• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

26 мая
Санкт-Петербург

Конференция «Без_опасная сеть. Как защитить подростков от рисков в интернете. Интернет 3.0»

29 мая — 1 июня
Москва

Международная конференция «Воспитание и обучение детей младшего возраста» пройдет под эгидой ЮНЕСКО

2 — 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь

Созависимость, мученичество и взаимодействие психологических территорий

/module/item/name

Предлагаем Вам отрывок из книги Елены Владимировны Емельяновой «Наркомания и семья», глава «Созависимость». Емельянова Елена Владимировна, психолог-консультант, тренер, супервизор, номинант Национального психологического конкурса «Золотая Психея» по итогам 2009 года, автор книг «Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования», «Женщины в беде. Программа работы с жертвами домашнего насилия "Достоинство любви"», «Как общаться с пьяным мужем. Практические советы женщинам», «Треугольники страданий», «Скажи депрессии «Прощай!», «Психологические проблемы современных подростков и их решение в тренинге» и др., ведущая вебинара «Межличностные конфликты и возможности их разрешения», программы дистанционного обучения «Психологическая помощь женщинам - жертвам домашнего насилия».

В широком смысле слова любой человек, находящийся в тесном взаимодействии с наркоманом (равно как и с алкоголиком), начинает испытывать его влияние на свою жизнь и является созависимым. Это может проявляться как зависимость эмоционального состояния от того, пришел ли «проблемный» партнер (член семьи, или коллектива, деловой партнер или любимый друг) вовремя на встречу (домой, на работу, на свидание) и в каком состоянии. Это – вынужденное изменение привычек (например, необходимо прятать деньги и ценности), это – нарушение планов, это – страхи относительно своих близких, с которыми контактирует наркоман, и, наконец, это – погружение в проблему, которую вам навязали. Разумеется, чем теснее взаимодействие, тем острее чувствуется эта проблема, а самый тяжелый удар принимают родители подростка, который пристрастился к смертельному зелью.

Шорохова О.А. в своей книге «Жизненные ловушки» приводит высказывание Мелоди Битти: «созависимый человек – это человек, который позволил, чтобы поведение другого человека повлияло на него, и полностью поглощен тем, что контролирует действия этого человека»  Далее Шорохова добавляет: «…проблема не в другом человеке, а в нас самих, в том, что мы позволили, чтобы поведение другого человека влияло на нас, и тоже пытаемся повлиять на другого человека. Поэтому все созависимые люди обладают похожими внутрипсихическими симптомами, такими как:

  • контроль,
  • давление,
  • навязчивые состояния и мысли,
  • низкая самооценка,
  • ненависть к себе,
  • чувство вины,
  • подавляемый гнев,
  • неконтролируемая агрессия,
  • навязчивая помощь,
  • сосредоточенность на других,   
  • игнорировние своих потребностей,
  • проблемы общения,
  • замкнутость,
  • плаксивость,
  • апатия,
  • проблемы в интимной жизни,
  • депрессивное поведение,
  • суицидальные мысли,
  • психосоматические нарушения» .

Все перечисленные «симптомы», определяющие склонность к созависимости, удивительно точно передают комплекс «мученичества», описанный Дж. Стивенсом. Этот комплекс сочетает в себе сложное переплетение самоуничижения, стремления к любви, стремления к власти и контролю и стремления к превосходству. Сами по себе все эти потребности не имеют ничего деструктивного. Болезненность возникает в соответствии со степенью невротизации этих потребностей (т.е. когда они становятся навязчивым состоянием, и начинают вредить их носителю) и в результате конфликта навязчивых устремлений.

Человек, который в глубине души не считает себя ценной личностью, достойной уважения, будет испытывать тревожность при общении с людьми, и зависеть от внешних оценок, внешних проявлений любви к ним. Причем это превращается в жизненно важный фактор. В то же время, чувствуя себя никчемным, он не уверен, что внешний мир будет стремиться к его сохранности, и поэтому в человеке развивается сильнейшее стремление к контролю окружающих. В свою очередь такой контроль обеспечивается властью над ними. Власть и контроль приносит некоторое облегчение, но на поведенческом уровне вступает в конфликт с желанием получать свидетельства любви окружающих.

