Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь

Способ прикладной психодиагностики, реализованный посредством технологий виртуальной реальности

/module/item/name

За последнее десятилетие в психологические исследования активно внедряется новая экспериментальная технология «виртуальной реальности» (VR). К настоящему времени ее эффективность подтверждена данными медицины, нейропсихологии, когнитивной и социальной психологии [1]. Технология виртуальной реальности оснащает экспериментальную психологию методами, имеющими ряд отличий от традиционных лабораторных инструментов. Активная дискуссия относительно положительных и отрицательных особенностей систем VR велась и ведется практически во всех обзорных и экспериментальных работах, ей посвященных [14; 15; 16; 17; 18; 19].

Виртуальная реальность становится важной составляющей повседневной жизни современного человека. Развитие и распространение информационных технологий, которое затрагивает все сферы человеческой деятельности и жизни в целом, не могло не стать предметом междисциплинарных исследований на стыке психологии и комплекса наук, целью которых является разработка новых программных продуктов, облегчающих жизнь человека путем автоматизации привычной деятельности [6; 7; 8].

Во всем мире разработкам технологий интеллектуального управления уделяется большое внимание. Анализ публикаций показывает, что проводимые в России и за рубежом научно-исследовательские программы, комплексные проекты и отдельные работы по разработке средств и методов управления интеллектуальными роботами специального, промышленного, медицинского, бытового и другого применения актуальны и востребованы [9; 12]. Применяются в практической деятельности интернет-сервисы для организации учебной работы и сетевого взаимодействия [2; 3].

С целью повышения качества подготовки специалистов в области профессий экстремального профиля является актуальным применение современных информационных технологий, создание и изучение моделей поведения человека в сложной экстремальной ситуации [4; 5; 10; 11].

Одной из ведущих проблем в психодиагностическом процессе до сих пор остается «человеческий фактор». Во-первых, это организация эксперимента: при планировании поочередного исследования группы лиц факт точного воспроизведения экспериментальных условий сводится к нулю, что, в свою очередь, не может не сказаться на результатах. Во-вторых, это влияние личности экспериментатора на процессы обработки и анализа данных, где не представляется возможности исключить субъективность и установочное поведение по отношению к определенным испытуемым.

Цель — разработка и создание аппаратно-программного комплекса в профотборе персонала с использованием VR-технологий для прогноза эффективной профессиональной деятельности.

Исходя из поставленной цели были сформулированы следующие гипотезы.

  1. Создание аппаратно-программного психодиагностического комплекса с использованием VR-технологий сохранит валидность входящих в него психодиагностических методов исследования (согласно цели и задачам исследования) и отразит реальное состояние психических процессов, свойств и состояний испытуемого.
  2. Реализованные в VR психодиагностические методы позволяют оценить состояние других (не предполагаемых) психических процессов, свойств и состояний испытуемого, валидность которых будет подтверждена в ходе актуального психодиагностического исследования.

Выборка

Обследованы 96 человек в двух группах сравнения, из которых 56 женщин и 40 мужчин, средний возраст составил 33 ± 5 лет. 1 группа — работники контакт-центра МТС (35 человек), 2 группа (61 человек) — условно здоровые лица аналогичного пола и возраста, не состоящие на диспансерном учете и не предъявляющие жалоб со стороны здоровья.

Методы исследования

Классическое психодиагностическое исследование представлено было следующими методами: методикой запоминания 10 слов по А.Р. Лурии, методикой «Ведущий канал восприятия» (С. Ефремцев), методикой «Толкование пословиц» и «Сложные аналогии» (С.Я. Рубинштейн), вербальным фрустрационным тестом (Л.Н. Собчик), нейропсихологическими методиками оценки состояния зрительного и слухового гнозиса по А.Р. Лурии, методикой оценки уровня притязаний по Хоппе, корректурной пробой, таблицами Шульте.

Авторский аппаратно-программный психодиагностический комплекс с использованием очков виртуальной реальности с интегрированным диагностическим комплексом из 6 субтестов для психологической диагностики состояния процессов памяти, внимания, мышления, типа и направления эмоциональных реакций в ситуации фрустрации, уровня притязаний (его адекватности), успешности и оперативности переключения между каналами восприятия.

Методы статистического анализа (коэффициент ранговой корреляции Спирмена). Для статистического анализа результатов, не представленных количественными значениями, был использован метод перевода, предложенный А.Р. Лурией, предполагающий присваивание 4 типов оценок в соответствии с характером и успешностью выполнения задания (0 — отсутствие нарушений, 1 — легкие, 2 — умеренные, 3 — выраженные нарушения).

