16+
Выходит с 1995 года
20 апреля 2024
Психологические типы стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных

Активное применение психологической помощи пациентам, страдающим онкологическими заболеваниями, востребовало изучение не только психологических особенностей людей, страдающих этим недугом, но и актуализировало исследования сотрудников, оказывающих им психологическую помощь и поддержку. Существующие приказы Министерства здравоохранения РФ и внутренние распоряжения медицинских организаций достаточно четко определяют порядок, силы и средства оказания медицинской помощи таким пациентам [1].

Детализируя оказание врачебной помощи, органами Министерства здравоохранения РФ в недостаточной степени учитывается осуществление доврачебной помощи онкобольным. Большое количество больных, зная или подозревая наличие такого серьезного заболевания, испытывают существенные трудности душевного порядка для обращения за медицинской помощью. Таким людям нужна дополнительная помощь (психологического порядка) для принятия решения лечиться. Решение данной проблемы активизировало волонтерское движение по оказанию психологической поддержки онкобольных, что в свою очередь повлекло за собой создание таких негосударственных проектов, как «Благотворительный Фонд К. Хабенского», «Благотворительный Фонд Милосердие», Проект «Со-действие», Служба «Ясное утро» и др.

Деятельное участие негосударственных служб позволяет онкобольным на ранних этапах своего заболевания преодолеть обсессивно-компульсивные расстройства и благодаря специалистам службы психологической поддержки активно включиться в борьбу за выздоровление. Посредством психологических исследований были выявлены факты, которые свидетельствуют о том, что 64% онкобольных, обратившихся за психологической поддержкой по телефонам доверия на этапе подозрения заболевания или сразу после постановки диагноза, сумели остановить развитие болезни и восстановить здоровье после медикаментозного лечения [11, с. 2–6].

Современный этап развития паллиативной помощи пациентам с онкозаболеваниями в России востребовал не только оказание психологической поддержки посредством телефонов доверия, но и активизацию деятельности психологов с больными, находящимися на лечении в стационаре.

Увеличение числа фондов повлекло за собой формирование профессиональной группы людей, которые успешно справляются с работой по оказанию психологической поддержки онкобольным. Как и всякое молодое профессиональное сообщество, сотрудники по оказанию психологической поддержки сталкиваются с различными трудностями, в т.ч. и проблемой длительного времени выполнения профессиональных обязанностей в социально агрессивной среде. Повышенный негативный эмоциональный фон настроений больных и их родственников, полюсные настроения пациентов (от агрессивного до апатии), активная включенность в информационные потоки, имеющие в основном негативную направленность, требуют от онкопсихолога не только профессиональных знаний, умений и навыков, но и способностей противостоять негативным условиям труда.

Значительная стрессовая нагрузка в процессе профессиональной деятельности сотрудников службы психологической поддержки онкобольных явилась причиной увольнения сотрудников с работы. Объективным свидетельством проблем, связанных со стрессоустойчивостью сотрудников, оказывающих психологическую поддержку онкобольным, является тот факт, что в 2017 г. по этой причине уволилось 46% психологов [7]. В силу этих обстоятельств важной задачей подготовки психологов, которые будут работать в сфере оказания паллиативной помощи онкобольным, является формирование стрессоустойчивости. Однако контент-анализ профессиональных компетенций образовательных стандартов обучения психологов-консультантов и клинических психологов позволил выявить наличие слабых мест в подготовке специалистов такого профиля, связанных с формированием способностей противостоять стресс-факторам труда. Существующие компетенции в основном направлены на формирование профессиональных знаний, умений и навыков и косвенно влияют на развитие стрессоустойчивости. Поэтому на практике психологи, работающие в сфере оказания паллиативной помощи онкобольным, задействуют собственные психологические ресурсы, чтобы противостоять негативным факторам труда (увлеченность работой, когнитивная оценка ситуации, контроль эмоций, ассертивное поведение и др.). Определение значимости каждой стратегии и эффективность ее применения для сопротивления стресс-факторам труда является важной задачей психологической теории и практики.

Краткий обзор литературы. Существующие классификации стрессоустойчивости сотрудников опираются на различные содержательные и инструментальные характеристики способности противостоять стрессам: саморегуляцию и обучаемость (Бегун И.А.) [2]; контроль эмоций и тип темперамента (Н.И. Бережная, А.П. Катунин) [3, 8]; гендерные характеристики (А.В. Михеева) [9], способы преодоления стрессов (И.В. Шагарова) [10].

