16+
Выходит с 1995 года
26 февраля 2024
Психологическая культура гуманизации образования

Реакционны все прогрессы, если рушится человек.
А. Вознесенский

Практики школьного, а нередко и высшего образования сетуют на то, что гуманитаризация, а следовательно, гуманизация образования ведет к вытеснению настоящих знаний, умений и навыков, необходимых современному специалисту. Приходилось слышать и совсем резкие высказывания: мол, разного рода «болтология» бесполезна, лишь отнимает время и препятствует прагматизму, сбивая молодежь с верного пути технократизма и достижения статуса востребованного специалиста в своей отрасли на рынке труда.

В частности, речь идёт о таких предметах социально-гуманитарного цикла в высших учебных заведениях, как философия, культурология, логика, политология, социология, религиоведение, история, психология.

Очевидно, критика отчасти уместна, но не потому, что само по себе существование таких предметов бесполезно или, тем более, вредно, а потому, что их содержание и методы не всегда концептуально упорядочены. То есть неясно, зачем они, скажем, программисту, физику-теоретику или экономисту, как он будет их применять в своей профессиональной деятельности? Даже сам этот, казалось бы, вполне естественный вопрос отражает сложившуюся тенденцию к прагматизации образования: в систему образования должно быть включено то, что потом с выгодой реализуется, продаётся. Человек, таким образом, воспринимается и позиционируется лишь как объект рыночных отношений.

Несомненно, такой образ вполне соответствует социальным стереотипам успешности, однако человек не всё презентует и выставляет на продажу — кое-что необходимо для внутреннего пользования, например, совесть, интимные чувства, глубокие переживания, некоторые психические состояния…

И его психологический комфорт, личностная гармония не всегда определяются исключительно атрибутами успешности на рынке труда и потребления.

В то же время вопрошение «зачем?» относительно содержания и методов обучения методологически дисциплинирует, поскольку действительно является смыслообразующим и целеполагающим основанием для любой осознанной деятельности, в том числе и образовательной.

Цель статьи — наметить основные задачи, модели и формы гуманизации образования.

Традиционное разделение образования на гуманитарное, техническое и естественно-научное можно было бы счесть одним из самых вредных анахронизмов, характерных для практики современной школы, в том числе высшей.

Нет сомнений относительно негативной семантической нагруженности понятия «анахронизм» (от греческого ana — обратно, против и chronos — время), трактуемого в современном словаре русского языка как «ошибка против хронологии, отнесение какого-либо события, явления к другому времени; внесение в изображение какой-либо эпохи несвойственных ей черт; пережиток старины» [1, с. 148].

Но насколько верно считать, что это анахронизм? Так ли уж давно появилось это разделение?

Точно не в Античный период, когда общим, хотя, вероятно, неосознаваемым методологическим принципом для разнородных философских школ была целостность, или нерасчлененность, того, что впоследствии было специфицировано в рамках разных наук. Можно назвать такой подход «синкретической» гносеологией. В Средние века спецификация предметных областей и научных отраслей (так же, кстати, как чёткое разделение ремесленных цехов), конечно, продвигалась, хотя и была завуалирована идеологией и практикой богословия как основы целостного подхода. В эпоху Ренессанса требования жизни вынуждали к более глубокому познанию частностей и к применению итогов этого познания в области потребления.

С другой стороны, возрождение античных подходов к целостности рождало титанов, стремящихся разобраться во всём, но уже на уровне предметного мира — так возникали идеи, изобретения и инновационные проекты, реализованные позже.

Новое время характеризуется переходом количества в качество: накопленные факты трансформировались в теории, концепции, а на практике — в машины, приспособления, вещи. В период новейшей истории фетишизация потребления определяет спрос на прагматизацию и технологизацию науки, что способствует сокращению дистанции между научными разработками и их внедрением.

Соответствующее таким потребностям образование также должно быть технологичным, направленным на формирование знаний, умений и навыков, позволяющих изобретать, доводить до производства и сбыта товары и услуги.