Исследование проходило в несколько этапов, первый из которых аналитический. Он был посвящен анализу и отбору методов психодиагностики, отвечающих целям исследования, с учетом возможности их интеграции в VR-среду.

Второй этап — адаптация выбранных психодиагностических методов в VR-среду с учетом сохранения валидности и стандартизированности как самого метода, так и процедуры проведения. Создание аппаратно-программного комплекса с использованием очков виртуальной реальности с интегрированным диагностическим комплексом из 6 субтестов для психологической диагностики состояния процессов памяти, внимания, мышления, типа и направления эмоциональных реакций в ситуации фрустрации, уровня притязаний (его адекватности), успешности и оперативности переключения между каналами восприятия.

Третий этап — настоящее исследование, целью которого была валидизация всех использованных методов психодиагностики в виртуальной реальности. Испытуемым предлагалось пройти сначала исследование с применением очков виртуальной реальности (с интегрированным диагностическим комплексом из 6 субтестов), а затем классическое психодиагностическое исследование стандартизированными и валидными методами.

Аппаратно-программный комплекс с использованием очков виртуальной реальности с интегрированным диагностическим комплексом из 6 субтестов для психологической диагностики состояния процессов памяти, внимания, мышления, типа и направления эмоциональных реакций в ситуации фрустрации, уровня притязаний (его адекватности), успешности и оперативности переключения между каналами восприятия представлен в следующем порядке.

Субтест №1 состоит из 2 частей (рис. 1).

Цель — исследовать особенности восприятия и поведения человека в состоянии фрустрации.

В первой части испытуемому предлагается классическая классификация геометрических фигур разных форм и цветов в комплементарные условиям группы (корзины); во второй — объектами для классификации выступают уже слова, а основанием — части речи. Во время выполнения задания по классификации объектов, предъявляемых в зрительный канал восприятия, испытуемому предлагается на слух воспринимать рассказ. После выполнения этапов классификации требуется ответить на вопросы, целью которых является оценка процессов памяти за счет актуализации сведений, отраженных в предъявляемых аудиально текстах.


Рис. 1. Изображение субтеста №1, демонстрируемое пользователю в очках

Субтест №2. Адаптация метода рисуночных ассоциаций С. Розенцвейга в виртуальную среду (рис. 2).

Цель — диагностика эмоционального реагирования и фрустрационной толерантности клиента с учетом возможности их интеграции в VR-среду.


Рис. 2. Изображение субтеста №2, демонстрируемое пользователю в очках

Изображения остаются авторские, а в качестве ответов предлагается выбрать один из 9 предложенных. Варианты ответа выбраны из таблицы типичных ответов (учитывающие все типы и направления реакций), предложенных Л.А. Ясюковой [13].

Субтест №3. Это адаптация хорошо зарекомендовавшего себя в патопсихологии метода соотнесения фраз и пословиц, описанного С.Я. Рубинштейн (рис. 3).


Рис. 3. Изображение субтеста №3, демонстрируемое пользователю в очках

Цель — анализ успешности интеграции разных репрезентативных систем восприятия. Разделены каналы восприятия тестовых стимулов: варианты фраз представляются в зрительный канал восприятия (списком), а сами пословицы предлагается воспринимать на слух.

Субтест №4 (рис. 4) представлен визуализацией жилого помещения, включающего в себя 4 комнаты (спальня, кухня, гостиная, детская). В начале испытуемому задается инструкция, указывающая на специфику предстоящей деятельности, включающая в себя также порядок прохождения комнат.


Рис. 4. Изображение субтеста №4, демонстрируемое пользователю в очках

Само задание состоит в поиске и сортировке предметов на предложенных столах внутри комнат. Так, в гостиной будет расположен стол со множеством пультов, различающихся незначительными признаками, такими как цвет некоторых кнопок. Дается инструкция (две — зрительно, две — устно) систематизировать предметы по заданному критерию (расположить относительно стороны стола или просто оставить на столе только предметы, отвечающие заданному критерию).

Субтест №5. Это вариант методики Струпа (рис. 5). Испытуемому предлагается указывать цвет, которым напечатано слово. Этапов ее прохождения — 4. Первый направлен на ориентировку в условиях задания и оценку своих возможностей (скорости, числа ошибок), последующие нацелены на оценку уровня притязаний. Во время второго прохода испытуемый сам выбирает время и число слов. В третьем проходе моделируется ситуация неуспеха (без предупреждения сокращается время). Цель — оценка адекватности уровня притязаний (факт и направление коррекции после неудачи).