Внимание большинства ученых сконцентрировано на изучении отдельных компонентов способности преодолевать стрессогенные ситуации в профессиональной деятельности. Они объясняют исследуемый феномен с позиций одной-двух ведущих детерминант (психофизиологической и психологической) и не в полной мере раскрывают внутренний потенциал стрессоустойчивости непосредственных участников оказания психологической поддержки онкобольным, вследствие чего типологии стрессоустойчивой личности недостаточно качественно и количественно определены.

Теоретический анализ работ С.Л. Евенко позволил определить методологическую возможность проведения типологии, в которой могут быть выделены различные по содержанию основания [5, 6]. Соединение разноуровневых компонентов дает возможность рассмотреть в едином целом базовые (психофизиологические) и высшие (психологические) способности личности к сопротивлению негативным условиям труда.

Изучение психологических и психофизиологических компонентов стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных с последующей разработкой теоретической модели изучаемого явления позволило выделить его основные компоненты: а) психофизиологический компонент (способность переносить значительные интеллектуальные, эмоциональные нагрузки); б) психологические компоненты (мотивационный, эмоциональный и практико-ориентированный) [4].

Решить задачу по выделению типов стрессоустойчивости возможно посредством кластеризации сотрудников службы психологической поддержки онкобольных, выделив для группировки сотрудников их психологические и психофизилогические характеристики.

Экспериментальная гипотеза. В зависимости от различной выраженности компонентов стрессоустойчивости выделяются психологические типы сотрудников службы психологической поддержки онкобольных:

  • «эмпатийно-уравновешенный, устойчивый»;
  • «мотивационно-ригидный, колеблющийся»;
  • «импульсивно-лабильный, неустойчивый».

Наиболее оптимальная конфигурация компонентов стрессоустойчивости у «эмпатийно-уравновешенного, устойчивого» типа сотрудников.

Цель исследования. Выявить наиболее схожие вариации выраженности компонентов стрессоустойчивости, объединяющих сотрудников службы психологической поддержки в однородные группы, и описать психологические типы.

Методики исследования. Сбор первичной информации для определения степени сформированности компонентов стрессоустойчивости осуществлялся при помощи тестов: методика самооценки стрессоустойчивости (С. Коухена и Г. Виллиансона); методика исследования мотивации достижения успеха и избегания неудач (Т. Элерс); Тест (опросник) эмоционального интеллекта (Д.В. Люсин); диагностический тест самоактуализации личности (А.В. Лазукин); диагностика нервно-психологической устойчивости («Прогноз-2»). Выборочная совокупность исследования составила 115 сотрудников службы психологической поддержки онкобольных, работающих в проекте «Со-действие» и службе «Ясное утро». Средний возраст испытуемых составил 27,4 лет. Средний стаж в оказании паллиативной помощи составил 2,3 года. Квотирование групп испытуемых осуществлялся по виду деятельности: а) волонтеры, работающие на горячей линии психологической поддержки в колл-центрах, — 80 человек; б) руководители групп, оказывающие непосредственную психологическую помощь онкобольным, — 35 человек.

По половому признаку участники исследования распределились следующим образом: мужчины — 19%, женщины — 81%. Выборка была построена по принципу отбора естественных групп. Выбранные показатели (средний возраст и стаж работы, половой признак) обеспечили хороший уровень репрезентативности выборки.

Результаты и их обсуждение

Выделение однородных групп сотрудников службы психологической поддержки онкобольных по выраженности компонентов стрессоустойчивости осуществлялось посредством кластерного анализа (метод анализа средних значений). Переменными для распределения сотрудников службы психологической поддержки онкобольных были выбраны личностные показатели компонентов потенциала стрессоустойчивости. Кластеризации подлежали субъектные качества, обуславливающие выделение факторов, определяющих способность сотрудников службы психологической поддержки онкобольным противостоять стресс-факторам профессиональной деятельности. Итоги кластеризации участников экспериментальной работы представлены в таблице 1.

Таблица 1. Результаты кластерного анализа переменных, характеризующих типологию стрессоустойчивости сотрудников службы оказания психологической поддержки онкобольным

Как видно из представленной таблицы, распределение средних значений признаков стрессоустойчивости обусловило три группы сотрудников службы психологической поддержки онкобольным, у которых значения признаков выражены неоднородно.

