16+
Выходит с 1995 года
22 июля 2024
Трудный путь клиента. Часть II

Мы публикуем вторую часть статьи (I часть), в которой продолжаем знакомиться с проявлениями проблем клиента, с которыми психолог сталкивается в терапии, а также с тем, чему клиенту предстоит научиться и с тем, что он может сделать для себя сам, чтобы ускорить процесс:

 

Что терапевт может наблюдать в терапии* Пример возможной жизненной трудности клиента, в том числе,  на что может жаловаться
Повышенная хрупкость.

Любое слово терапевта может переживаться как ранящее, и запускать сильную эмоциональную реакцию. Психотерапевт таким клиентом часто воспринимается как садистическая, плохая, травмирующая фигура, которая одновременно пугает и вызывает злость, причем часто это отношение к терапевту возникает вслед за идеализацией.

Нарушено восприятие реальности (не может отличать настоящее от прошлого, реальных людей от людей из своей истории, слово воспринимает как инструмент насилия; терапевта, являющегося живым человеком, то есть вне каких-то своих иллюзий, не воспринимает).
Проблемы с контактами в любых сферах.

В жизни выражается в повышенной психологической уязвимости, ранимости, гиперчувствительности, которую человек плохо распознает и учитывает.

Жизнь в постоянном напряжении, необходимости  контролировать внешний мир и других людей, страхе и потребности взращивать оборону.

Часто это является следствием травматичных событий из прошлого, которые «удивительным образом» находят повторение и в настоящем.

Привычное состояние:

страдание, униженность, уязвленное самолюбие, обида, усталость от недостигаемого, гнев «к обидчикам» и много претензий к плохо заботящемуся внешнему миру (жизнь в позиции «я – хороший, мир – плохой»).

Большие сложности с доверием, при его противоречивости: человек склонен либо 100%-но доверять другому (часто совсем мало зная о нем). Одновременно не испытывает доверия ни к кому вообще
Невозможность озвучивать свои состояния, быть в поиске чувств, слов для описания (в этом случае терапевту придется пользоваться другими, невербальными источниками сбора информации, что  занимает куда больше времени для верного понимания клиента);

Слова будто отрезаны от переживаний.

Терапевт воспринимается фигурой, читающей мысли, и на фоне таких ожиданий любое непонимание вызывает ненависть, обесценивание, разочарование.

Разные способы разговаривать: заданные вопросы, озвученные гипотезы, предложения понаблюдать или поисследовать, описать ту или иную ситуацию — способны вызвать волну возмущения или наоборот, полную незаинтересованность. Уточняющие вопросы вызывают обиду, досаду и раздражение, отказ искать ответы. Частое «Не знаю» в ответ, возможность поиска, «вынашивания», нахождения ответа недоступна.

Контакт с терапевтом рвется легко, и затем тратиться приличное время на его восстановление.
Нарушены социальные контакты, с самим собой тоже. Человек склонен вести замкнутую, одинокую жизнь, в которой крайне мало близких и значимых, дорогих людей. Жизнь, в которой «мало что имеет значение». Минимум общения. Живущему так обычно свойственны стеснительность, закрытость, молчаливость (в группе людей старается быть незаметным, не привлекать внимания, но сам от этого же страдает, теряет смысл отношений, в итоге обрывая их).

Почти всегда есть бессознательные нереальные ожидания по отношению к другим, которые «должны все чувствовать, понимать, заботиться и удовлетворять», и, как следствие – хороших отношений и близких людей практически нет, ибо никто не справляется.

Ощущение себя отрезанным от мира, неприспособленным, непонятым и непонимающим, одиноким и боящимся, и вместе с тем разочарованным, досадующим, не надеющимся уже установить крепкие отношения.
Внешнее согласие со всем, что бы ни сказал терапевт (затем клиент быстро забывает сказанное). Или ровно наоборот, «забраковывание» всего: любой версии, гипотезы, исходящей от терапевта;

Отказ мыслить, вдумываться, вчувствоваться. Защитное поведение.
Трудности с начинанием нового, изменением привычного, сильная неуверенность, сомнения в себе, негибкость. Например, женщина может долго сохранять изживший себя брак, несмотря на его формальность.

Возможен опыт насилия в прошлом.

Основные переживания: страх, недоверие, беспокойство, тревога за будущее и жизнь «словно на войне», ожидание катастрофы. Потребность в безопасности, гарантиях и стабильности. Недопустимость совершить ошибку.
Клиенту скучно и неинтересно говорить о себе. Своя жизнь и события, а также переживания не являются значимыми для него. А потому говорит о себе неохотно, не любит повторять что-то, сказанное ранее мимоходом, не считает важным ни общее, ни детали.

Часто повторяет, что «говорить не о чем».
Депрессия, связанная с серьезной потерей, и горем, которое так и осталось непережитым.

