16+
Выходит с 1995 года
14 апреля 2024
Сценарии жизни и социальные аксиомы представителей «Информационного» и «Нового» поколений

Введение

На социальную организацию поколений оказывают взаимовлияние общественные кризисы, представления о них, особенности воспитания и другие факторы. У представителей «Информационного» (1982–1999 г.р.) и «Нового» (2000–2017 г.р.) поколений существует возрастная дистанция, и они характеризуются различным миропониманием и мироотношением взрослых и молодых людей друг к другу (Howe, Strauss 1991; Микляева, Постникова 2019; Пищик 2019; Рикель 2019; Тан 2019; Сampbell, Twenge, Campbell 2017). У каждого поколения определена специфическая иерархия ценностей (Микляева, Постникова 2019; Пищик 2019), свои жизненные сценарии (Шутценбергер 2005), представления (Емельянова 2016) и др.

Фактически каждое поколение живет по своему выбранному историческому, социальному пути, объединяя различные жизненные сценарии представителей поколений. Структура процесса становления составляет основу жизненного сценария, формирующегося с опорой на представления о жизни и имеющийся опыт человека.

Проблема жизненного сценария личности рассматривалась отечественными психологами, такими как Рубинштейн (2012), Ананьев (2001), Гришина (2011), Карпинский (2019), Лукьянова (2012) и др., а также зарубежными учеными (Берн 2018; Сонди 2007 и др.). Мы предполагаем, что можно обнаружить и сценарии на уровне целого поколения.

Жизненные сценарии определяются как культурно разделяемые представления относительно порядка и времени жизненных событий в первичном жизненном цикле (Гришина 2011). Сценарии мало осознаются людьми, что утверждают все исследователи данного феномена, можно проследить это в исследовании Т.П. Емельяновой (Емельянова 2016). Согласно Э. Берну, жизненный сценарий является некоей бессознательной структурой, планом развития, управляющим жизнью человека и определяющим его поведение в важных жизненных аспектах (Берн 2018). В основе сценария лежит выбор, который делается в детстве. Схожей позиции в определении жизненного сценария придерживается А. Шутценбергер, представительница трансгенерационного подхода, понимая под этим явление самопрограммирования личности, основанное на выборе типа сценария предков (Шутценбергер 2005). По Л. Сонди (Сонди 2007), судьбу определяет выбор в пяти сферах: в любви, браке, дружественных отношениях, профессии, болезни, способе смерти. Это выбор возможностей в благоприятных условиях. Если обратиться к проблеме поколений, то усредненный сценарий жизни может быть понят как жизненный сценарий целого поколения. Сценарий жизни поколений понимается нами как образ жизненного пути, который задан изначально для группы определенного поколения. Жизненный путь наполнен выборами, которые акцентируют одни типы поколений и игнорируют другие. Смена ценностей поколений может приводить к смене жизненных сценариев ее представителей. Видимо, есть обратная зависимость.

Сценарный подход в меньшей степени рассматривался с позиции проблем поколений. Если можно выделить коллективную память, коллективную травму поколений, то можно и выделить сценарии жизни поколений.

Традиционно определение жизненного сценария объяснялось: ситуацией, чертами личности, воспитанием в семье и ценностями, принятыми в сообществе (Карпинский 2019). Однако поведенческие особенности далеко не всегда удается объяснить именно ценностями, хотя последние исследования определяют данную связь объясняемой значимостью ценности для человека (Lee, Bardi, Gerrans et al. 2021). Логично предположить существование и других типов психологических конструктов, которые могут обусловливать выбор жизненных сценариев: например, ожидания и верования (Leung, Bond 2004). М. Бондом и К. Леунгом была разработана исследовательская программа, направленная на изучение общих верований, обозначенных ими как «социальные аксиомы». Социальные аксиомы — это наиболее общие верования относительно других людей и самого себя, социального окружения, физического или духовного мира, и они являются главными в системе убеждений личности (Leung, Bond 2004). Их роль — это обеспечение выживания и деятельности личности в физическом и социальном мире.

Сегодня мало обобщающих исследований, изучающих жизненные сценарии и аксиомы представителей различных поколений. Актуальность определила цель нашего исследования — установить различия проявлений личностных особенностей, сценариев жизни и жизненных аксиом представителей «Информационного» и «Нового» поколений.