В первом типе сотрудников службы оказания психологической поддержки онкобольным наблюдается хорошая выраженность признаков, определяющих эмоциональный компонент. В общении с клиентом сотрудникам данной группы хорошо понятно, что чувствует собеседник. Осознание другого, не прибегая к помощи рационального анализа, а посредством личностных ощущений позволяет моделировать действия пациента и выбрать адекватные стратегии поведения, успешно противостоять стрессу.

Полученные результаты кластерного анализа подтверждают научные открытия Дж. Риззолатти о важности иметь способность неосознанно «отражать» эмоции другого человека для понимания своих эмоциональных состояний и на этой основе выстраивать линию взаимодействия с ним, чтобы минимизировать ситуации, связанные с межличностными недоразумениями и конфликтами [12].

В своих профессиональных действиях и операциях представители данного типа предпочитают такие формы, как доброжелательность и контактность. Мягкие, доброжелательные формы поведения в общении с клиентами позволяют снизить накал агрессивных и деструктивных форм общения. Также у сотрудников данного кластера достаточно хорошо выражена нервно-психологическая устойчивость, что свидетельствует о способности выдерживать эмоциональные нагрузки, сохранять стабильность психических и психомоторных процессов в обстановке эмоциогенных воздействий. У этих сотрудников хорошо развит регулятивный механизм — габитуации. Данные психологи способны блокировать незначимую информацию, они перестают выделять отвлекающие стресс-факторы и сосредотачиваются на оказании психологической поддержки онкобольным. Благодаря высокой нервно-психологической устойчивости у данных сотрудников хорошо развита способность организма противостоять влиянию патогенных условий труда, они менее восприимчивы к воздействию негативных факторов внешней и внутренней среды.

Выделенные признаки равноудалены от центра распределения (Ϭ=0,11), это свидетельствует о гармоничности характеристик стрессоустойчивости сотрудников, составляющих данный кластер, т.е. сотрудниками службы психологической поддержки онкобольных свойственно в противостоянии стресс-факторам использовать все свои психологические ресурсы, а не применять только наиболее развитые.

Исходя из числовых показателей признаков первого типа можно сделать вывод о том, что субъектный профиль стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных представляет собой наиболее оптимальную группу, поскольку в ней наблюдаются наибольшие значения не только психологических признаков потенциала стрессоустойчивости, но и высокие значения психофизиологического компонента.

Мотивационные признаки сотрудников, входящих в первый кластер, умеренно представлены. Числовой показатель данных признаков говорит о том, что они демонстрируют умеренную активность при решении профессиональных обязанностей и тем самым могут сохранить свою работоспособность на протяжении всего рабочего времени.

Сотрудники, которые входят в этот тип, представляют собой группу более зрелых специалистов по оказанию психологической поддержки онкобольным, у которых сформированы навыки контроля собственных эмоций, они опираются на опыт и знания для принятия решения, при решении профессиональных задач могут использовать нестандартные приемы, творчество.

Отсутствие акцентуаций каких-либо признаков стрессоустойчивости свидетельствует о гармоничной сформированности способности противостоять стресс-факторам, которые обеспечивают успешное выполнение профессиональных задач данному типу сотрудников. Исходя из признаков, определяющих стрессоустойчивость, данный тип можно назвать «эмпатийно-уравновешенный, устойчивый», к нему относится 23% испытуемых (см. рис. 1).


Рис. 1. Распределение типов сотрудников службы психологической поддержки онкобольных по сформированности стрессоустойчивости (в %)

Во втором кластере наибольшее числовое значение имеют признаки, обуславливающие внутреннюю активность человека, направленную на достижение успеха (мотивация достижения успеха Х = 0,63 и ориентация Х = 0,58).

Эти числовые значения находятся на значительном расстоянии от середины распределения показателей признаков, определяющих стрессоустойчивость. Данное обстоятельство свидетельствует, что этой группе сотрудников свойственно гиперстремление к достижению успеха. Такие признаки, как «гибкость» и «автономность», имеют минимальные значения (соответственно, Х = 0,11 и Х = 0,14), т.е. сотрудники данной группы предпочитают действовать по уже сложившимся алгоритмам, тогда как ситуации в работе с онкобольными значительно шире существующего банка условий труда и заученные автоматизмы не всегда позволяют найти наиболее оптимальный вариант выхода из стрессовой ситуации.