Для того, чтобы как-то совместить противоположные потребности, человек вынужден подавлять, вплоть до вытеснения из сознания, собственные чувства, желания, страхи и стремления. В результате у него складывается образ себя, который жертвует собой ради других, живет для других, решает их проблемы «забыв про себя». При этом человек не замечает, какой жесткой бывает его опека, как он стремится сделать окружающих людей беспомощными, чтобы гарантировать себе то, что они не смогут обойтись без меня. И это фактор говорит о сильнейшем страхе мученика – страхе одиночества.

Одиночество действительно невыносимо для мученика. Оно означает пустоту, то есть – в экзистенциальном смысле – смерть. Человек, чувствующий себя ничтожеством (даже если он не осознает этого) наполняет свои мысли, чувства, всю жизнь другими людьми. Если он остается в одиночестве, он немедленно стремится наполнить себя кем-либо. Он даже не в состоянии пережить период выбора партнера, и останавливается на первом, кто «попался под руку», чтобы вновь наполнить себя заботами о нем (а значит, и властью над ним). Разумеется, на такую роль соглашаются лишь люди, которые готовы переложить ответственность на чужие плечи. Поэтому совершенно неслучайно, что мученики выбирают безответственных партнеров, которые идеально позволяют осуществить все невротические потребности, в том числе и потребность в превосходстве.

Мученик наполнен гневом, который он может подавлять в себе, пока он не находит себе выход в эмоциональном срыве, депрессии или заболеваниях. Собственно, он не упускает случая, чтобы наказывать тех, о ком он заботится, если они не проявляют к нему должного внимания и любви.

А они и не проявляют, поскольку:

  • во-первых, мученик выбирает партнеров или воспитывает детей, которые привыкли потреблять, не давая ничего взамен;
  • во-вторых, потому, что мученик сам берет на себя решение их проблем, а затем сердится на ближних, что они не решают проблемы самостоятельно;
  • в-третьих, если бы ближние решали проблемы самостоятельно, мученик почувствовал бы себя отвергнутым, незаслуженно обиженным недоверием, и снова имел бы право сердиться.

В общем, у мученика всегда найдется причина для обиды. И это еще одна его характерная черта. Если человек чувствует себя ничтожеством, он постоянно должен самоутверждаться, доказывать, что он всем нужен и любим, но, в то же время, он не может поверить, что его действительно можно любить, а потому в любых проявлениях окружающих людей видит признаки враждебности и отвержения. Проецируя на людей собственное самоотношение, мученик постоянно испытывает обиду, и ему трудно дается прощение.

Простить  - это значит, понять и принять человека таким, каков он есть. А затем сделать выбор, находиться ли с ним в близких отношениях или жить на расстоянии, не общаясь. Но мученик не может сделать ни того, ни другого. Он всегда хочет переделать другого человека. И это стремление есть смещение собственного стремления к недостижимому совершенству. Однако ему легче взяться за изменение другого, чем себя. Своим оружием он может считать любовь, власть, стремление к совершенству, но, по сути дела, все это нужно только ему самому для того, чтобы постоянно чувствовать собственную значимость.