Материалы и методы

В проведенном под нашим руководством исследовании Л.А. Киевской объектом исследования выступили представители «Нового» поколения (45 девушек и 40 юношей в возрасте 19–23 лет, годы рождения с 1995 по 1999 гг.); представители «Информационного» поколения (50 женщин и 48 мужчин в возрасте 30–45 лет; годы рождения с 1973 по 1988 гг.).

Для определения личностных особенностей представителей поколения использовали «Многофакторный личностный опросник FPI (форма В)», которая была разработана И. Фаренбергом, Х. Заргом и Р. Гампелом, модификация А.А. Крылова и Т.И. Ронгинской (Практикум... 2003). Для выявления жизненных сценариев у представителей разного поколения нами был использован «Метод исследования жизненного сценария личности», разработанный С.П. Лукьяновой (Лукьянова 2012). Для определения жизненных аксиом у представителей разного поколения нами была использована «Методика исследования социальных аксиом», разработанная М. Бондом и К. Леунгом (Leung, Bond 2004).

Результаты и их обсуждение

Были выявлены различия в группах поколений по следующим социальным аксиомам: «Социальный цинизм» (с преобладанием у «Нового» поколения) (p=0,001); «Социальная сложность» (с преобладанием у «Нового» поколения) (p=0,00). Предполагаем, что полученные данные подтверждают особенности «Нового» поколения, которые характеризуются отстраненностью, дистанцированностью в отношениях и большими претензиями к партнеру (Сampbell, Twenge, Campbell 2017). Аксиомы «Религиозность» (p=0,00) и «Награда за усилия» преобладает у «Информационного» поколения (p=0,002). Данные подтверждаются тем, что представители «Информационного» поколения характеризуются завышенными ожиданиями (Пищик 2019). Социальная аксиома «Контроль над судьбой» снижена в равной степени у поколений. Этот результат можно объяснить сложной ситуацией в мире, характеризующейся высокой неопределенностью. Поэтому поколения не подтверждают возможность контролировать судьбу.

В группах поколений значительные различия выявлены по некоторым личностным чертам. У «Нового» поколения преобладает невротичность (p=0,001); спонтанная агрессия (p=0,05); депрессивность (p=0,02); раздражительность (p=0,02), открытость (p=0,04); экстраверсия-интроверсия (p=0,00). У «Информационного» поколения преобладает общительность (p=0,00); уравновешенность ((p=0,02); застенчивость (p=0,04). Как показывают исследования S.M. Campbell и коллег (Сampbell, Twenge, Campbell 2017), поколение IG действительно проявляет большую депрессивность.

Значительные различия выявлены по шкалам сценариев жизни. У «Нового» поколения преобладают характеристики сценария жизни «Персонализация» (p=0,07) и «Активность» (p=0,02). Эти результаты могут дать основание для прогнозирования активной жизненной позиции у представителей данного поколения, а еще большое стремление к уникальности, отделенности от других. У «Информационного» поколения в большей степени выражены следующие характеристики сценариев жизни: «Подчинение» (p=0,00); «Коллективистские» ценности (p=0,04); «Холодность» (p=0,02); «Рациональность» (p=0,02). Представленные данные могут свидетельствовать о том, что у данного поколения есть желание работать в коллективе, но холодность и рациональность могут отдалять их от других.

Выводы

Результаты исследования демонстрируют, что сценарии поколений можно складывать из принимаемых, выбираемых социальных аксиом, часто проявляющихся черт личности и модальностей сценарных направленностей. Поколение склонно к определенным сценариям, которые можно обобщить в один. Представители «Нового» поколения склонны видеть мир сложным и ненадежным, поэтому они проявляют индивидуализм, доминирование, активность в жизненном сценарии. Представители «Информационного» поколения смотрят на мир с тревогой, ожиданием лучшего. В этой связи они проявляют сценарий с такими параметрами, как коллективизм, подчинение и меньшая активность. Оба поколения уверены в неконтролируемости происходящего в мире. Сценарное направление исследований поколений представляется нам довольно перспективным.