Спецификой этой группы сотрудников является посредственная нервно-психологическая устойчивость. Стандартное отклонение значений признаков в границах кластера больше, чем в первом (Ϭ=0,14), это говорит о внутренней несбалансированности признаков, определяющих способность противостоять стрессогенным условиям профессиональной деятельности в данном типе. Для данной категории сотрудников службы психологической поддержки онкобольным свойственно большое внутреннее стремление достичь успеха, которое не в полной мере подкреплено действиями и операциями, которые испытывают затруднения в самораскрытии, консервативны в общении. Такая выраженность признаков ориентирует сотрудников службы психологической поддержки онкобольных на какое-либо одно психологическое свойство, обеспечивающее достижение успеха, что в свою очередь приводит к некой однобокости реагирования на стресс.

Ярко выраженное стремление к успеху в работе, желание добиться высоких результатов в труде часто не позволяет этим сотрудникам объективно оценить обстановку и принять эффективное решение, поскольку гипермотивированность на достижение успеха в профессиональной деятельности достаточно часто приводит к увеличению ошибочных действий (закон ЙерксаДодсона) и может снижать эффективность противостояния стресс-факторам труда. Данный тип сотрудников службы психологической поддержки онкобольных можно назвать «мотивационно-ригидный, колеблющийся», к нему принадлежит 47% сотрудников выборки. Такое значительное количество сотрудников, принадлежащих к данному типу, может быть объяснено тем обстоятельством, что значительная часть психологов в этот вид профессиональной деятельности приходит добровольно, в качестве волонтеров, и стремится удовлетворить свои альтруистические намерения в оказании помощи людям, страдающим онкозаболеваниями.

В третьем кластере — «импульсивно-лабильном, неустойчивом» — признаки, определяющие стрессоустойчивость, как и во втором типе, выражены неравномерно. Максимальные значения принадлежат признакам, входящим в практико-ориентированный компонент (спонтанность Х = 0,61 и гибкость Х = 0,59). Это свидетельствует, что для данной группы сотрудников свойственно действовать при общении с пациентами, опираясь на внутренние побуждения. Часто такие действия могут не иметь ничего общего с потребностями и переживаниями больного. В силу этого обстоятельства для данной группы сотрудников характерно непредсказуемое и порывистое поведение.

Стремление действовать по собственным представлениям и отказ осуществлять психологическую поддержку онкобольных по уже сложившимся алгоритмам часто приводит к выбору малоэффективных стратегий поведения, которые зачастую провоцируют конфликты. Это подтверждается минимальными значениями таких признаков в данном кластере, как управление своими и чужими эмоциями (Х = 0,11 и Х = 0,12). Нервно-психологическая устойчивость у сотрудников данной группы — низкая (Х = 0,16), это свидетельствует о том, что способности усиливать свою психическую активность, по сравнению с состоянием относительного покоя, весьма ограниченны. Стандартное отклонение значений признаков в границах кластера схоже с выраженностью данного показателя со вторым кластером (Ϭ=0,14). Это свидетельствует о внутренней несбалансированности признаков, определяющих стрессоустойчивость сотрудников службы психологической поддержки онкобольных. Данный тип составляет среднюю, по числовому выражению, группу сотрудников службы психологической поддержки онкобольных — 30%.

Таким образом, выявленные типы стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных, характеризующиеся спецификой сформированности психофизиологического и психологических компонентов (нервно-психологической устойчивости, мотивационного, эмоционального, практико-ориентированного), существенно дополняют теорию и практику психологии труда. В системе аттестации сотрудников службы психологической поддержки онкобольных, при приеме на работу новых сотрудников необходимо включить оценку качеств, определяющих стрессоустойчивость будущих кандидатов.