Таким образом, именно в наше время технология стала самоцелью образования, а затем и науки, вытеснив этику, то есть фильтрацию достижений через «сито» высших ценностей.

Отсюда внедрение в практику таких технологически «совершенных» орудий убийства, как атомная и водородная бомбы, газовые камеры… Этический релятивизм побеждает всегда, если ценностный подход сталкивается со свободным движением научной мысли, востребованной на рынке потребления.

Поиск ответов на вопросы «что есть мир, его явления и закономерности?» переместился в практическую область, и методология такого поиска определяется необходимостью научиться всё лучше и лучше делать вещи, пользующиеся спросом, а также продуцировать идеи, соблазняющие потребителя и тем самым стимулирующие спрос и производство.

Значит, технический и естественно-научный аспекты образования фактически становятся не просто главными, но единственными с точки зрения практической целесообразности.

В связи с этим и качество образования определяется в зависимости от того, насколько оно приближает получившего его человека к статусу Homo faber, успешно конкурирующего на рынке производства и сбыта товаров / услуг.

Гуманитарный аспект образования фактически становится бесполезен, точнее, его полезность определяется той мерой, в которой он может помочь человеку быть конкурентоспособным в обществе производства и потребления.

Однако мы знаем, что успешность далеко не всегда идентична конкурентоспособности или высокому социальному статусу. Страдают и плачут и богатые, и бедные, и образованные, и не очень. Плач и страдания бедных всего лишь более разнообразны, поскольку нищета, болезни, которые можно вылечить, невозможность развивать детей и прочие проблемы материального мира богатыми преодолены (хотя, разумеется, у некоторых есть страх потерять).

Личностные кризисы случаются у разных людей (и далеко не всегда кризисы конструктивно разрешаются улучшением психологического здоровья), а прямой связи с материальным статусом и даже стандартными показателями успешности может и не быть.

Разумеется, если человек с малых лет и до конца своих дней борется за выживание, то его мотивация и социальные установки направлены, в основном, на удовлетворение витальных потребностей, его цели определены и конкретны, а фрустрация не является экзистенциальной, а имеет бытовой характер. Отсутствие смыслов и целей, разрушающая личность пустота («экзистенциальный вакуум», «экзистенциальная фрустрация», в терминах В. Франкла) появляются тогда, когда в общей иерархии потребностей актуализируются и не находят удовлетворения потребности более высокого уровня, такие как самоуважение, уважение, принятие и любовь со стороны значимых других, стремление к творчеству, к самореализации.

Именно в плоскости личностного развития, самосовершенствования и гармонизации видится смысл (то есть ответ на вопрос «зачем?») гуманитарного аспекта образования — формирование гуманистических ценностных ориентаций, соответствующих установок, диспозиций и смыслов, способствующих движению личности к психологическому здоровью.

Но не только в рамках отдельных курсов, как бы противопоставляемых естественно-научному или техническому образованию, а внутри любого курса, в том числе, например, курса математики, биологии, программирования и так далее.

Собственно, именно о таком «сущностном образовании» писал полвека назад А. Маслоу: «…цель образования и предмет обучения — сам человек и цели гуманистические, то есть такие, которые отвечают целям человека, и среди них на первый план выступают «самоактуализация» человека, «вочеловечивание» человека, полное воплощение того, чего может достичь человек как представитель вида, что уже являют собой лучшие представители человечества. … Если образование будет устремлять человека к осознанию своих высших потребностей, к актуализации их, если оно будет способствовать самоактуализации человека, то очень скоро мы сможем наблюдать расцвет цивилизации нового типа» [2, с. 180, 207]. Таким образом, цель гуманизации образования заключается не только в «вочеловечивании» человека», но и в «вочеловечивании» общества.

Концептуальной динамической моделью гуманизации образования могла бы стать определённая последовательность действий, характеризующаяся движением от общего к частному (см. таблицу 1).

