16+
Выходит с 1995 года
17 апреля 2024
На пути к вершинной психологии: практики поддержки саморазвития личности (на примере драматической импровизации)

Наша психология — вершинная психология (определяет не «глубины», а «вершины» личности).
Л.С. Выготский

«Мы за психотерапию, но не только за неё», — выдвигает Л.С. Выготский в «Записных книжках» (Выготский, 2018, с. 552) тезис, принципиально важный для практической психологии личности. Вершинная психология, на создание которой нацелен автор культурно-исторической теории, предполагает и «вершинные» практики работы с личностью — в дополнение к практикам «глубинным», в частности, к глубинной психотерапии, и к практикам «поверхностным», скажем, ориентированным на ситуативную помощь в решении текущих жизненных затруднений. «Вершинные» — т.е. поддерживающие движение личности к тем или иным вершинам, ставящие цель фасилитации развития и саморазвития личности (в том числе — и личности вполне взрослого во всех смыслах этого слова человека), а не только помощи человеку в восстановлении «нормальной» жизни. Разумеется, грань между практиками помощи (прежде всего, психотерапией и психологическим консультированием) и практиками развития (к ним можно отнести группы личностного роста, практики работы с искусством, развивающее консультирование) достаточно условна и между ними возможны взаимопереходы, однако цели и позиция психолога в них не вполне совпадают (подр. см. Патяева, 2015а).

«Вершины» личности могут пониматься по-разному. Психология здесь так или иначе обращается к философии, искусству или религии и активно взаимодействует с ними — «вершинные» практики работы с личностью могут быть укоренены в каждой из этих культурных сфер. Но ведь искусство, философия и религия и без психологии являют собой сферы особого рода практической работы с личностью, ориентированной именно на ведение личности к тем или иным образом понимаемым духовным вершинам. В частности, в «Психологии искусства» Л.С. Выготский констатирует, что опыт встречи с художественным произведением «раскрывает путь и расчищает дорогу самым глубоко лежащим нашим силам; … действует подобно землетрясению, обнажая к жизни новые пласты» (Выготский, 1986, с. 319). И ещё этот опыт «заставляет нас стремиться поверх нашей жизни к тому, что лежит за ней» (там же). Могут ли «вершинные» психологические практики работы с личностью добавить нечто принципиально важное, скажем, к опыту встречи с произведением искусства? Могут ли они существенно обогатить этот опыт и создать новые возможности для развития и саморазвития личности «по вертикали»?

В настоящей статье мы попытаемся ответить на этот вопрос на основе нашего опыта работы методом драматической импровизации, развиваемым автором настоящей статьи начиная с 2012 года (см. Патяева, 2015б, 2018, 2019). Драматическую импровизацию удобно описывать с помощью метафоры путешествия — это своеобразное путешествие группы людей в миры, рождающиеся в момент встречи и взаимопроникновения жизненных миров каждого из участников с миром художественного произведения. Говоря более строго, драматическая импровизация есть метод групповой личностной работы, соединяющий в себе чтение художественного произведения (или отрывка из него) и своеобразную творческую ролевую игру в эмоционально-смысловом пространстве, создаваемом этим произведением — например, «Антигоной» Софокла или «Антигоной» Ж. Ануя, «Кукольным домом» Г. Ибсена или «Анной Карениной» Л.Н. Толстого, «Розой Парацельса» Х.Л. Борхеса или «Королём Лиром» Шекспира. Вставая на место того или иного персонажа и взаимодействуя с другими действующими лицами, мы получаем возможность прожить происходящее из разных жизненных перспектив, возможность сыграть, опробовать и пережить разные поступки и различные варианты развития событий. Такого рода игра помогает человеку как осмыслять актуальные перипетии своего жизненного опыта, так и выходить за пределы этого опыта, определяя себя в тех жизненных ситуациях, с которыми в своей повседневной жизни он ещё не сталкивался (или которые он ещё не выделил из потока опыта и не осознал в качестве важных). Стратегическая цель этого способа работы состоит в создании максимально благоприятных условий для личностных открытий, больших и малых, и, как правило, для каждого участника своих.

Практика драматической импровизации предполагает шесть основных этапов. На первом из них задача ведущего состоит в создании в группе психологической атмосферы принятия, доверия и свободного действия, атмосферы, в которой участники игры могут настроиться друг на друга и на себя самих. Вторым этапом выступает совместный выбор произведения (или нескольких произведений). Далее начинается своего рода «разбег», совместное порождение того эмоционально-смыслового пространства, в котором будет разворачиваться игра, — это чтение произведения, обычно по ролям (3-й этап) и разговор о переживаниях, мыслях и чувствах, возникших в качестве отклика на прочитанное (4-й этап). Наконец, центральным событием становится собственно драматическая импровизация, когда участники входят в роли персонажей и начинают играть, создавая здесь и сейчас то, чего минуту назад ещё не существовало (5-й этап). Варианты игры могут быть разными — можно играть, читая текст произведения и вкладывая себя в интонации, жесты, движение и взаимодействие с другими персонажами; можно разыгрывать те же сцены без текста, вкладывая в уста героев свои собственные реплики, рождающиеся в процессе игры; можно играть продолжение прочитанного или же альтернативные версии, возникающие по ходу действия. Заключительным, 6-м, этапом становится осмысление собственного опыта — как в формате итогового обсуждения, так и в последующих размышлениях участников, не ограниченных временем совместной работы.