Возможно, в детском опыте имело место серьезное нарушение привязанности в связи с эмоционально-мертвой, холодной, неразвитой или реально отсутствующей матерью. В опыте нет знания, как это – быть в поле внимания другого, быть интересным для другого.

Также возможное наличие у человека какого-то хронического физического недуга.

Отсутствие смысла жизни. Ощущение пустоты, апатии, тоски, временами страха, но чаще бессмысленности всего
И т.п.  

Я привела лишь немногие примеры того, как проявления себя в терапевтическом пространстве и контакте с Другим  может много рассказать о способах жизни того или иного человека.

Перечисленное во второй колонке таблицы – это, по сути, отражение первого пункта, или некоторые возможные варианты клиентского «мне плохо». Вот в таком состоянии входят  люди в терапевтический процесс.

Потому вполне очевидно, что должно произойти довольно много перемен, появиться новых образований в их структуре психики, дозреть, нарасти и укрепиться, чтобы текущее положение вещей стало меняться за счет б0льшей психической развитости, более высокого функционирования психики.

Хочу заметить, что перечисленные особенности конечно не вина, а препятствия на жизненном пути и страдания клиентов, такой болезненный способ выжить.

И это не удивительно, поскольку их по-настоящему не любили, не видели, не старались понять и по-настоящему не воспитывали. Ими попросту не занимались, или обращались формально, функционально, как с вещью: эксплуатируя, решая за счёт ребенка свои бессознательные конфликты и накладывая на него какие-то бредовые ожидания. К ним в детстве не было достаточно направленного и мудрого внимания со стороны взрослых. Зачастую детей в принципе уничтожали: психологически или физически.

Все это никак не помогало дозревать, становиться взрослым, который справляется с собой, неплохо знаком с устройством мира, каков он есть, и как следствие — надежно и гибко приспособлен к жизни в нём. Если человека никто не выносил, где же ему было научиться выносить себя самого?

Потому что условия окружающего мира взрослого человека подразумевают необходимость жизни в соответствии с принципом реальности. Именно это отличает его от ребенка, для которого основополагающим является принцип удовольствия.

Из этого исходя, я считаю, что чем более человек неудовлетворен собой и миром, тем очевиднее факт незрелости его психических структур, а как следствие, некоторой оторванности (серьезной или не очень) от реальности, непонимания ее законов или несогласия с ними, неподготовленности и малой информированности. А все это, конечно, чревато последствиями.

Поэтому, возвращаясь ко второй стрелочке  Пришел к психологу —>  Стало хорошо (см. I часть):

Прежде чем человеку станет заметно лучше, придётся предпринять ряд целенаправленных шагов, пройти в терапии длинный путь развития и многому научиться, конечно же, в присутствии и при надёжных вложениях со стороны терапевта. Причем такого, который сам в реальности, упорно лечился и многому учился, и таким образом получил честный опыт в собственной терапии.

И если уж отказаться от чудес, и открыто говорить, за счет чего действительно может достигаться неплохой результат в терапии, то это специально созданные пространство, время и контакт с отдельным Другим, внутри которых человеку предстоит:

— быть, не убегая при возникновении сложностей, преодолевать свои боль, ненависть и прочие чувства, выдерживая, вынося себя самого, свою депрессию (практически неизбежную при глубокой работе);

— учиться замечать и понимать себя, свои чувства, выявлять и признавать потребности и нужды. Для чего опять же потребуется:

— учиться находиться в состоянии нестабильности, неопределенности и поиска, выносить пустоту;

— учиться управлять своим вниманием, фокусироваться;

— учиться называть вещи и чувства «своими именами»;

— учиться выявлять собственные трудности, проблематизировать;

— учиться описывать то, что происходит внутри, пользоваться речью, а для этого – учиться подбирать слова, а затем – задаваться вопросами;

— учиться понимать и справляться со своей тревогой, структурировать её;

— учиться простраивать причинно-следственные связи;

— учиться присваивать собственный опыт;

— узнавать и учиться обращению со своими индивидуальными особенностями, учитывая их;

— учиться совладать со своими аффектами (гневом, страхом, вожделением), переходя от простого способа «стимул-реакция» к более сложному «стимул – анализ – сознательно выбранное поведение» (что трудно, и потому занимает в терапии много времени и усилий);

— учиться обращаться с потерями и скорбеть,

— встречаться и выносить ограничения, несправедливость, конечность, несовершенство, одиночество и неизбежность последствий;

— учиться видеть возможность выбора;

— учиться отличать возможное от невозможного;

– учиться моделировать ситуации, прогнозировать и оценивать предполагаемые последствия своих действий;

— восстанавливать нарушенное восприятие реальности, налаживать мышление;