Формы такой работы могут быть очень разнообразны, например:

  • критический анализ существовавших и существующих в мире систем и методов гуманизации образования и затем осмысленное, точечное внедрение лучших, а главное, ментально не противоречащих нашей культуре и обществу образцов;
  • семинары, а ещё лучше тренинги (или иные формы активных методов обучения) по компаративистской культурологии или аксиологии;
  • актуализация личностной и профессиональной рефлексии и формирование профессиональной идентичности в рамках специально структурированных тренингов;
  • деловые игры по конструированию концептуальных основ и методов гуманизации образования (как для преподавателей гуманитарных, технических и естественно-научных дисциплин, так и для студентов);
  • организация работы студентов по поиску и презентации (публичные выступления, инсценировки, эссе) жизнеописаний людей, пришедших различными путями к личностной гармонии (и, напротив, примеры людей, внешне успешных, но страдающих разными формами дисгармоничности с собой, с миром…);
  • организация общения с современниками — гуманистически ориентированными людьми, достигшими вершин профессионализма без ущерба для личностного развития, и т.д.

В качестве примера предлагаем деловую игру «Цена ошибки», соответствующую второму этапу в динамической модели гуманизации образования (моделирование методологических и методических оснований для интеграции гуманитарной проблематики в учебную дисциплину, курс), а именно достижению концептуальной цели (соотнесение профессиональной направленности конкретной учебной дисциплины, курса с гуманитарной проблематикой) и технологической цели (поиск и разработка методов формирования профессиональной идентичности в её сотнесенности с личностной идентичностью, а также средств помощи в поиске смысложизненных ориентаций и целей). Игра проводилась для обучающихся 2-го курса по специальности 15.03.03 «Прикладная механика» (см. приложение).

Таким образом, разделение образования на естественно-научное и гуманитарное (стереотипное — на уровне ментальности и институциональное — на организационном уровне) неконструктивно и является препятствием как для личностного развития, так и для гуманизации общества. Гораздо более продуктивно включать гуманитарный аспект в каждую учебную дисциплину, гармонизируя, таким образом, не только образование, но и личностное развитие в единой ценностной системе «природа — мир — человек».

Естественно-научный аспект образования связан с поиском ответов на вопросы «почему?» и «каким образом?», что позволяет более технологически правильно реализовывать профессиональные задачи. Гуманитарный аспект образования связан с поиском ответов на вопрос «зачем?», что способствует более глубокому осознанию ценностно-смыслового компонента профессиональной деятельности и жизни в целом.

Цель гуманизации образования технологически выглядит как организованное в рамках учебного заведения взаимодействие преподавателей и обучающихся, способствующее формированию установок, направленных на обнаружение смыслообразующих оснований профессиональной деятельности и построение путей, позволяющих продвигаться к осмысленности, осознанности и гармоничности бытия.

Задачи гуманитарного образования — исследование, изучение и систематизация способов поиска смыслов и целей (в том числе в историческом плане, в рамках различных философских и религиозных традиций), в рамках классической и современной философии, постмодернистских течений в науке, литературе, искусстве.

Гуманизация образования должна основываться на предварительном концептуальном и технологическом моделировании содержания, этапности, целей, задач и форм этого процесса. Психологическая культура гуманизации образования проявляется в соответствии целей и задач этого процесса применяемым методам и техникам.

Приложение

Деловая игра «Цена ошибки»

Методология и процедура: участникам дается схема «Учет ошибок конструирования», в соответствии с которой обычно производится анализ конструктивных недостатков и ошибок при конструировании в рамках курса «Прикладная механика». После разделения обучающихся на 3 микрогруппы (по 5–7 человек в каждой) предлагается по этой же схеме, исходя из знаний и опыта, проанализировать:

  • любые исторические события;
  • ситуации межгруппового или межличностного общения;
  • поступки личности.

Каждая микрогруппа (команда) получает следующую инструкцию.