«Дерево мученичества» и взаимодействие психологических территорий

Если мы зададимся целью выстроить схему комплекса мученичества, то она будет выглядеть следующим образом:

Базовая потребность Потребность в безопасности, стремление выжить. В детском возрасте обеспечивается любовью и заботой близких.
Почва, на которой вырастает «дерево мученичества» Родительские посылы:
  • Отсутствие выражения родительской любви;
  • Противоположные реакции родителей (гнев,  умиление, равнодушие) при одних и тех же проявлениях ребенка;
  • Раздражительность родителей, неясность причины их раздражения;
  • Насильственные методы воспитания (жестокие наказания, унижения, побои);
  • «Ты недостаточно хорош, чтобы мы тебя любили. Ты должен заслужить нашу любовь»;
  • «Мы так многим для тебя жертвуем, что ты должен заплатить за это: ты должен соответствовать нашим ожиданиям»;
  • «От тебя одно беспокойство, ты – источник наших страданий и лишений, ты не оправдываешь наших ожиданий»;
  • «Ты не должен злиться, раздражаться или плакать – ты должен испытывать только те чувства, которые нам нравятся»;
  • «Ты в ответе за мое здоровье» –  «Я поплатилась своим здоровьем, когда рожала тебя» («Я тебя рожала, ночей не спала, а ты…»);
  • «Ты в ответе за то, что мы чувствуем, в наших неудачах» – «Если бы не ты, я бы могла (мог)…, у меня была бы другая жизнь»;
  • «Если ты не будешь соответствовать моим ожиданиям, я накажу тебя: ты увидишь, как я страдаю – ты тоже будешь страдать от чувства вины»;
  • «Не вздумай быть самостоятельным: я не прощу тебе своей ненужности».
Корни «дерева мученичества» Бессознательные установки ребенка:
  • «Мне жизненно важно иметь любовь. Я должен ее получить»;
  • «Я не понимаю, чего они от меня хотят»;
  • «Со мной что-то не так: я причиняю одни беспокойства»;
  • «Меня нельзя любить: я недостоин любви»;
  • «Я не в состоянии соответствовать всем ожиданиям. = Я никогда не получу любовь»;
  • «Я не должен сердиться или плакать, но я сержусь и плачу. Значит, я плохой»;
  • «Я почти никогда не оправдываю ожиданий, значит, я плохой,  я ничтожество»;
  • «Когда мама (папа) страдает, она добивается большего внимания, чем я, когда стараюсь соответствовать ожиданиям»;
  • «Любят только тех, кто исполняет желания, удовлетворяет потребности –  любовь заслуживают своей нужностью, необходимостью, полезностью»;
  • «Я должен платить за любовь и мне должны платить за любовь»;
  • «Я не могу заставить вас любить меня, но я могу заставить вас страдать: вы будете видеть, как я страдаю, и будете испытывать чувство вины»;
  • «Я всемогущ: от меня зависит жизнь, успешность, здоровье других людей»;
  • «Если я скрою, какой я, то они могут подумать, что я хороший, и полюбят меня»;
  • «Я совершенно беспомощен, я ничтожен, но никто не должен знать об этом»;
  • «Окружающие в любой момент могут сделать мне больно или догадаться, что я ничтожество – я должен контролировать их»;
  • «Если я один, значит, меня никто не любит, значит, я действительно полное ничтожество. Чтобы они не покинули меня, я должен сделать так, чтобы они не смогут обходиться без меня».
Соки, бегущие по стволу «дерева мученичества» Страх одиночества:
  • Навязчивое стремление к любви, зависимым отношениям;
  • Стремление к превосходству;
  • Стремление к доминированию, власти (открытой или тайной) и контролю;
  • Самоуничижение;
  • Высокомерие;
  • Периодические вспышки раздражительности и гнева, постоянное чувство вины, склонность к депрессии;
  • Тайная мстительность;
  • Обидчивость;
  • Тайное презрение к себе, проецирование своего самоотношения на окружающих и затем – страдание от чувства недостаточной «ценимости» окружающими.
Плоды, вырастающие на «дереве мученичества»
  • Подозрение, что окружающие не любят, а только используют и не платят благодарностью;
  • Готовы терпеть унижения, ради того, чтобы не остаться в одиночестве;
  • «От меня зависят их судьбы»// «Они в ответе за мои несчастья»;
  • Построение взаимозависимых отношений;
  • Потребность жаловаться тем, от кого не зависят изменения ради сочувствия;
  • Мстительные мысли и желания;
  • Болезненное восприятие критики;
  • Частые конфликты, обиды;
  • Сниженный фон настроения, чувство угнетения, усталости.