 


Рис. 5. Изображение субтеста №5, демонстрируемое пользователю в очках

Субтест №6 повторяет по своей сути первый (рис. 1). Только представлен он лишь вариантом классификации фигур в зрительном пространстве с предъявлением на слух текста и последующей проверкой эффективности его запоминания. Цель — проверка врабатываемости и эффективности научения.

Классическое психодиагностическое исследование, предлагаемое испытуемым после прохождения субтестов в VR-очках (между этими диагностическими этапами испытуемым предоставлялось время для отдыха), было представлено таблицами Шульте, методикой запоминания 10 слов по А.Р. Лурии, методикой «Ведущий канал восприятия» (С. Ефремцев), методиками «Толкование пословиц» и «Сложные аналогии» (С.Я. Рубинштейн), вербальным фрустрационным тестом (Л.Н. Собчик), нейропсихологическими методиками оценки состояния зрительного и слухового гнозиса по А.Р. Лурии, методикой оценки уровня притязаний по Хоппе, корректурной пробой.

Полученные результаты

Выявлены следующие взаимосвязи между полученными диагностическими параметрами, предполагающие обоснование валидности использованных в VR-среде адаптированных методик.

Взаимосвязаны (rs = 0,788 при p≤0,001) психодиагностические показатели испытуемых, успешно справившихся с частью задания субтеста 4, в которой необходимо было сортировать предметы по инструкции, представленной зрительно, и показатели «Визуальный канал восприятия» в методике «Ведущий канал восприятия» (rs = 0,791 при p≤0,001). Взаимосвязь (rs = 0,898 при p≤0,001) между успешностью выполнения задания по аудиальной инструкции и обнаруженным ведущим аудиальным каналом восприятия. Также у группы испытуемых с ведущим аудиальным каналом восприятия было меньше ошибок при выполнении субтеста 1 на восприятие текста (rs = 0,801 при p≤0,001). Взаимосвязаны также показатели успешности выполнения частей субтеста 4, в которых инструкция давалась аудиально, и показателей, отражающих наличие и уровень нарушений слухового гнозиса (rs = -0,671 при p≤0,05).

Значения показателей «Эффективность работы» в методике Шульте и количество баллов в методике «Корректурная проба» коррелируют с оценками, отражающими успешность выполнения субтестов 1, 3, 5 и 6 (rs=0,793, rs=0,803, rs = 0,745 при p≤0,001; rs = 0,601 при p≤0,05, соответственно).

Успешность выполнения субтестов 1, 2, 4 связана с показателями, отражающими наличие нарушений зрительного гнозиса (rs = -0,885 при p≤0,001).

Баллы, полученные за успешное выполнение патопсихологических методик «Толкование пословиц» и «Сложные аналогии», коррелируют с показателями успешности выполнения субтеста 3 (rs = 0,856 при p≤0,001; rs = 0,673 при p≤0,05).

Подтвердил свою валидность субтест №4 также наличием взаимосвязи между успешностью его выполнения и величиной показателя «Психическая устойчивость» методики «Таблицы Шульте» (rs = 0,723 при p≤0,05).

Показатели эффективности выполнения методики «Запоминание 10 слов» взаимосвязаны с успешностью выполнения субтестов 1, 3 и 6 (rs = 0,643, rs = 0,672, rs = 0,699 при p≤0,05 соответственно).

Анализируя результаты выполнения методики оценки уровня притязаний по Хоппе и показатели, отражающие состояние и характер уровня притязаний в субтесте 5, можно заключить, что данные показатели не взаимосвязаны (rs = 0,189).

Приведенные результаты статистического анализа взаимосвязей между двумя группами методов (адаптированными и разработанными для VR и классическими стандартизированными) дают косвенные основания сделать вывод об относительной валидности заявленных диагностируемых показателях.

Стоит упомянуть, что указанные здесь субтесты были отобраны из первоначальных 10, 4 из которых не показали убедительной взаимосвязи между предположительно диагностируемыми параметрами и показателями, полученными в стандартизированном исследовании валидными методами.

После подтверждения адекватности и валидности разработанных методов для конечного потребителя была разработана система оценки по кластерам, сформированным из разных показателей успешности выполнения частей субтестов, таким как «Коэффициент, отражающий быстроту и эффективность переключения внимания между разными каналами восприятия», «Коэффициент, отражающий успешность адаптации и степень врабатываемости», «Коэффициент, отражающий вероятность негативного влияния на профессиональную деятельность личностных качеств и свойств».