Библиография

  1. Приказ Министерства здравоохранения РФ «О порядке организации медицинской реабилитации в Российской Федерации» № 1705н от 29 декабря 2012 г.
  2. Бегун, И.А. Взаимосвязь стрессоустойчивости и успешности выполнения боевой задачи спасателями-пожарными / И.А. Бегун, Н.Н. Лепешинский // Чрезвычайные ситуации: теория и практика: материалы Междунар. науч.-практ. конф. курсантов, студентов и слушателей, Гомель, 16 мая 2013 г. / М-во по чрезвычайн. ситауциям Республ. Беларусь, Гомел. инженер. ин-т МЧС Респ. Беларусь; редкол.: И.И. Суторьма (науч. ред.) [и др.] Гомель: ГГТУ им. П.О. Сухого, 2013.-С. 191-192.
  3. Бережная, Н.И.Психофизиологические и психологические факторы профессиональной успешности оперативных сотрудников таможенных органов: автореф. дис. ... канд. психол. наук / И.Н. Бережная. – Ростов-на-Дону, 2007. – 22 с.
  4. Евенко С.Л. Густова Е.А. Погибенко Л.Б. Теоретическая модель стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных. Человеческий капитал. №11-2 (119). 2018. – С. 96-101.
  5. Евенко С.Л. Социально-психологические типы образовательной среды российских вузов. Вестник Московского государственного областного университета. 2011. № 3. Серия «Психологические науки». – С. 45-48.
  6. Евенко С.Л. Типология военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, совершивших отклонения в поведении. Вестник Академии военных наук. 2006. № 1 (14). – С. 138-140.
  7. Евенко С.Л., Погибенко Л.Б. Психологические компоненты стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных. Человеческий капитал. №3 (111). 2018. – С. 106-114.
  8. Катунин, А.П. Стрессоустойчивость как интегративный фактор совместной деятельности сотрудников служебных коллективов: автореф. дис. ... канд. психол. наук. / А.П. Катунин. – Москва, 2016. – 25 с.
  9. Михеева, А.В. Индивидуально-личностные предикторы стрессоустойчивости у мужчин и женщин: автореф. дис. ... канд. психол. наук / А.В. Михеева. – Москва, 2017. – 22 с.
  10. Шагарова И.В. Личностные детерминанты и типы копинг-поведения в ситуации потери работы: автореф. дис. … канд. психол. наук. Ярославль, 2008. – 23 с.
  11. Life after cancer: survivorship by the numbers. http://www.pinterest.com/pin/30891947419313292. AMS. Infographics. 2016.
  12. Rizzolatti G., Craighero L. The Mirror-Neuron System. Annual Rev. Neurosci. 27 (2004) 169-92.

Источник: Погибенко Л.Б. Психологические типы стрессоустойчивости сотрудников службы психологической поддержки онкобольных // Психология и психотехника. 2019. №1. С. 70–78. DOI: 10.7256/2454-0722.2019.1.28794