Несмотря на явную невротизацию характера при развитии мученичества, этот комплекс позволяет осуществить почти все базовые потребности, описанные Маслоу, что делает его чрезвычайно устойчивым психическим образованием.

Иерархия базовых потребностей по А. Маслоу:
 

  1. Основные физиологические потребности. Это базисные потребности в пище, воде, тепле, жилище, отдыхе, сексуальной разрядке, продолжении рода и т.п., обеспечивающие выживание человека.
  2. Потребность в безопасности и стабильности (в защищенности). Эта потребность отражает стремление человека  обеспечить удовлетворение физиологических потребностей на постоянной основе, сохранение определенного уровня жизни, контроля событий своей жизни. Безопасность своего существования человек рассматривает через предсказуемость событий, стабильность, постоянство своего социального окружения и стабильность отношений между членами семьи и за ее пределами. Сюда относятся все те аспекты в жизни человека, которые дают ему уверенность в завтрашнем дне.
  3. Потребность в принадлежности (потребность в любви и заботе). Люди нуждаются в эмоциональной привязанности, любви, поддержке. Создание обстановки, при которой у человека формируется положительный образ семьи и себя в ней, ощущение себя принятым семьей, микроклимат заботы друг о друге способствуют удовлетворению данных потребностей.
  4. Потребность в общественном признании (статусе), уважении. Это – потребность человека в позитивной оценке обществом его индивидуальности, обретении определенного социального положения. Какого бы единства не достигала группа коллег, семья, группа друзей, каждый, тем не менее, стремится быть индивидуальностью, быть исключительным, особенным и ценимым другими людьми.
  5. Потребность в самореализации. «Человек всегда хочет быть первоклассным или настолько хорошим, насколько он может быть».  Более широко эта потребность понимается как потребность в творчестве.  Каждый человек стремится реализовать свой потенциал, постоянно самосовершенствоваться, найти свое место в жизни.

Все потребности образуют иерархическую структуру, которая, как доминанта, определяет поведение человека. Физиологические потребности, потребности в безопасности, называемые первичными (нижнего уровня), служат основанием для удовлетворения потребностей высшего порядка – социальных, в успехе, в самовыражении.

Базовые потребности и их удовлетворение сами по себе не имеют никакого отношения к невротизации личности. Комплекс мученичества развивается в условиях, когда человек по каким-то причинам не видит для себя возможности прямого и открытого их удовлетворения и прибегает к защитным формам поведения.

Однако было бы ошибкой считать, что такой опосредованный путь получения жизненно необходимых ценностей является осознанным выбором  мученика. Как правило, он видит причины своих осложнений в ближайшем окружении и в «несчастной судьбе», искренне полагая, что выполняет лучшее из возможных предназначений, полностью отдавая себя «служению людям». В этом он видит смысл своей жизни. А так как подобная позиция социально одобряется и находит сочувствие окружения, то критический взгляд на свою деструктивную роль в создании ограничивающих развитие личности отношений становится для мученика практически невозможным. Стремление к контролю выглядит в его глазах как потребность любить. И он не замечает, что его забота является оккупацией психологической территорией ближайших людей.

Любовь мученика, по существу, является настоятельной потребностью в растворении себя в другом и, одновременно, в поглощении другого. Ему чуждо понятие суверенности близкого человека, особенно если это его супруг или ребенок. Зависимые отношения – единственно возможное условие, в которых мученик ощущает наибольший комфорт, поскольку только тогда он чувствует себя максимально защищенным от переживания собственной ничтожности и страха одиночества.

Мученик не видит возможности для самореализации рядом с психологически зрелым партнером и поэтому его всегда влечет к людям, личностное развитие которых по каким-то причинам остановилось на уровне детского или подросткового возраста.  Приведенные ниже таблицы наглядно показывают взаимодействие психологических территорий в созависимых отношениях.