Заключение

Вопрос применения компьютерных методов в психодиагностике дискутабелен, но применение методов, адаптированных в VR-среду, набирает все большую популярность. Здесь можно найти и симуляторы специфических сред для тренировки и адаптации, и узкоспециализированные тренажеры для отработки алгоритмов действий. Специфичность психодиагностических методов не всегда позволяет интегрировать их в среду виртуальной реальности. Более того, это не всегда оправданно ввиду, как минимум, сложности самого диагностического процесса, который подразумевает обязательное взаимодействие двух людей. Но время диктует свои вызовы, и, в частности, сфера прикладной психодиагностики в кадровой службе активно развивается в последние несколько лет. Это связано, в первую очередь, с тенденцией к более узкой специализированности и направленности практической деятельности будущих сотрудников, а также объективизацией специфических личностных качеств и уровня развития тех или иных когнитивных процессов, которые помогут ему успешно справляться с такой деятельностью. Представленный метод не подразумевает «выдачи заключений» и «постановки диагнозов», это лишь способ поддержки в принятии решений, в данном случае — о целесообразности и оправданности принятия на работу сотрудника.

Дизайн и программа поисково-исследовательской деятельности применения VR-методов в психодиагностике имеет некоторые преимущества, главные из которых — сведение к минимуму субъективного влияния экспериментатора в процессе проведения психодиагностического эксперимента и автоматизация всего процесса психодиагностического эксперимента, которая подразумевает организацию абсолютно одинаковых условий для всех испытуемых, касаемо характера и специфики предъявления стимулов, регистрации ответов и подсчета результатов.

Отдельно стоит также упомянуть, что процесс интеграции психологии, а именно психологической диагностики, в компьютерную среду требует активного сотрудничества идейных вдохновителей (психологов) и исполнителей задуманного программного продукта — инженеров, программистов, дизайнеров.

Авторы не выступают за идею полной замены, адаптации и реализации всего психодиагностического процесса посредством компьютерных методов. Есть много сфер клинической психодиагностики, где незаменимым останется опытный специалист, но что касается таких прикладных аспектов адаптации методов психодиагностического исследования, как, в частности, кадровый отбор, то здесь этот подход, возможно, может стать адекватной перспективой развития данного направления.

Литература

  1. Бекоева Д.Д., Дегтярев В.А. Особенности нейропсихологического исследования // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. Серия: Педагогика и психология. – 2009. – No 3. – C. 32–43.
  2. Гончарук Н.П., Хромова Е.И. Интеграция педагогических и информационных технологий в образовательном процессе // Казанский педагогический журнал. – 2018. – No 4. – С. 32–36.
  3. Гончарук Н.П., Хромова Е.И. Интеллектуализация профессионально-педагогической деятельности на основе интеграции педагогических и цифровых технологий // Педагогика и психология образования. – 2020. – No 2. – С. 83–92. DOI: 10.31862/ 2500-297X-2020-2-83-92
  4. Илясов Л.B. Биомедицинская измерительная техника: учеб. пособие для вузов. – М.: Высшая школа, 2007. – 342 c.
  5. Кузнецов В.В. Методика формирования профессионально важных качеств выпускников вузов ГПС МЧС России в ходе психологического сопровождения образовательного процесса: автореф. дис. ... канд. психол. наук. – СПб., 2005. – 193 с.
  6. Кузьмина А.С. Анализ зарубежных исследований опыта человека в среде виртуальной реальности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экология и безопасность жизнедеятельности. – 2014. – No 2. – С. 102–112.
  7. Попова Е.В. Виртуалии жизни // Ньютон. – 2014. – No 7. – С. 17–28.
  8. Технологии виртуальной реальности: методологические аспекты, достижения и перспективы / Ю.П. Зинченко, Г.Я. Меньшикова, Ю.М. Баяковский [и др.] // Национальный психологический журнал. – 2010. – No 1 (3). – С. 21–30.
  9. Устойчивость интеллектуальных систем автоматического управления / И.М. Макаpов, В.М. Лохин, С.В. Манько [и др.] // Информационные технологии. – 2013. – No 2. – Приложение. – С. 20–32.
  10. Церфус Д.Н., Васильков А.М., Скороход А.С. Влияние комплекса тренинговых занятий в ходе учебного процесса на психофизиологическое состояние студентов // Научно-аналитический журнал Вестник Санкт-Петербургского университета государственной противопожарной службы МЧС России. – 2015. – No 1. – С. 171–177.
  11. Черниговская Н.В., Мовсисянц С.А., Тимофеев А.Н. Клиническое значение адаптивного биоуправления. – Ленинград: Медицина, 1982. – 128 с.
  12. Чугаев И.Г., Лисицина К.А. Коррекция психического состояния человека посредством биологической обратной связи // Медицинская техника. – 1991. – No 2. – С. 14–17.
  13. Ясюкова Л.А. Фрустрационный тест Розенцвейга: диагностика реакций в ситуациях конфликта: методическое руководство. – СПб.: Иматон, 2007. – 128 с.
  14. “Alone Together?” Exploring the Social Dynamics of Massively Multiplayer Games / N. Ducheneaut, N. Yee, E. Nickell [et al.] // Human Factors in Computing Systems: Proceedings of the CHI 2006 Conference (April 22–27, 2006, Montreal). – Montreal, PQ, Canada, 2006. – P. 407–416.
  15. Anticipation of Public Speaking in Virtual Reality Reveals a Relationship and Startle Reactivity / B.R. Cornwell, L. Johnson, L. Berardi [et al.] // Biological Psychiatry. – 2006. – Vol. 59, No 7. – Р. 664–666.
  16. Costantini M., Haggard P. The rubber hand illusion: Sensitivity and reference frame for body ownership // Consciousness and Cognition. – 2007. – Vol. 16, No 2. – Р. 229–240.
  17. Côté S., Bouchard St. Documenting the Efficacy of Virtual Reality Exposure with Psychophysiological and Information Process ing Measures // Applied Psychophysiology and Biofeedback. – 2005. – Vol. 30, No 3. – Р. 217–232.
  18. Ehrsson H.H. The Experimental Induction of Out of Body Experiences // Science. – 2007. – Vol. 317, No 5841. – Р. 1048.
  19. Ehrsson H.H. How many arms make a pair? Perceptual illusion of having an additional limb // Perception. – 2009. – Vol. 38, No 2. – Р. 310–312.