Литература

  1. Ананьев, Б. Г. (2001) Человек как предмет познания. СПб: Питер, 288 с.
  2. Берн, Э. (2018) За пределами игр и сценариев. М.: Эксмо, 486 с.
  3. Гришина, Н. В. (2011) Жизненные сценарии: нормативность и индивидуализация. Психологические исследования, № 3 (17). [Электронный ресурс]. URL: http://psystudy.ru (дата обращения 27.04.2021).
  4. Емельянова, Т. П. (2016) Коллективная память о советском прошлом: назад в СССР? Психологические исследования, т. 9, № 47, c. 4.
  5. Карпинский, К. В. (2019) Смысложизненные задачи и состояния в развитии личности как субъекта жизни. Сибирский психологический журнал, № 71, c. 79–106.
  6. Лукьянова, С. П. (2012) Метод исследования жизненного сценария личности. Теоретическая и экспериментальная психология, т. 5. № 3, с. 55–61.
  7. Микляева, А. В., Постникова, М. И. (2019) Социально-психологическая структура межпоколенческих отношений студенческой молодежи. Социальная психология и общество, т. 10, № 2, с. 114–126. DOI:10.17759/sps.2019100209
  8. Пищик, В. И. (2019) Ментальность поколений в текучей современности. М.: ИНФРА-М, 150 с. DOI: 0.12737/monography_5ba0ee24675441.11909669
  9. Крылов, А. А., Маничев, С. А. (ред.), (2003) Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии. СПб.: Питер, 559 с.
  10. Рикель, А. М. (2019) Поколение как объект изучения социальной психологии: исследование на «своем поле» или на «ничьей земле»? Социальная психология и общество, т. 1, № 2, с. 9–18. DOI:10.17759/sps.2019100202
  11. Рубинштейн, С. Л. (2012) Человек и мир. СПб: Питер, 224 с.
  12. Сонди, Л. (2007) Судьбоанализ. М: Три квадрата, 480 с.
  13. Тан, Ф. (2019) Критический обзор исследований отношения к работе поколения Z в Китае. Социальная психология и общество, т. 10. № 2, с. 19–28. DOI: 10.17759/sps.2019100203
  14. Шутценбергер, А. А. (2007) Синдром предков: Трансгенерационые связи, семейные тайны, синдром годовщины, передача травм и практическое использование геносоциограммы. М.: Психотерапия, 252 с.
  15. Сampbell, S. M., Twenge, J. M., Campbell, W. K. (2017) Fuzzy But Useful Constructs: Making Sense of the Differences Between Generations. Work, Aging and Retirement, vol. 3 (2), pp. 130–139. DOI: 10.1093/workar/wax001
  16. Howe, N., Strauss, W. (1991) Generations: The History of America’s Future, 1584 to 2069. New York: William Morrow & Company, 538 р. DOI: 10.1016/j.learninstruc.2010.12.001
  17. Lee J., Bardi A., Gerrans P. et al. (2021) Are Value-Behavior Relations Stronger than Previously Thought? It depends on value importance. [Preprint]. DOI: 10.31234/osf.io/hyn2e
  18. Leung K., Bond, M. H. (2004) Social axioms: A model for social beliefs in multicultural perspective. Advances in Experimental Social Psychology, no. 36, pp. 119–142. DOI: 10.1016/S0065- 2601(04)36003-X

Источник: Пищик В.И. Сценарии жизни и социальные аксиомы представителей «Информационного» и «Нового» поколений // Герценовские чтения: психологические исследования в образовании. 2021. №4. С. 501–506. DOI 10.33910/herzenpsyconf-2021-4-62

В статье упомянуты
Комментарии
  • Лариса Анатольевна Улькина
    04.02.2023 в 05:27:32

    Сам автор нарушает границы заявляемых поколений, т.е. если в начале, видимо, по теории, "информационное поколение" ограничивается 1982 и 1999 гг. ("У представителей «Информационного» (1982–1999 г.р.) и «Нового» (2000–2017 г.р.) поколений существует возрастная дистанция...), то в разделе "методология" в "новое" поколение попали люди 1995-1999 г.р., которые должны были бы быть "информационным" поколением, а в "информационное" поколение - рожденные даже в 1973 г., что вообще выходит за установленные в теоретической части рамки ("В проведенном под нашим руководством исследовании Л.А. Киевской объектом исследования выступили представители «Нового» поколения (45 девушек и 40 юношей в возрасте 19–23 лет, годы рождения с 1995 по 1999 гг.); представители «Информационного» поколения (50 женщин и 48 мужчин в возрасте 30–45 лет; годы рождения с 1973 по 1988 гг.)".

    К моему читательскому сожалению, эта путаница автора в ключевых определениях делает всю статью недостоверной.

      , чтобы комментировать

    • Влада Игоревна Пищик
      Влада Игоревна Пищик
      Ростов-на-Дону
      06.02.2023 в 17:53:35

      Лариса Анатольевна, спасибо за внимательное прочтение статьи. Да подтверждаю нашу ошибку.

        , чтобы комментировать

      , чтобы комментировать

      Публикации

      Все публикации

      Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

      Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»