Взаимодействие психологических территорий
(Степень взаимного поглощения)

 

Психологическая территория: взаимодействие взрослого и ребёнка

 

Эмбрион

Нет своей психологической территории. Полное включение в материнское тело и состояние. Ответственность за развитие и вся инициатива лежит на матери.  Полная зависимость от материнского организма.

 

Грудной период, младенчество (0 – 1 года)

Тело отделилось, но сохраняется абсолютная зависимость от матери. Впрочем, подпитывать такого ребенка можно уже используя заменители материнской груди. Физическое и психологическое развитие целиком зависит от матери. Ответственность за это развитие лежит на матери.

 

Раннее детство (1 – 3 года)

Уже появились самостоятельные желания, стремление к познанию развито, потребность в освоении различными навыками чрезвычайно велика. У ребенка начинает развиваться воля. Ответственность лежит на матери, но ребенок уже может активно выражать свои потребности. Если в этом возрасте подавлять инициативу и самостоятельность, подвергать сверхконтролю или излишней опеке, начинает развиваться невроз характера.

 

Детство (3 – 6 лет)

Появляется свое «Я», свои вещи, понимание того, что «мое»; ярко выражено стремление к познанию, развитию, изучению собственных возможностей; ребенок отличается специфическими особенностями мышления, которое иногда поражает взрослых «свежестью» восприятия. Появляется стремление, с одной стороны, отстоять свои границы, а с другой,  - расширить свою психологическую территорию. В тоже время еще  велика зависимость от родителей.

Если в этом возрасте родители не считаются с психологическими границами ребенка или, наоборот, совершенно лишают его всякой психологической опеки, то впоследствии ребенок:

а) не умеет определять психологические границы, считаться с чужими и защищать свои:

  • постоянно вторгается в чужую сферу и получает болезненный отпор;
  • не умеет постоять за себя и страдает от постоянного насилия над своей личностью и сущностью, навязывания чуждой, нежелательной деятельности и целей;
  • нарушается самоидентификация: с трудом представляет кто он, каковы его цели, желания, каков смысл всей его деятельности; развивается стремление создавать зависимые отношения;

б)  наращивает мощные негибкие границы: самоизоляция, страх неудачи, страх конкуренции, страх успеха; нарушаются социальные связи; отсутствует способность к построению близких отношений, возникает чувство одиночества; затруднены сотрудничество и способность к командному взаимодействию.

 

Старший детский возраст (6-11 лет)

Психологическая территория расширяется. Психологические границы приобретают четкие очертания. Появляются свои «тайны», стремление к приобретению новых качеств, умений, знаний. Увеличивается стремление к взаимодействию со сверстниками,  подражанию, проявляются склонности, интересы, дарования. Увеличивается стремление к самостоятельности, но, при благоприятных обстоятельствах забота родителей и их опека воспринимается вполне терпимо, ощущение опоры на родителей воспринимается как комфортное, расширение границ пока еще производится довольно осторожно, ребенок еще легко поддается стремлению родителей владеть его территорией.

Но если родители не гибки, то появляется первая борьба за психологическую территорию. Если родители агрессивны и жестки, и явно побеждают, то внутренне ребенок отстраняется: «отодвигается внутри», чтобы иметь больше свободы, хотя бы внутренней, ребенок в присутствии родителей замкнут, все происходящее с ним становится тайной для взрослых, родителям перестают доверять.

 

Ранний подростковый возраст (11 – 13 лет)

Начало периода самоидентификации, самоопределения. Социальное окружение вытесняет авторитет родителей. Происходит внутреннее отсоединение от родительских ценностей и попытка примерить на себя совершенно другие ценности, цели, смыслы, задачи. Если родители продолжают претендовать на часть психологической территории своего ребенка (а они претендуют!) то начинается острая борьба «за свободу».

