отсутствующих в выпусках журнала 1980–2000 гг. Среди неологизмов данного периода: гемблинг (встречается также написание гэмблинг), евгеника, «на которую было наложено своеобразное табу после того, как она стала основанием расовой политики нацистов», выгорание, биодинамический. В общем, не так уж и много.

Актуализировалась терминология, связанная с «психологическим отделением себя от других, обособлением, выстраиванием границ личности...». Как следствие – возросла актуальность таких понятий, как менталитет, идентичность, толерантность. Это не только самые «модные» психологические термины, но и самые модные слова вообще: все три есть в последних изданиях «Словаря модных слов» Вл. Новикова. Частотность употребления слова толерантность просто зашкаливает: по сравнению с 1980-ми – в 43 раза, с 1990-ми – в 15 раз (3,7/10,20/158,22). Что на самом деле удивительно, если иметь в виду крайнюю интолерантность россиян, фиксируемую многими исследователями5.

Безумно популярны всякого рода психоаналитические термины: нарциссический, катарсис, фобия, стыд, защита, вытеснение. Кроме того, пишут авторы, «развитие психологии в эпоху постмодернизма связано с активным проникновением околонаучных, эзотерических, метафизических учений и понятий...». Об этой тенденции говорят возросшие частоты использования терминов спиритуальный, трансцендентный, духовность (в 6,5 раз), счастье (в 4 раза). Неизвестно, стали ли мы за три последних десятилетия духовнее и счастливее, но цифры говорят за то, что стали.

Посматриваем таблицы еще раз. Среди психологических терминов, употребление которых возросло более чем в два раза, – агрессивность, аддиктивный, аффект, депрессия, компетентность (в 4 раза), креативность (в 8 раз), кризис, одаренность, самоактуализация, социализация, символ, смысл, стресс, субъектность (в 5 раз), тревожность, ценностный... Познакомившись (с наших слов) с результатами данного исследования, один уважаемый лингвист, доктор филологических наук, сказал: «По-моему, из этих слов можно составить роман. Роман о нас самих. Компетентностно-креативных личностях, обладающих несомненной идентичностью и духовностью, сдвинутых на собственных фобиях, самоактуализации и не принимающих другого, несмотря на зашкаливающую толерантность». Что-то в этом, несомненно, есть.

Но оставим иронию и обратимся к выводам. Сначала предоставим слово авторам: «Подводя итог, можно сказать, что с уходом коммунистической идеологии российская наука с годами постепенно подравнивается к общемировым тенденциям. Ее специфика становится менее явной, и интерес ученых фокусируется на тех проблемах, которые актуальны для психологии как мировой науки. Этот тренд находит отражение в новых исследованиях, а соответственно, и в публикациях журнала "Вопросы психологии"».

Однако, на наш взгляд, значение проведенного исследования выходит за рамки собственно психологии, а потому его результаты должны быть известны не только психологам, но и филологам, философам, культурологам... Приведенные в статье данные позволяют проследить изменения, произошедшие на одном из значимых участков лексики современного русского языка (психологической терминосистемы) и соотнести их с языковыми изменениями в целом.

Изменения эти налицо. С одной стороны, отрадно, что базовые понятия психологической науки (психика, личность, сознание, понимание...) никуда не делись, так что с устойчивостью как признаком терминологической системы всё в порядке. С другой – прослеживается явная тенденция к завышенному, а часто и спекулятивному, употреблению таких слов, как духовность, менталитет, толерантность, компетентность, а также (не упомянутых в исследовании) контент, концепт, матрица, мем, парадигма, инновация, формат. Слова эти, несомненно, оправданны в научном дискурсе, но вне его чаще всего ничего не значат, а потому при их использовании нужно быть осторожными, употреблять, по Декарту, в соответствии со значением. Это требование, впрочем, относится к любому слову. Психологические термины не исключение.

1 Здесь и далее приводятся цитаты из рецензируемой статьи.

2 См., например: Мустайоки А., Вепрева И.Т. Какое оно, модное слово: к вопросу о параметрах языковой моды // Русский язык за рубежом. – 2006. – № 2. – С. 45-62.

3 Журавлева Н.Г. Феномен «модного» слова: лингвопрагматический аспект: Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. – М., 2010. – С. 5.

4 Новиков Вл. Словарь модных слов. Языковая картина современности. – М.: Словари XXI века, 2016. – С. 3.

5 См. статью И.А. Зверева «Макропсихологическая ситуация и толерантность/интолерантность в России и других европейских странах» в этом же номере журнала (Вопросы психологии. 2015. № 6. С. 68-84).

Борисенко Наталья Анатольевна – кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник ФГБНУ «Психологический институт РАО», лаборатория психологических основ разработки школьных учебников; член авторского коллектива УМК «Русский язык. 5-9 классы; под общ. ред. Г.Г. Граник», член Союза журналистов Москвы.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»