16+
Выходит с 1995 года
23 мая 2024
Индивидуальный жизненный кризис как исследование самоидентичности человека

Ситуации в жизни человека, которые бросают ему вызов, требуют от него сложных выборов, преодоления, могут явиться и поворотными точками в его судьбе. Именно в такие моменты максимально раскрыт внутренний потенциал человека, иногда плохо известные ему самому его возможности. Мы называем такие ситуации и переживания, которые их сопровождают, кризисными. Определений индивидуального кризиса можно встретить множество. В основном эти определения опираются на выделение одной из сторон кризиса.

Например:

Психологический кризис как реакция на обстоятельства. Психологический кризис — конфронтация с условиями, которые предъявляют человеку чрезмерные требования, — Д. Продель [3].

Психологический кризис как эмоциональный дисбаланс. Психологический кризис — внутреннее нарушение эмоционального баланса, наступающее под влиянием угрозы, создаваемой внешними обстоятельствами, — А.Г. Амбрумова [1].

Психологический кризис — поворотный пункт в реализации своего жизненного пути, внутреннего замысла своей жизни — Ф.Е. Василюк [2].

Эта разноплановость формулировок свидетельствует о невероятной сложности и многоуровневости такого феномена, как индивидуальный психологический кризис. Приведенные определения не противоречат, а дополняют друг друга.

Однако в кризисной психологии существуют и часто упоминаются в одном ряду с понятием «кризис» иные определения ситуаций, которые требуют от человека дополнительной мобилизации физических и психологических сил: трудные жизненные ситуации, экстремальные и чрезвычайные ситуации.

Трудные жизненные ситуации:

  1. требуют выхода поведения за рамки привычных схем и моделей,
  2. мобилизации внутренних сил человека (интеллектуальных, эмоциональных, волевых).

Главное — вынужденный отказ от поведенческих схем, которые до этого казались вполне эффективными, возникает необходимость обратиться к внутренним физическим и психологическим силам, которые обычно не использовались.

Экстремальные ситуации:

  1. сильные внешние воздействия,
  2. для преодоления такой ситуации нужно привлечение внешних ресурсов,
  3. вариант: нужно готовиться к таким ситуациям (тренировка, специальная подготовка, например, специалистов профессий экстремального профиля).

Главное — значительное внешнее воздействие, существенно меняющее стандартное течение жизни человека, необходимость поиска поддержки вовне, как материальной, физической, так и психологической.

Чрезвычайные ситуации:

  1. масштабные разрушительные внешние обстоятельства,
  2. совладение с ними требует вмешательства социума,
  3. человек в этой ситуации демонстрирует типизированное поведение.

Главное — разрушительное и масштабное воздействие внешней среды (потоп, пожар и т.п.), которое требует организованной социальной помощи, возможно, спасательных операций.

Есть общие признаки переживаний человека, его поведения и оценки реальности, когда он оказывается в трудных, экстремальных и чрезвычайных ситуациях и кризисных переживаний. Это: нарушение эмоционального баланса, отсутствие реалистичной и ясной картины происходящего, перестают «работать» прежде эффективные и привычные поведенческие схемы. Эти признаки характерны и для трудных жизненных, экстремальных чрезвычайных ситуаций и для кризисов.

Надо заметить, что типизация поведения, которая характерна, а порой и спасительна в чрезвычайных ситуациях, для поведения человека, переживающего психологический кризис, невозможна. Скорее, напротив, в кризисных ситуациях мы видим индивидуализацию выборов и поступков.

В чем же принципиальное отличие психологического кризиса от уже упомянутых феноменов? Основное принципиальное отличие психологического кризиса — потеря идентичности. Человек в состоянии психологического кризиса не может найти ответ на вопросы: «Кто я?», «Какой я?», «Что для меня по-настоящему ценно?». В остальных упомянутых сложнейших ситуациях этого не происходит. Именно поэтому кризис вызывает столь противоречивые состояния и может иметь неожиданные исходы.

С одной стороны, кризис сопровождается такими чувствами, как страх, безысходность, беспомощность, апатия, чувство полной своей несостоятельности. А с другой, пройденный кризис может стать возможностью для личностного роста. Недаром в китайском языке понятие «кризис» находит свое отражение в двух иероглифах, которые можно перевести как «опасность» и «возможность». Вот именно это обретение в опасных поворотах судьбы иных «возможностей» и дает человеку новое понимание себя, своего пути, своих устремлений.

