• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь

Размышления практического психолога о психологической природе бесплодия

/module/item/name

Направления психологии, изучающие проблему бесплодия, получили динамичное развитие в наши дни. Перинатальная психология и психология репродуктивный сферы — близкие по смыслу понятия, но есть некоторые различия. Когда мы говорим о перинатальной психологии, акцент невольно перемещается на беременность и роды, а также на постнатальный период; когда же речь идет о репродуктивной системе в целом, мы охватываем намного более долгий период нашей жизни, и этот расширенный взгляд представляется мне более разумным в работе, касающейся репродуктивных трудностей.

Ориентируясь на теоретические разработки проф. Г.Г. Филипповой, основоположника отечественной психологии материнства, и опираясь на свой практический опыт, хочу поделиться некоторыми представлениями о проблеме бесплодия, которые помогают мне на практике в работе психолога репродуктивной сферы.

Женщина обращается за психологической помощью, как правило, уже с диагнозом «бесплодие», после неоднократных неудачных попыток стать матерью (могут быть трудности с зачатием, вынашиванием и др.), возможно, по совету врача, который объясняет, что «все от головы», и настаивает на том, что нужно «снять тревогу» перед очередной попыткой. Безусловно, все виды психологической помощи хороши, и работать с тревогой тоже необходимо, но это лишь то, что лежит на поверхности. Г.Г. Филиппова отмечает, что «психологический подход к работе с нарушениями репродуктивного здоровья состоит в работе не только и не столько с последствиями этих нарушений (тревога и напряжение по поводу затруднений в реализации репродуктивной функции), сколько с психологическим факторами их возникновения — психологической неготовностью к материнству…» [1]. Бесплодие — сложный феномен, это ведь не болезнь, которая угрожает жизни, а физиологическое состояние, его можно продлевать сколь угодно. Под влиянием различных конфликтов, имеющих то или иное отношение к материнской сфере, формируется неготовность женщины к материнству, и состояние бесплодия становится как бы спасительным для организма и все более основательным. Многие думают — ведь проблема бесплодия легко решается с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)! Но, к сожалению, опыт применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) не всегда является успешным. ЭКО придумали для того, чтобы обходить трубный фактор, но после этого могут включиться и следующие защиты. Чем более изощренными становятся ВРТ, тем сложнее и разнообразнее варианты бесплодия.

Обучение
Игорь Валерьевич Добряков
21 февраля–12 марта 2022
Дополнительное профессиональное образование
Клиническая перинатальная психология и психотерапия
Участвовать

Итак, мы сталкиваемся с ситуацией, когда женщина стремится стать матерью, с применением ВРТ попытки осуществляются под контролем врача, но бессознательные или частично осознаваемые конфликты не позволяют ей достичь беременности или ее выносить. Причем ситуация может длиться годами, и бессознательные защитные стратегии организма могут изменяться, нанося еще больший урон репродуктивному здоровью. Попытки по «добыванию» ребенка превращаются в рутинную обязанность, работу. На современных информационных ресурсах, форумах, где обсуждаются проблемы бесплодия, женщины говорят о «борьбе», а борьба — благородное героическое занятие, но может ли такой подход помочь, вот вопрос! Находя поддержку и делясь информацией в интернете, женщины зачастую примеряют на себя чужие негативные сценарии, о которых идет речь на форумах, что приводит к дополнительной травматизации. Еще одна примета времени — женщины в процессе лечения приобретают огромное количество знаний медицинского характера, что, безусловно, служит чрезмерному развитию функции контроля и росту преобладания доминанты тревоги.

Г.Г. Филиппова подчеркивает важность профессионального психологического сопровождения женщин как на этапах подготовки и адаптации к беременности, так и в случаях неудачных попыток. Она говорит о недостатке внимания к психологическому состоянию женщин со стороны медицинских учреждений, в которых применяют ВРТ: «При неудачах у пациентов нет возможности получить психологическую помощь в необходимом эмоциональном отреагировании, поддержке и подготовке к следующей попытке. Нередко врачи предлагают сразу повторять попытки, не учитывая необходимость переживания потери и встраивания полученного опыта в картину жизни пациента» [2].