Прочитайте следующий текст и сотнесите с ним возможности переноса технических условий и заданий на иную сферу жизни (в соответствии с командным заданием).

Разновидностью общего метода конструирования на основе аналогов является метод анализа ошибок. Одно из основных правил конструирования гласит: «Найдите содержащиеся в конструкции недостатки и попытайтесь уменьшить их». При конструировании ошибки неизбежны. Они появляются из-за невнимательности, утомления, недостаточной квалификации проектировщика и по другим причинам. В зависимости от стадии проектирования могут возникать ошибки формообразования, компоновки, кинематической схемы; связанные с назначением материалов, выбором формы базовых деталей; в расчетах (прочности, жесткости, размерных цепей и др.); сборки, базирования, установки, силовой схемы; эстетического характера и др.

Явные и неявные ошибки. Ошибки могут быть явными (ошибки размеров, недостаточной прочности и др.) и неявными. Явные ошибки менее опасны, поскольку обнаруживаются, как правило, при изготовлении опытного образца. Неявные ошибки могут сказываться на работе в течение всего времени выпуска машины и поэтому более опасны. Скрытые ошибки при функционировании изделия могут ухудшать эксплуатационные показатели (точность, виброустойчивость и др.).

Силовой анализ предполагает изучение цепей, передающих движения от двигателя до исполнительного органа, восприятия нагрузок в разных направлениях, замыкания силовых цепей и др.

Анализ сборки содержит проверку условий сборки зубчатых колес, валов, подшипников, наличия компенсирующих звеньев, размерных цепей, поиск лишних звеньев, места подвода смазочного материала и др.

Анализ условий эксплуатации может содержать поиск ответов на вопросы типа:

  • что будет, если температура узла (вала, подшипника) будет расти (уменьшаться)?
  • чем воспринимаются рабочие нагрузки?
  • что будет, если прекратится подача смазки?
  • что будет при износе отдельных элементов, например, уплотнений, и т.п.?

Ошибки функционирования.

Ошибки формообразования.

Кинематические ошибки.

Ошибки компоновок.

Нерациональное восприятие нагрузок.

Нерациональные конструкции. Потенциальные ошибки конструирования связаны часто с недостаточным учетом технологичности (технологической рациональности).

Недостатки оформления чертежей. Значительное количество ошибок может быть связано с неправильной простановкой размеров в рабочих чертежах, несогласованностью характерных размеров сопряженных деталей и с другими причинами.

В итоге команды представляют свои проекты и обсуждают их.

Вопросы для обсуждения.

  1. Сложно ли вам было найти аналогии между технической системой и историческими событиями, системой человеческих отношений, личностью как системой?
  2. Есть ли польза от поиска таких аналогий? Что вам дал этот опыт? Для профессиональной деятельности? Для жизни вообще?
  3. Можете ли вы предложить подобные аналогии между техническими и гуманитарными системами?

Ниже приведен один из получившихся проектов (отредактированный автором настоящей статьи).

Историческое событие: революция 1917 года и её последствия.

Недостаточная квалификация проектировщика: Ленин, Троцкий и другие ведущие профессиональные революционеры в значительной степени были теоретиками. Они считали, что их идеологическая схема — коммунизм — это закономерный этап развития человечества, причем, высший этап, неизбежно наступающий после капитализма и империализма. Они полагали, что, в конечном счете, все человечество будет развиваться именно в этом направлении. Но они основывались не на практике, а лишь на идее и мечте. Очевидно, что они ошиблись, так как в настоящее время никакой общемировой тенденции движения к коммунизму не наблюдается. А там и тогда, где и когда коммунизм декларировался как достижение, итоги были или ужасны («культурная революция» времён Мао Цзэдуна в КНР, культ личности Ким Ир Сена в КНДР, «казарменно-аграрный коммунизм» режима «красных кхмеров» Пол Пота и Йенг Сари в «Демократической Кампучии»), или бессмысленны, как в Европе.