Состояние кризиса можно сравнить с «точкой бифуркации». Этот термин пришел в психологию из физики, где он обозначал крайне неустойчивое состояние системы, вызывающее неопределенность, даже непредсказуемость ее развития. По отношению к жизни человека этот поворотный момент можно считать «точкой невозврата», когда привычные жизненные схемы безвозвратно ушли в прошлое, а новые еще только появляются. Это в корне может поменять представления человека о себе самом, чего мы не видим ни в трудных для него жизненных ситуациях, на даже в экстремальных. Такие поворотные моменты в судьбе человека дают ему новый толчок для личностных изменений, рождения новой идентичности.

Важность процесса обретения и изменений идентичности впервые показал Эрик Эриксон [4]. Именно этот феномен, по его мнению, определяет этапы развития человека на протяжении всего жизненного пути. Только переживая кризис идентичности, человек способен полноценно реализовывать себя в разные периоды жизни. Идентичность Эриксон рассматривал как психологический феномен, состоящий из различных представлений человека о себе самом:

Идентичность как свое отличие от других людей, «непохожесть», особенность.

Идентичность как представление о своей целостности во времени. То, кем Я являюсь в настоящий момент, продолжает то, кем Я был в прошлом, и влияет на то, кем Я стану в будущем. Речь идет о самотождественности во времени. Эриксон отмечает, что именно эта преемственность придает смысл жизни человека.

Идентичность как единство представлений о себе, как синтез разных образов себя. Ведь каждый человек реализует себя во множестве ролей. Эти роли могут требовать от него и разного поведения и проявления разных качеств. При этом в норме любой из нас не перестает ощущать свою целостность.

Идентичность как представление о себе как о гармоничном целом.

Идентичность как внутренняя солидарность с теми ценностями и идеалами, которые приняты в обществе и в референтной для человека группе.

Кризис дает возможность по-новому посмотреть на себя, люди в состоянии кризиса становятся особенно восприимчивыми к новому: к новым идеям и целям, новому образу жизни. Да, кризис предъявляет жесткие требования к человеку, но и предоставляет новые варианты видения себя, своего предназначения и своего жизненного пути. Это становится возможным, потому что человек в особых, кризисных ситуациях сталкивается с теми глубинными пластами своей внутренней жизни, с которыми в обычных ситуациях ему сталкиваться не приходилось. Он может сделать совершенно неожиданные для окружающих и для самого себя открытия. Это и дает возможность, пройдя через боль, страх и, порой, чувство крушения, найти новые смыслы. Следовательно, найти новые ответы на вопрос «кто я?». Обрести новую идентичность.

Процесс поиска идентичности, по мнению М. Берзонски, это процесс постоянный, мы как будто все время сверяем часы своей жизни, с собственным ощущением ее полноты, осмысленности. Но именно состояние кризиса открывает для человека порой совершенно новые, ранее казавшиеся невозможными пути реализации себя и своего жизненного замысла. Вспомним определение психологического кризиса, которое дал Федор Василюк: «Поворотный пункт… в реализации жизненного замысла».

К такого рода кризисным переживаниям могут быть отнесены и профессиональные кризисы, когда специалист, казалось бы, успешно и плодотворно работающий, вдруг переживает опустошенность, потерю интереса. Можно отнести эти состояния к эмоциональному выгоранию. Но это может являться и признаками психологического кризиса, который побуждает нас искать новые варианты профессиональной идентичности.

Литература

  1. Амбрумова А.Г. Суицидальное поведение как объект комплексного исследования // Комплексные исследования в суицидологии: сб. научных трудов. – М.: НИИ психиатрии МЗ СССР, 1986. – С. 7–25.
  2. Василюк Ф.Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – 200 с.
  3. Соловьева С.Л. Психологическое консультирование. Справочник практического психолога. – М. – СПб, 2010. – 580 с.
  4. Эриксон Э. Идентичность, юность, кризис. – М., 1996. – 364 с.

Источник: Лебедева Е.И. Индивидуальный жизненный кризис как исследование самоидентичности человека // Психея и Пневма: Проблемы формирования профессиональной идентичности у лиц помогающих профессий: Материалы XV Сретенской Международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 24–25 февраля 2022 года. СПб: РХГА, 2022. С. 44–46.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»