— учиться выносливости, становиться более защищенным и гибким, более устойчивым к стрессу;

— постепенно становиться более сложноустроенным, неоднозначным, в противоположность прежней черно-белости и плоскости, однозначности;

— учиться отличать реальность от воображаемых событий, факты от фантазий, прошлое от настоящего, собственное мнение от навязанных стереотипов;

— учиться выносить себя в присутствие Другого, и Другого рядом с собой;

— учиться быть в отношениях с живым человеком вместо привычных ранее отношений с объектом;

— учиться строить отношения  вне сравнений, конкуренции, борьбы, захвата, соблазнения, манипуляции, хвастовства и т.д.;

— учиться познавать Другого;

— учиться ценить то, что есть, радоваться малому;  уважать инаковость, обмениваться, благодарить за всё, примиряться с неизбежным, принимать себя и Мир,

— обрести, наконец, свое «достаточно»;

— и, возможно, даже стать способным к любви :)

То есть, фактически, клиенту придется научиться стать авторитетом для самого себя, дозревая и раскрывая свои ресурсы и возможности. Это долго, это дорога не в один шаг. Это путь из темноты, из невежества к большему видению и пониманию. От детского к  взрослому. От зависимости  к автономии, и лишь затем, от автономии – к взаимодействию с Другими на новом уровне. От монохромного - к миллиардам цветов и оттенков. От защитных иллюзий - к честности с собой. И тогда есть большая вероятность, хороший шанс, что действительно станет лучше: в чем-то легче, где-то радостнее, менее страшно, появится больше возможностей и энергии.

Ведь по-настоящему взрослые куда лучше детей приспособлены к обычной жизни, и способны справляться с собой без посторонней помощи.

Очевидно, что желающие могут выбрать поддерживать себя на этом поприще.

Напоследок расскажу немного о способах помочь себе в терапии, которые, на мой взгляд, разнообразны и вполне доступны:

— обращать внимание на чувства и мысли, связанные с терапией, и в перерывах между встречами;

— насколько возможно, избегать обсуждения своих внутренних процессов, запускаемых терапией, вне терапевтического пространства, защитив их содержание от «слива вовне»;

— в этом может хорошо помогать  ведение дневника, посвященного именно своим переживаниям в терапии, к записям можно возвращаться;

— стараться запоминать (или даже записывать) свои сновидения, грезы, фантазии, переживания, когда они есть, это ценнейший материал для работы;

— взять себе за правило говорить с терапевтом обо всем, стараясь не «фильтровать». Если чего-то обсуждать не получается или не хочется – то говорить о самом нежелании;

— использовать свое время терапии полностью;

— встроить терапию в свою жизнь таким образом, чтобы она была защищена от прерывания; то есть выделить на нее ресурсы (время, силы, средства), позаботиться о своих возможностях соблюдать контракт;

—  приезжать на терапию заранее, чтобы была возможность соединиться с собой, «помедитировать», настроиться на работу, что поможет сохранять время сессии  :)

— для опаздывающих: и даже время задержки может проживаться с пользой для терапии;

— если появляется желание в каком-то творческом  виде выразить себя – с удовольствием делать это, и обсуждать это на встречах;

— при возникновении трудновыносимых чувств, постараться озвучивать свое состояние терапевту;

— интересоваться, читать, узнавать что-то дополнительное по тем вопросам, которые вызвали интерес;

— использовать любые события из жизни, фильмы, тексты, да что угодно, если это показалось важным, и обнаружился эмоциональный отклик на них;

и т.д.

На самом деле, при всей доступности этих способов качественно повлиять на содержание терапевтических встреч, а вероятно даже на длительность терапии, к сожалению, не все клиенты понимают и пользуются ими. Что тоже, несомненно, отражает жизнь человека вне терапевтического кабинета.