Можно сказать, при бесплодии тело женщины по каким-то причинам защищается от беременности, женщина избегает материнства, хотя сознательно хочет ребенка. Филиппова отмечает, что в плане репродуктивной системы телу защищаться гораздо проще. Это не дыхание и не пищеварение, без которых нельзя прожить [4]. Нерешенный, неосознанный конфликт может повлиять на дальнейшее отношение женщины к своей материнской роли, даже когда ребенок уже появился на свет, и мы с этим нередко сталкиваемся. Например, отказ от ребенка, передача ребенка на воспитание другим членам семьи или эмоционально-отстраненное отношение женщины к выполнению материнских функций — это тоже про избегание материнства. Условное принятие материнства с неудовлетворенностью ребенком или своей материнской ролью в некоторых случаях может приводить к соматизации беременности. Чем острее внутренний конфликт, тем больше он вызывает соматических защит [4]. Все эти ситуации предполагают физические и/или психические страдания матери, или ребенка, или их обоих. Есть вариант и осознанного избегания материнства — когда женщины сознательно и добровольно отказываются от идеи стать матерью. Но бывают и те, кто сомневается в таком как будто уже принятом решении, — они приходят на консультацию с целью подтвердить его или опровергнуть. Порой в процессе консультирования оказывается, что такое решение не является зрелым, и появляется шанс пересмотреть взгляды на материнство и родительство в целом.

Итак, с психологической точки зрения, мы приходим к пониманию, что женщина бессознательно защищается от беременности, используя различные способы избегания материнства. Надо отметить, что формулировка «способы избегания беременности» может вызвать дополнительное сопротивление клиентки, поскольку в ней как будто содержится указание на намеренность действия; здесь важно сделать акцент на понимании бессознательных психических процессов. Компетентный психолог должен способствовать освобождению клиентки от возможных свойственных ей самой или навязываемых обществом, иногда медицинскими работниками и даже порой психологами стереотипных представлений о некой ответственности или вины за неудачи, за неготовность к беременности. Особенно актуализируется чувство вины при перинатальных потерях вне зависимости от срока, на котором они происходят, следует обращать на это пристальное внимание. Необходимо понимание как клиенткой, так и членами ее семьи факта того, что бесплодие — не вина женщины!

Одной из основных задач в работе психолога с бесплодием остается выявление конфликта, под влиянием которого организм женщины не позволяет себе осуществить репродуктивную функцию. Этапы терапии состоят из разрешения конфликта, разрядки эмоционального напряжения, переоценки ценностей и построения нового конструкта. Конфликт может быть смысловой (конфликт ценностей) — например, между желанием иметь ребенка, потребностью отдавать, с одной стороны, и нежеланием прерывать карьеру или нарушать привычный уклад жизни, стремлением «пожить для себя», с другой. Конфликт может быть связан с низкой самооценкой или выученной беспомощностью, с искаженными представлениями о материнской роли (что нередко выражается в сверхценности материнства), со страхом перед самими процессами вынашивания ребенка и родов, с опасениями изменений своего тела и здоровья в целом, с боязнью родить нездорового ребенка, с выбором партнера или неудовлетворительными отношениями в паре, с нарушениями, которые были в период раннего развития женщины (перинатальные травмы, нарушения диадических отношений), с деструктивными отношениями с собственной матерью, с особенностями семейных сценариев и множеством других факторов. Мотивация желания забеременеть и родить может не содержать ценность ребенка как такового, а быть отражением невротических мотивов — «быть не хуже других», «родить для мужа или для своих родителей», «доказать всем, что могу» и т.д.

Г.Г. Филиппова отмечает: «Мотивационная готовность является важнейшей составляющей психологической готовности к материнству. Мотивационную готовность к материнству можно описать как принятие (неосознаваемое или осознаваемое) задачи рождения ребенка, видение в этом жизненного смысла, адекватно и динамично встроенного в общую иерархию смысложизненных ориентаций женщины. Психологическая готовность к материнству обеспечивает своевременное формирование доминанты материнства, успешное зачатие, вынашивание беременности и роды, установление адекватных диадических отношений и последующую сепарацию в диаде “мать — дитя”» [3].

Представляется разумным разобраться в терминологии, отражающей генезис нарушений репродуктивной системы. Не во всех клиниках, занимающихся лечением бесплодия, предусмотрена обязательная консультация психолога или психотерапевта. Врач гинеколог-репродуктолог ставит медицинский диагноз, в котором указаны физиологические нарушения, но не в его компетенции отражать предполагаемую психогенность бесплодия в медицинской документации. Безусловно, бывают случаи, когда пациентка сама заявляет о психологических проблемах, но, если этого не происходит, врач не всегда берет на себя инициативу пояснять женщине, что, возможно, соматизация ее репродуктивной системы происходит по психологическим причинам. Это в этическом отношении не самый простой аспект в рамках взаимодействия доктора и пациента, хотя врачи с большим профессиональным опытом понимают, что, не избавившись от психологических препятствий, той или иной пациентке будет очень сложно прийти к желаемому результату.