Недостатки оформления чертежей. Это был даже не чертёж, а эскиз, отдельные части которого были вообще слабо прорисованы, а кое-где виднелись лакуны. В начале его создания этот эскиз все время трансформировался, а затем стал жёсткой схемой, не отражающей реальную ситуацию. Именно поэтому конструкция, ставшая нежизнеспособной, в конце концов, рухнула.

Явные и неявные ошибки. Явной ошибкой была недооценка человеческой косности, точнее, того факта, что «новый человек», которого они хотели создать, не мог получиться из ничего или из какого-то нового материала. Конечно, идея овладела массами и была массовая вера в светлое будущее, идею всеобщего равенства и братства, был массовый героизм и беззаветная преданность. Но в основе оставался все тот же человек, которому ничто человеческое не чуждо, в том числе, эгоизм, стяжательство, обман, накопительство, зависть, невежество и проч. Иными словами, это была технологическая ошибка, связанная с материаловедением. Материал, который был в наличии, не слишком подходил для создания задуманной конструкции. Они также не учли сопротивления материала как отдельных людей, так и целых групп, а отсюда — гражданская война, саботаж и разруха. Не хватало и технологической рациональности, поэтому стали создаваться нерациональные конструкции: военный коммунизм, продразверстка, насильственная коллективизация, жесткое подавление инакомыслящих, концентрационные лагеря и проч. Скрытые ошибки при функционировании ухудшали эксплуатационные показатели (перманентные локальные кризисы в разных отраслях экономики, дефицит ряда товаров, непроизводительный труд, идеологические шатания и в конечном счете размывание и упадок идеи).

Кинематические ошибки связаны с постановкой стратегических и тактических целей, то есть с направлением движения. Поскольку стратегические планы были утопичны, то и тактическая линия партии все время была подвержена тряске и вилянию. Отсюда и знаменитая фраза: «Колебался вместе с линией партии».

Ошибки компоновок касались, в первую очередь, кадровой политики, номенклатурного распределения. «Кадры решают все», но здесь как раз не все было в порядке. Поэтому время от времени происходили «кадровые чистки» в самой жестокой форме. Иногда эти чистки дорого стоили Родине, например, чистки в Красной армии накануне войны.

Нерациональное восприятие нагрузок: считалось, что элементы конструкции (производительные силы, производственные отношения и люди, в них состоящие) выдержат не только любые физические, но и моральные нагрузки, то есть морально разрушающие нагрузки. Но и этого не произошло — не выдержали.

Силовой анализ показал, что суперцентрализированная экономическая система производства и распределения даёт сбой при передаче управленческих решений, а система тотального планирования работает на самоё себя и не имеет ничего общего с реальным потребительским спросом. Это привело к серьёзным проблемам в промышленности, сельском хозяйстве и способствовало непропорциональному развитию сырьевого производства, то есть добычи ископаемых.

Анализ сборки содержит проверку условий политической и экономической интеграции страны. В итоге революции территории, в том числе национальные анклавы, перекраивались по принципу «разделяй и властвуй», т.е. в результате ошибок формообразования через определённые интервалы времени стали накапливаться условия для межэтнических, межконфессиональных и межкультурных конфликтов. Впрочем, для их развития существовала и экономическая подоплёка.

Анализ условий эксплуатации экономики и человеческого капитала содержит поиск ответов на вопросы типа:

  • что будет, если накал противоречий будет расти?
  • как воспринимаются насилие и попрание прав личности, к чему это может привести?
  • что будет, если прекратится распределительная система?
  • что будет при износе отдельных элементов системы: экономики, идеологии?

Литература

  1. Ефремова Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка: В 3 т. – Т. 1. – М.: АСТ, 2005. – 360 с.
  2. Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. – СПб: Издательская группа «Евразия», 1997. – 430 с.

Источник: Черный Е.В. Психологическая культура гуманизации образования // Гуманитарные науки (г. Ялта). 2017. №4(40). С. 11–18.

Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»