Источник

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
    08.02.2021
    Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
    7–9 февраля проходил VII Санкт-Петербургский фестиваль практической психологии «Жизнь будет лучше, чем мы хотели!». Фестиваль открыла тематическая беседа экспертов «Свобода от... Свобода для?..». В пространстве жизненных векторов»...
  • Компания «Иматон»: 30 лет практической работы и 3 дня фестиваля
    13.02.2020
    Компания «Иматон»: 30 лет практической работы и 3 дня фестиваля
    VI Всероссийский фестиваль практической психологии «Где дни облачны и кратки...» состоялся в Санкт-Петербурге 6 - 8 февраля 2020 года. В фестивале приняли участие 400 психологов из России, Швейцарии, Германии, Финляндии, Эстонии, Литвы, Великобритании...
  • Фильмы о детской психологии, теории привязанности
    30.06.2017
    Фильмы о детской психологии, теории привязанности
    «Я и другие \ Психологические эксперименты в СССР». Режиссер: Феликс Соболев. Научно-популярный фильм, который приглашает взглянуть на себя в других людях и задуматься, что мы, люди, в действительности о самих себе знаем. Психологические эксперименты провела Валерия Мухина – психолог, кандидат психологических наук. Самым известным стал эксперимент на конформность, в котором экспериментаторы изучали поведение детей...
  • О роли вытеснения при определении цели клиента в психокоррекции
    07.04.2016
    О роли вытеснения при определении цели клиента в психокоррекции
    Статья посвящена работе с клиентами, неспособными сформулировать цель психокоррекции, так как в некоторых случаях она может актуализировать вытесненные влечения и запускать защитные механизмы. Поэтому запрос на постановку цели в такой ситуации может сопровождаться агрессией, тревогой, раздражительностью, обидой со стороны клиента. Усиление давления на клиента вызывает более сильное сопротивление и, как результат, уход клиента из психокоррекционного процесса...
  • Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
    28.12.2020
    Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
    Современное консультирование — сфера многообразно разветвляющихся практик, ассимилирующих не только психологическую информацию, но и опыт других дисциплин. Предлагаем дополнить его анализом онтологических контекстов клиента...
  • Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
    23.09.2020
    Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
    На вебинаре «Клиническая репрезентация травматического опыта человека: от механизмов тревожного реагирования до ПТСР» с докладами выступили: Татьяна Караваева, Игорь Боев, Анна Васильева, Станислав Полторак…
  • Коронавирус: паника может стать причиной снижения иммунитета
    04.03.2020
    Коронавирус: паника может стать причиной снижения иммунитета
    Иммунитет поддерживает гармоничное состояние души, спокойствие и уравновешенность. Как только человек выходит из себя, он теряет энергию и истощает когнитивные функции, становится менее способным к осознанным действиям и беззащитен перед любыми заболеваниями...
  • С Компанией «Иматон» мечты сбываются!
    07.02.2020
    С Компанией «Иматон» мечты сбываются!
    Компания «Иматон» празднует тридцатилетие. Она была создана по инициативе Института Психологии Академии Наук СССР для обеспечения специалистов профессиональным психологическим инструментарием и повышения их квалификации. Поздравления коллег и друзей...
  • Психологи о статистике и предотвращении суицидов в России
    02.12.2019
    Психологи о статистике и предотвращении суицидов в России
    О профилактике самоубийств в России, перспективах создания системы психотерапевтической помощи детям и подросткам рассказали президент Профессиональной медицинской психотерапевтической ассоциации Владимир Курпатов, руководитель отделения лечения пограничных психических расстройств и психотерапии НМИЦ психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева Татьяна Караваева, ректор ВЕИП Михаил Решетников, главный психотерапевт Минздрава Республики Башкортостан Ильгиз Тимербулатов, главный специалист по медицинской психологии Минздрава Республики Башкортостан Ирина Хох...
  • XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
    06.06.2019
    XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
    2–4 июня 2019 года в Санкт-Петербурге проходил XIII Саммит психологов, который объединил более тысячи психологов из разных стран для обмена профессиональным опытом. Дискуссия в рамках открытого Форума психологов 2 июня была посвящена памяти выдающегося экзистенциального аналитика Александра Баранникова. Панельная дискуссия «Духовность. Сексуальность. Цифра. Куда уводят тренды?» задала участникам Саммита вектор работы по осознанию причин, направленности и последствий стремительных изменений в современном обществе для выполнения великой миссии: сохранить Человека...
  • Зоны внутреннего одиночества и встречи со скрытым "Я" клиента"
    22.05.2019
    Зоны внутреннего одиночества и встречи со скрытым "Я" клиента"
    Тема открытой лекции «Об универсальных факторах психотерапии. Зоны внутреннего одиночества и встречи со скрытым "Я" клиента». В программе: концепция универсальных факторов психотерапии: суть концепции, обоснование, иллюстрирующие примеры; гипотеза о «зонах внутреннего одиночества» и их преодолении как об одном из существенных факторов психотерапии; зоны внутреннего одиночества как источник невротизации и беспомощности. Вход свободный...
  • Перфекционизм и целостность при расстройствах пищевого поведения
    16.05.2019
    Перфекционизм и целостность при расстройствах пищевого поведения
    Приведем исследования Даниэля Стерна (Daniel N. Stern, Interpersonal World of the Infant, 1985) о развитии ребенка, в которых он говорит о том, что младенцы обладают внутренней связью с кормильцем. Он выделяет ощущение self, которое естественным образом возникает в отношениях с другим. Поэтому на этой стадии развития ощущение self представляет собой переживание связи с другим. С момента рождения и до двух месяцев развивается ощущение эмерджентного self. Младенец не сепарирует собственные ощущения от ощущения другого, сенсорные ощущения дискретны...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»