Спектр личностных результатов, которые описывают участники драматической импровизации, достаточно широк — от изменения понимания художественного текста и его героев до открытия в себе новых возможностей и переживаний; от желания прочитать произведение целиком до изменения своей позиции в значимых ситуациях, более глубокого осознания самого себя, большего понимания и принятия других людей; от появления ответов на те или иные жизненные вопросы до рождения новых важных вопросов, освобождения от того, что уже отжило, и выхода из повседневности в пространство более глубокой жизни.

Что может добавить опыт участия в драматической импровизации к встрече человека с самим произведением? Например, с классической пьесой Шекспира, живущей в культуре не только в форме текста, но и в виде спектаклей и фильмов на самые разные вкусы? Прежде всего, стоит отметить, что драматическая импровизация не является альтернативой чтению произведений или просмотру спектаклей и фильмов. Скорее, она усиливает и обогащает впечатления человека от «обычного» восприятия произведения искусства — настолько, что опыт встречи с произведением становится действительно подобен землетрясению, обнажающему к жизни огромные пласты души. Книга оказывается духовным инструментом в понимании М.К. Мамардашвили (2009, с. 614–615), а способ работы с этим «инструментом» обогащается, значительно расширяя его возможности. Ключевым моментом оказывается личный опыт участия, опыт активного и творческого проживания сюжета изнутри, обеспечиваемый переходом человека из позиции читателя или зрителя в позицию участника действия, в позицию исполнителя и автора. И тогда произведение начинает жить в нас и «читать» наш собственный опыт, как это описывает М.К. Мамардашвили (2009) в отношении своего опыта чтения Пруста. И через драму, скажем, дочери короля Лира кто-то проникает в драму своих собственных отношений со своими родителями и задумывается о своих (прошлых и будущих) действиях в этой драме. А тот, кто выбрал и сыграл роль королевского шута, вдруг открывает такие возможности свободы в своей жизни, о которых он прежде не подозревал. Ещё кому-то трагический путь Лира от «бытия королём» к «бытию человеком» позволяет увидеть себя «цепляющимся за корону» и упускающим свою жизнь… Как точно выразила одна участница, описывая свой опыт, «в ходе занятия у меня возникли такие вопросы, поиск ответов на которые может занять всю жизнь».

В заключение, переходя от драматической импровизации к «вершинным» практикам работы с личностью в целом, обозначим тезисно те их ключевые особенности, которые позволяют им создавать новые возможности для развития личности «по вертикали».

1. «Вершинные» психологические практики опираются на базовые культурные практики: искусство, философию или религию, — и так или иначе фокусируют работу, совершаемую методами базовой культурной практики, на том, что актуально для данного человека здесь и сейчас, тем самым её дополняя, расширяя, обогащая и углубляя.

2. «Вершинные» психологические практики являются принципиально гибкими и их конкретные результаты каждый раз уникальны, завися и от выбора конкретного произведения (или конкретного фрагмента того или иного религиозного учения, или философского текста), и от индивидуального пути каждого участника в пространстве совместной работы.

3. Принципиальными условиями достижения действительно значимых личностных результатов является активная позиция участников работы и наличие у них возможности действовать свободно.

4. Ещё одним существенным условием действительно значимых личностных изменений у участников «вершинных» психологических практик является прохождение самим психологом-ведущим своего собственного личностного пути внутри «совместного путешествия» — в этом ведущий похож на шерпа, выступающего проводником и носильщиком в высокогорном восхождении, и должен, подобно остальным участникам восхождения, каждый раз целиком проходить весь путь к вершине.

Список литературы

  1. Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Искусство, 1986.
  2. Записные книжки Л.С. Выготского. Избранное / под общ. ред. Е. Завершневой, Р. Ван дер Веер. – М.: Канон+, 2018. – 608с.
  3. Мамардашвили М.К. Искусство и личность. // Психология личности. Хрестоматия / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея, В.В. Архангельской. М., 2009. С. 613-618.
  4. Патяева Е.Ю. Практики саморазвития личности в изменяющемся мире // Психологические исследования. 2015а. Т. 8, № 41. С. 9. URL: http://psystudy.ru (дата обращения 15.10.2019).
  5. Патяева Е.Ю. Драматическая импровизация: практика поддержки саморазвития личности // Журнал практического психолога, 2015б, №3. С. 175-197.
  6. Патяева Е.Ю. Мастерская саморазвития личности. // Mobilis in mobili: личность в эпоху перемен / Под ред. А. Асмолова. - М.: Изд. Дом ЯСК, 2018. С. 501-529.
  7. Патяевеа Е.Ю. Драматическая импровизация как духовная практика. // Седьмая Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: Материалы сообщений / Под ред. Д.А. Леонтьева, А.Х. Фам. - М.: Смысл, 2019. С. 72-79.

Источник: Патяева Е.Ю. На пути к вершинной психологии: практики поддержки саморазвития личности (на примере драматической импровизации) // Психология личности: культурно-исторический подход. Материалы XX Международных чтений памяти Л.С. Выготского. Том 2. М.: Левъ, 2019. С. 90–96.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»