Основная трудность: противоречие  между желанием свободы и независимости и практической и полной зависимостью от родителей в материальном плане и в плане возможностей для разрешения серьезных проблем.

Основная слабость: свобода подростком принимается отдельно от ответственности. Ответственность отдается родителям.

 

Подростковый возраст (13 –16 лет)

Тенденции предыдущего этапа усиливаются. Родители постепенно сдают позиции и отступают с территории подростка. Идет борьба за каждый «сантиметр». Подросток борется все более жестко и иногда жестоко. Но зависимость от родителей остается: материальная зависимость, сознательное использование возможностей родителей; зависимость от моделей поведения и системы ценностей родительской семьи (их или продолжают или им активно противостоят, отстаивая полярные противоположности только потому, что это «по-другому», и в этом тоже проявляется зависимость от семьи).

Происходит дальнейшая самоидентификация и самоопределение. Характерны размышления над дальнейшей жизнью, выбором дальнейших направлений деятельности (профессиональное самоопределение).

 

Юность (17 – 19 лет)

Если к этому периоду не определены разумные границы, борьба достигает своего апогея. Обособление продолжается. Обычно в конце этого периода родители сдают свои психологические позиции, даже если продолжают поддерживать тинейджера материально. В тоже время ему передается больше ответственности за свои поступки.

Часто родители осознанно или неосознанно культивируют зависимость подростка: стирка, уборка, готовка, решение различных проблем, спасание из беды и т.п.  В ответ они требуют послушания. Напрасно! Тинейджер не чувствует  особой благодарности к родителям за решение своих проблем: для него это в порядке вещей. Он считает по привычке, что это обязанность родителей. Хотя он сам принимает решения и мало соотносит их с желаниями родителей, он по-прежнему слишком часто оставляет родителям ответственность за негативные результаты своей жизнедеятельности. Однако эта тенденция в случае нормального развития постепенно идет на убыль. Теперь уже сами родители отстаивают свою психологическую территорию от тинейджера, который лишает их власти и возможности контроля, но оставляет заботы о себе.

 

Молодость

В здоровых отношениях устанавливается партнерство суверенных территорий, которые свободны в своем развитии и могут оказывать взаимную помощь и поддержку, но в пределах не препятствующих осуществлению потребностей каждого. Сохраняется область взаимодействия, на территории которого устанавливаются взаимовыгодные правила, в остальном происходит совершенно свободное и ответственное самоопределение.

Если на предыдущих этапах развитие личности подавлялось, этот уровень развития личности не наступает.

Блокирование развития личности может наступить практически на любом этапе. Это означает, что человек, достигая взрослого возраста, остается не в состоянии строить ответственные и суверенные взаимоотношения с окружающими. Развивается склонность к созависимым отношениям, склонность «уходить» от самостоятельного решения проблем или, наоборот, сверхответственность как частный случай попытки нейтрализовать тревожность и чувство собственной ничтожности через стремление к контролю.

Недостаточное чувство самоценности, непринятие себя  в сочетании с настоятельной потребностью получать любовь неотвратимо приводит к желанию постоянно доказывать свою нужность, абсолютную необходимость для значимых людей. И ничто не дает для этого большей возможности, как окружение себя людьми, не желающими (или неумеющими) принимать на себя ответственность.

Дети мучеников вырастают под неусыпным контролем и опекой. Они либо привыкают к этому, и тогда становятся совершенно беспомощными и безотвественными, легко поддающимися чужому влиянию, либо в определенном возрасте, чаще всего, подростковом, стремятся вырваться из-под опеки и контроля, и бунтуют, совершая асоциальные поступки. При этом они остаются безответственными, поскольку просто не знают, что это такое. Эти дети, как правило, не знакомы с самоуважением, поскольку им не у кого было этому научиться, поэтому самоуважение они подменяют гонором, требовательностью, тщеславием и тревожным самолюбованием.