Источник: Ковшова О.С., Чаплыгин С.С., Брагин Д.А. Способ прикладной психодиагностики, реализованный посредством технологий виртуальной реальности // Медицинская психология в России. – 2021. – T. 13, No 1. – C. 6. doi: 10.24412/2219-8245-2021-1-6

Опубликовано 10 ноября 2021

В статье упомянуты

Материалы по теме

Технологии VR и терапия фобических расстройств
30.08.2021
Виртуальность — часть реальности? Дружеские беседы о цифровизации
25.02.2021
Методика исследования проявлений волевого и полевого поведения личности в сети Интернет как инструмент анализа деструктивности
23.01.2023
Игровые методы психотерапевтической помощи в кризисной ситуации
18.01.2023
Как вербализовать «неявное знание» в процессе психологического интервьюирования
06.12.2022
Дети в сети. Кибербуллинг
11.11.2022
Потенциал виртуальной реальности в организации развивающего обучения
09.10.2022
Пять простых шагов: идиосинкратическая техника снятия стресса
23.09.2022
О способах наведения трансово-медитативного состояния
05.09.2022
«Дневник личного развития» в психолого-педагогическом сопровождении одаренных школьников
14.07.2022
Техники индивидуального консультирования и психотерапии пожилых людей
28.06.2022
Майнд-фитнес как технология развития когнитивных способностей
19.05.2022

Комментарии

Оставить комментарий:

29 января 2023 , воскресенье

В этот день

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь
29 января 2023 , воскресенье

В этот день

Альберт Вячеславович Родионов празднует день рождения! Поздравить!

Елена Сергеевна Денисова (Семенюкова) празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

12 — 14 февраля
Санкт-Петербург

IX Зимний фестиваль «Несказанная радость бытия. Психология телесности»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

31 марта — 1 апреля
Санкт-Петербург

X Международный научно-практический конгресс психологов-консультантов, психотерапевтов и представителей помогающих профессий «Помощь психологического консультирования, психотерапии в новейшее время»

1 — 2 июня
Online

III Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

22 — 23 июня
Москва

VI Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Сухаревские чтения. Аутоагрессивное поведение детей и подростков: эффективная профилактическая среда»

12 — 13 октября
Киров

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Детская психиатрия в фарватере современных медико-социальных проблем»

30 октября
Москва

8-я Всероссийская научно-практическая конференция «Психическое здоровье человека и общества: актуальные междисциплинарные проблемы и возможные пути решения»

Весь календарь