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

  • Психологические аспекты воспитательной работы с детьми, имеющими онкогематологический диагноз
    08.12.2023
    Психологические аспекты воспитательной работы с детьми, имеющими онкогематологический диагноз
    «Особенностью переживания жизнеугрожающего заболевания является то, что никто не может дать гарантию полного выздоровления. И это становится причиной постоянных душевных мучений, порождает различные фобии, повышает тревожность, невротизацию школьника».
  • «Онкопсихологу надо быть не только мужественным, но и иметь эмпатию, сострадание и чувствительность к боли»
    11.05.2023
    «Онкопсихологу надо быть не только мужественным, но и иметь эмпатию, сострадание и чувствительность к боли»
    К 20-летию Ассоциации онкопсихологов Северо-Западного региона России публикуем интервью Валентины Алексеевны Чулковой, председателя, Елены Викторовны Пестеревой, заместителя председателя, Маргариты Валерьевны Вагайцевой, исполнительного директора Ассоциации.
  • Телесность в онкопсихологии. Душа в поврежденном теле
    27.04.2023
    Телесность в онкопсихологии. Душа в поврежденном теле
    М.В. Вагайцева: «Мы не работаем с превентивной фазой, у нас нет идеи, что психика может каким-то образом профилактировать запуск онкологического заболевания».
  • Психологические ресурсы совладания с онкологическим заболеванием
    04.02.2023
    Психологические ресурсы совладания с онкологическим заболеванием
    «…исследование проблемы отношения к диагнозу показало, что онкологические больные, столкнувшись с заболеванием повторно, испытывают более выраженные ограничения на уровне физиологических и эмоциональных ресурсов в сравнении с первичными пациентами».
  • Методика экспресс-диагностики ПСАФ-аутодезадаптации
    12.02.2021
    Методика экспресс-диагностики ПСАФ-аутодезадаптации
    Профессор М.М. Соловьев рассказывает, как методика первичной экспресс-диагностики психо-социально-анатомо-функциональной аутодезадаптации может помочь молодым медицинским специалистам выявлять пациентов с психосоматической патологией…
  • Антивитальные переживания онкологических больных
    04.02.2021
    Антивитальные переживания онкологических больных
    Антивитальные переживания необходимо выявлять и корректировать в том случае, если они выходят за рамки экзистенциального кризиса, сопровождаются депрессивными реакциями и становятся фактором риска для суицидных тенденций…
  • Об онкопациентах, праве на жизнь и парадоксе человечности
    11.09.2019
    Об онкопациентах, праве на жизнь и парадоксе человечности
    «Любой человек живет, умирая, – каждый день неуклонно приближает его к последней черте. Задача же человека – умирая, жить. Болезнь, по старому определению, есть сужение, стеснение свободы – свободы жить. Медицина должна бороться с этим стеснением, чтобы жизнь оставалась максимально свободной. Медицина не знает целей индивидуальной жизни человека, она лишь очищает от завалов, расширяет дорогу, по которой должен идти человек. И каждый шаг ценен и важен, сколько бы их ни осталось – десять тысяч, сотня или один...» Из книги Н. П. Боброва «Сашенька. Последний год. Записки отца»
  • «Врачи – действительно люди». Онкопсихолог о парадоксе человечности
    10.09.2019
    «Врачи – действительно люди». Онкопсихолог о парадоксе человечности
    Я абсолютно убеждена, что поддувая «обиду» пациента на врача, самому пациенту мы ничем не помогаем. Парадокс «человечности» заключается в том, что самым человечным в ситуации отрицательной динамики заболевания является грамотное информирование пациента о реалиях ситуации. Этому можно научиться. Увиливание, избегание, предоставление избыточной информации, инициация ложных надежд – суть безграмотное взаимодействие и эмоциональный срыв специалиста...
  • Познание предельных глубин жизни. Книга отца о болезни дочери
    10.09.2019
    Познание предельных глубин жизни. Книга отца о болезни дочери
    «Наш ребенок своим мученическим уходом не закрыл, к сожалению, ту страницу книги судеб, где написано – «кончина детей». Горестно думать, но и другим родителям придется переносить это. В надежде на то, что сие малое и слабое свидетельство хоть чуть поддержит хотя бы некоторых из них на их крестном пути, я и пишу эти строки». Из книги Никиты Павловича Боброва «Сашенька. Последний год. Записки отца»...
  • Всем, кто способен услышать: «Что еще я должна сделать, чтобы выжить?»
    06.09.2019
    Всем, кто способен услышать: «Что еще я должна сделать, чтобы выжить?»
    «Меня зовут Василиса, мне 25, у меня 4-я стадия рака молочной железы, я лечусь от этого уже почти 3 года... Я очень хочу жить. И буквально чувствую, как вырываю у судьбы зубами еще один день жизни...» Оказываясь в беде, люди зовут на помощь — социальные сети позволяют звать громче. «Что еще я должна сделать, чтобы выжить?» — открытое письмо всем, кто способен услышать; крик о помощи, который был услышан членами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека...
  • XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
    06.06.2019
    XIII Саммит психологов: наша миссия – сохранить Человека
    2–4 июня 2019 года в Санкт-Петербурге проходил XIII Саммит психологов, который объединил более тысячи психологов из разных стран для обмена профессиональным опытом. Дискуссия в рамках открытого Форума психологов 2 июня была посвящена памяти выдающегося экзистенциального аналитика Александра Баранникова. Панельная дискуссия «Духовность. Сексуальность. Цифра. Куда уводят тренды?» задала участникам Саммита вектор работы по осознанию причин, направленности и последствий стремительных изменений в современном обществе для выполнения великой миссии: сохранить Человека...
  • Психологическая помощь пациентам с онкозаболеваниями
    18.05.2019
    Психологическая помощь пациентам с онкозаболеваниями
    В рамках Саммита психологов опытом поделится И.Р. Хусаинова, канд. психол. наук, и.о. доцента кафедры общей и прикладной психологии Казахского национального университета им. аль-Фараби, руководитель отдела психолого-социальной помощи КазНИИ онкологии и радиологии; финалист XX НК «Золотая Психея». «В каждом случае лечение подбирается индивидуальное, — пишет автор, — не является исключением и психологическая помощь. Но основа выздоровления у всех одинаковая – это не пассивное ожидание излечения, а активная, совместная с врачами борьба за здоровье»...
Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»