Учитывая теоретические знания и практический опыт в этой области, психологи, работающие со сферой репродукции, считают, что определять бесплодие как «психогенное» или сугубо «медицинское» — неконструктивно. Сложно предположить психогенность в ряде чисто медицинских диагнозов — воспалительных процессах, врожденных пороках или дисгормональных нарушениях (хотя относительно некоторых из них такие гипотезы тоже высказываются исследователями), но вряд ли стоит отрицать роль влияния болезни на психологическое состояние пациентки. «Бесплодие неясного генеза» — диагноз, при котором не выявлены какие-либо физиологические причины бесплодия, его и принято в медицине относить к психогенному фактору, так сказать, по остаточному принципу. Но наличие соматических нарушений не означает, что бесплодие не психогенное, а, напротив, должно усиливать внимание специалистов к психологическому здоровью женщины. Особенности терминологии не свидетельствуют о том, что между врачебным и психологическим подходом должен существовать какой-либо антагонизм, напротив, вклад репродуктолога, врачей других специальностей и психолога в рамках комплексного подхода обеспечивает максимально успешный результат лечения.

С целью иллюстрации неразрывного переплетения психологических, медицинских, социальных и других факторов влияния на бесплодие приведу примеры из своей практики.

1. Молодая женщина, у которой в процессе планирования беременности врачи обнаружили аномальное строение матки, не может забеременеть естественным способом без хирургического вмешательства и последующей реабилитации. Безусловно, психогенным такое бесплодие не назовешь. Но такая женщина остро нуждается в психологической помощи на пути лечения и дальнейшего планирования беременности, поскольку ей нужно справиться с ситуацией, субъективное восприятие которой нанесло удар по ее самооценке и образу будущего в целом, что может негативно повлиять на ее готовность к материнству. В данном случае мы делаем вывод о том, что причиной бесплодия послужила патология развития внутренних органов, а на этапах лечения подключились психологические факторы. Психолог помогает женщине справиться с фрустрацией, отреагировать потерю образа своего «всемогущего» тела, выстроить его новый образ, снизить уровень тревоги.

2. Женщине ставят диагноз «бесплодие» после нескольких лет безуспешных попыток забеременеть на фоне отсутствия каких-либо физиологических преград. В процессе консультирования мы выясняем, что в фазу цикла, когда женщина может забеременеть, половое поведение никак не осуществляется по причине отсутствия партнера, который именно эти дни обычно проводит со своими детьми от предыдущего брака. Можно ли назвать такое бесплодие психогенным? И бесплодие ли это? В данном случае в поле нашего интереса попадают отношения с партнером и мотивационная готовность будущих родителей.

3. Хорошо образованная успешная женщина 40 лет, состоящая в браке более 10 лет, на протяжении которых парой использовались методы контрацепции, приходит на прием к врачу-репродуктологу и узнает от него, как говорит, впервые в жизни, некоторые подробности, касающиеся женской фертильности, которая ею уже, к сожалению, как оказывается, утрачена. Предполагаю, что такое избегание информации о своем репродуктивном статусе и вообще знаний на эту тему и получение такой информации уже после того, как возможность забеременеть перестала быть реальностью, неслучайно. В связи с необходимостью сделать дальнейший выбор (рассматривается возможность применения ЭКО с донорской яйцеклеткой, усыновление ребенка или отказ от идеи стать матерью) женщина обращается за консультацией психолога. В данном случае диагноз «бесплодие» ставится уже по прошествии фертильного возраста пациентки, его психогенность сложно отрицать, и мы оцениваем этот факт ретроспективно и учитываем в дальнейшей работе. В последующем консультировании выясняется, что рождение ребенка не было включено в жизненный сценарий клиентки, она была сосредоточена на построении карьеры и обеспечении своей финансовой независимости. В данном случае мы работаем над мотивационной готовностью женщины, встраиваем ценность ребенка в систему ее ценностей и особое внимание уделяем способу «получения» ребенка, учитывая специфику физиологии.

4. Женщина 38 лет в течение долгого времени предпринимает неоднократные попытки забеременеть с помощью ЭКО, которые заканчиваются потерями на ранних сроках. Медицинское лечение проводится на высоком уровне, но результата нет. В процессе консультирования мы приходим к выводу, что благополучному течению беременности препятствует неотреагированное вытесненное чувство вины после аборта, совершенного ею 15 лет назад. Женщина воспринимает очередную потерю как наказание за этот давний поступок, тем самым она как бы искупает вину (как она поясняет). Этот случай — психогенное бесплодие, несомненно, и на уровне физиологии накапливаются определенные нарушения в связи с проведенными множественными процедурами ЭКО и истощением запаса яйцеклеток в связи с возрастом, что, в свою очередь, не может не влиять на результат. В процессе консультирования женщина имеет возможность оплакать ту давнюю потерю, справиться с чувством вины и подойти к следующей попытке с достаточным уровнем эмоциональной готовности.