С другой стороны, попустительство, к которому иногда прибегают мученики, уставая от неусыпной «битвы за власть», в конечном итоге не делают их близких ни по-настоящему свободными, ни ответственными. Люди, прожившие большую часть своей жизни под чьей-то опекой, уже не могут без нее обходиться. И потому очень быстро находят замену – среди неформальных лидеров на улице (если это касается подростков), у других партнеров (если это касается супругов).

Отсутствие самоуважения и ответственности – это как раз та самая пустующая ниша, на котором расцветают все пороки, известные человечеству. Разумеется, наркозависимость  не является исключением.

Описанная картина развития и специфических особенностей мученичества делает понятным, почему профилактика наркозависимости – это, прежде всего, профилактика развития качеств, которые предрасполагают к созависимости.

А это означает, в первую очередь, воспитание людей, которые:

  • умеют любить и уважать себя и других,
  • умеют принимать любовь других и отдавать свою,
  • умеют прощать себя и других;
  • имеют свои собственные интересы, цели и осознанные желания;
  • умеют заполнять собственную жизнь за счет внутренних ресурсов и интересов, а не за счет других людей, что делает их самодостаточными;
  • умеют создавать здоровые взаимоотношения, которые строятся на взаимоуважении, взаимопринятии, разделении ответственности и уважении психологической территории близких.

Что же касается «лечения» созависимости, то это процесс тяжелый, долгий и болезненный, поскольку касается самой сердцевины страхов и соответствующих защит, и протекает на фоне хронического стресса, вызванного поведением наркозависимого.

Прочитать ещё один отрывок из книги - «Условия для развития зависимости»

Опубликовано 28 октября 2014

Материалы по теме

Эмоциональный развод как проявление системного кризиса семьи: жизнь до и после
19.08.2016
Альтернатива насилию. Консультирование мужчин, склонных к проявлению агрессии
01.08.2016
Психологический фестиваль «Куклы и маски»: через творчество к ресурсу
03.02.2016
«Перспективы перинатальной психологии в России зависят от нас»
11.08.2015
Незрелые взрослые и взрослые дети
17.07.2015
Обращение программного комитета IX Санкт-Петербургского Саммита психологов
24.03.2015
Использование методики «КМСЭ» в психиатрии и психотерапии
16.04.2019
Настоящая и будущая модель невротических расстройств и психотерапии
05.04.2019
Любовь или болезнь? Лекция о любовных зависимостях
05.01.2019
Нужно ли бороться со страхами, и как это сделать
22.11.2018
От инстинкта к Человечности
11.08.2017
Фильмы о детской психологии, теории привязанности
30.06.2017

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
23 мая 2019 , четверг

В этот день

Владимир Александрович Барабанщиков празднует юбилей ― 70 лет! поздравить!

Александр Николаевич Татарко празднует день рождения ― 42 года! поздравить!

Скоро

26 мая
Санкт-Петербург

Конференция «Без_опасная сеть. Как защитить подростков от рисков в интернете. Интернет 3.0»

29 мая — 1 июня
Москва

Международная конференция «Воспитание и обучение детей младшего возраста» пройдет под эгидой ЮНЕСКО

2 — 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь
23 мая 2019 , четверг

В этот день

Владимир Александрович Барабанщиков празднует юбилей ― 70 лет! поздравить!

Александр Николаевич Татарко празднует день рождения ― 42 года! поздравить!

Скоро

26 мая
Санкт-Петербург

Конференция «Без_опасная сеть. Как защитить подростков от рисков в интернете. Интернет 3.0»

29 мая — 1 июня
Москва

Международная конференция «Воспитание и обучение детей младшего возраста» пройдет под эгидой ЮНЕСКО

2 — 4 июня
Санкт-Петербург

XIII Санкт-Петербургский саммит психологов

28 — 30 июня
Владивосток

IX-я Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

2 — 5 июля 2019
Москва

XVI Европейский психологический конгресс

Весь календарь