Данные примеры иллюстрируют отсутствие необходимости отделять психогенное бесплодие от других его видов. Сфера репродукции наполнена психологическим содержанием, и психологическое сопровождение, консультирование женщин с таким диагнозом является во многих случаях необходимым. Применение вышеперечисленных представлений о бесплодии на практике позволяет значительно облегчить путь к материнству обратившихся за помощью женщин, успешный результат такой работы трудно переоценить.

Литература

  1. Филиппова Г.Г. Психология репродуктивной сферы человека: методология, теория, практика // Медицинская психология в России. 2011. №6.
  2. Филиппова Г.Г. Репродуктивная психология: психологическая помощь бесплодным парам при использовании вспомогательных репродуктивных технологий // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика. 2014. №3(5). С. 6.
  3. Филиппова Г.Г. Психологические аспекты нарушений репродуктивной функции у женщин и мужчин. // Клиническая психология в здравоохранении и образовании: Сборник материалов научно-практической конференции с международным участием. 24-25 ноября 2011, Москва. М., 2011. С. 46-53.
  4. Филиппова Г.Г. В каждом бесплодии есть психологические факторы // Вечерний Бишкек. https://www.vb.kg/306732
  5. Филиппова Г.Г. Репродуктивная психология в России: современные проблемы и тенденции развития // Психотерапия. 2015. № 4(148). С. 65-70.
  6. Филиппова Г.Г. Репродуктивная психосоматика: специфика психосоматических соотношений в репродуктивной сфере // Психотерапия. 2015. № 11(155). С. 40-45.
  7. Филиппова Г.Г. Психология материнства: учебное пособие для академического бакалавриата. 2-е изд. М.: Юрайт, 2018. 211 с.
  8. Филиппова Г.Г., Захарова Е.И., Печникова Е.Ю. Беременность. Консультации акушера-гинеколога, психолога. М.: Эксмо, 2008.
  9. Филиппова Г.Г. Психологическая адаптация к беременности и родительству в супружеских парах с бесплодием и невынашиванием в анамнезе // Материалы IV международной научной конференции «Психологические проблемы современной семьи». 21-23 октября 2009, Москва. М., 2009. С. 675-678.
  10. Филиппова Г.Г. Причины отказов пациентов от программы ЭКО // Репродуктивные технологии сегодня и завтра: Материалы XXV юбилейной международной конференции Российской ассоциации репродукции человека (9-12 сентября 2015, г. Сочи). Сочи, 2015. С. 184-186.
  11. Филиппова Г.Г., Калинская М.В., Адамян Л.В. Типы переживания бесплодия женщинами фертильного возраста // Проблемы репродукции. Специальный выпуск. VI Международный конгресс по репродуктивной медицине, 17-20 января 2012, Москва. М., 2012. С. 133.
Опубликовано 4 апреля 2021

В статье упомянуты

Материалы по теме

Психологические причины проблем с грудным вскармливанием
13.04.2020
Трансово-медитативная саморегуляция: ключ к проблемам психосоматики
24.11.2020
«Забота о других через соматизацию себя»: семейные терапевты о тревоге во время пандемии
11.11.2020
«Философия» психосоматической медицины, теория хаоса и «эффект бабочки»
08.09.2020
«Уязвимость и сила материнской любви»
09.07.2020
Ресурсный подход в психотерапии
18.05.2020
Психология лишнего веса: влияние социальной среды
27.04.2020
Теория привязанности — надежно спрятанный психологический секрет
13.04.2020
Хорошая мама. Почему не нужно идеализировать материнство?
09.04.2020
Ольга Шех: «При работе с травмами нужно завершить прошлое и обрести новые смыслы»
17.03.2020
Сопровождение семей с тяжело больными детьми: помощь «в конце жизни»
13.03.2020
Коронавирус: паника может стать причиной снижения иммунитета
04.03.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
14 апреля 2021 , среда

В этот день

Скоро

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь
14 апреля 2021 , среда

В этот день

Евгения Петровна Варламова празднует юбилей! Поздравить!

Вера Сергеевна Яичникова празднует юбилей! Поздравить!

Александр Анатольевич Попов празднует день рождения! Поздравить!

120 лет назад родился(ась) Мария Семеновна Певзнер.

Скоро

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь