• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь

Размышления о потенциале русской философско-психологической школы

/module/item/name

Проблема, затронутая в статье Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко, выходит далеко за пределы практики политического портретирования. Собственный опыт показывает, что за границами известных психологических теорий и методов исследования находится нечто чрезвычайно важное, без чего нельзя ни понять, ни описать личность и поведение политика. И не только политика. И не потому, что психологическая наука отстает от пост-глобальных изменений в мире, а потому, что некоторые ее разделы или забыты, или сознательно изъяты из обращения.

Все психологи об этом знают или догадываются, но мало кто решается напомнить о том, что психология – это все-таки «наука о душе человека», хотя позитивизм вывел ее за рамки научного знания. Если это ошибка, то именно она является сегодня причиной огромных жертв и утрат, а в будущем она определит судьбу человечества. Совершенно очевидным это стало на этапе пост-глобализации, на котором политическая борьба на сакральном уровне ведется фактически вокруг определения «что такое человек» и того, «каким ему быть»? Психологическая сущность человека является главным полем политической битвы, а проблемы цен на нефть, курсов валют, и т.п. – не более, чем сопутствующие ей инструменты этой битвы.

Проект «нового человека» вырастает на глазах в ходе столь радикального изменения норм его поведения, которые на пороге 2000 года представлялись недопустимыми, невозможными, невероятными, нереальными.  Самые фундаментальные признаки человека и человечности, сформулированные  мировыми религиями за две тысячи лет, отвергаются и заменяются новыми за дымовой завесой гебридных  войн, экономических кризисов, межгосударственных конфликтов. Именно признаки человека являются целью, средством и результатом политики: от того, что понимается под человеком, полностью зависит, какой будет новая цивилизация. Поэтому одни психологические признаки человека по политическим причинам исключаются их научного оборота, вместо них включаются новые. Эти вынужденные замены приводят к тому, что некоторые, исключительно важные качества человека, не наблюдаются, не регистрируются, не оцениваются, потому что определяющие их понятия изъяты из научного оборота. Психологи и политики разных поколений, стран и политических взглядов говорят на разных языках, по-разному воспринимают человека и мир, по-разному мыслят в соответствии с гипотезой Сепира и Уорфа. Правильность их спорной для многих гипотезы подтверждается тем, что психологи действительно часто «не видят» некоторых признаков человека, чрезвычайно важных для его понимания и портретирования. Известно: чтобы видеть признак – надо иметь понятие, его обозначающее, а если нет понятия – нет признака. Чтобы научно, а не политически видеть и понимать человека, нужен весь накопленный человечеством психологический словарь, а не только его «идеологически приемлемую» часть. На такие мысли наводит статья Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко и собственный опыт.

Чтобы ответить на вопрос: какая часть психологического словаря была утрачена, надо сначала ответить на вопрос – почему произошли эти утраты? И логика развития психологической науки здесь ни при чем.

1.    Почему не используется вся полнота знаний о психологии человека?

Первая причина. Психологическая наука отнюдь не является «башней из слоновой кости», независимой от периодических изменений в идеологии общества, а жестко следует им. К сожалению, развитие психологии определяется не только ее внутренней логикой, но в большой степени зависит от внешних политических влияний. В ее защиту надо сказать, что это касается всей науки, от медицины до физики. Например, когда политике требуется атомная бомба, то она создает идеальные условия для развития физики, а когда бомба не актуальна – о ней почти забывают. Аналогичным образом, когда представление психологии о человеке устраивает политику, она ее поддерживает, а когда не устраивает - политика дает заказ на «новую психологию», разрабатывающую такое представление о человеке, которое соответствует идеологии той или иной политики.

Все кризисы в психологической науке были обусловлены политическими изменениями: после Великой Французской революции Огюст Конт исключил психологию из числа наук; точно так же после революций 1917 года в России были «закрыты» представления о человеке, разработанные идеалистической психологией. В 1930 году в СССР «поведенческий съезд» приступил к разработке психологии человека на основе марксистко-ленинской философии, а переворот 1991-1993 годов породил в российской психологии небывалую эклектику, ведущую ее к принятию философии позитивизма и бихевиоризма. Сейчас идет подготовка к введению лицензирования деятельности психологов, которое потребует принятия позитивистской концепции психики человека и его поведения. Времена, когда каждый психолог создавал свою собственную психологическую концепцию, пройдут. 

Вторая причина, еще более важная: психологическая наука является частью политики, о чем многие психологи не догадываются. Именно психология разрабатывает научное обоснование политики, и опосредованно участвует в политической борьбе, скрываясь за своей терминологией. А между тем, любая политика начинается с представления о человеке и его поведении, и заканчивается на использовании этого представления для организации поведения миллиардов людей на планете инструментами Закона, политической и административной власти. Например, то, что в политике именуют либерализмом, целиком базируется на представлениях о человеке психологов-детерминистов или «механицистов», создавших «объяснительную или «эмпирическую психологию». Сутью этой психологии является отрицание проблемы сознания и объяснение поведения человека на базе инстинктов и навыков, и доказывающей, что восприятие формы и пространства не дано от рождения, а является формой научения. Механицисты не обсуждают процесса мышления,  и не отвечают на вопрос, что отличает  поведение животных от сознательной деятельности человека. Они утверждали, что все, что есть в мышлении, раньше было в чувственном опыте. А изучение мышления возможно теми же методами, которыми изучаются элементарные явления чувственного опыта.

Либеральный менталитет базируется на детерминистских психологических теориях, начиная от Дж. Локка, заявившего, что человеческая психика – это tabula rasa, на которой «опыт записывает свои письмена», и кончая Уотсоном и его последователями, объявивших предметом психологии поведение, как нечто, состоящее из реакций на стимулы, как результат повторений и подкреплений, как процесс, строящийся на элементарной схеме условного рефлекса.  Так бихевиористы свели  поведение человека к набору реакций и решили проблему управления его социальным и политическим поведением. Психологическая теория детерминистов была преобразована Уолтером Липманом в политическую практику в 1922 году, открывшего, что человеческие поступки основываются не на прямом и очевидном знании, а на картинах, которые индивид рисует сам или получает от кого-то другого.  Это и другие открытия детерминистов породили идею «Картин», в соответствии с которыми действуют группы людей или индивиды, действующие от имени групп, формируя т.н. Общественное Мнение. Так психологи-детерминисты  помогли политикам сделать так, чтобы человек выдавал определенные реакции на определенные стимулы, потому, что, как теперь говорят практики: «мы видим то, что ожидаем увидеть». Так сокращенно описывается то, что создали своим трудом выдающиеся ученые-механицисты для победы демократии: Джон Стюарт Милль, Герберт Спенсер. Эрнст Мах, Рихард Авенариус, Готлоб Фреге, Бертран Рассел, Людвиг Виттгенштейн, Карл Поппер, Томас Кун, Имре Лакатос, Пол Фейерабенд, Майкл Полани, Стивен Тулмин и др.

Статья Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко неявно предполагает, что психология детерминистов – это не вся психология, и в интересах науки и практики желательно использовать представления о человеке, их оппонентов: психологов-идеалистов (картезианцев), которые создали противостоящую им «описательную психологию». Даже великий Вундт В., кстати, подчинивший психологию требованиям позитивизма и вернувший ей звание науки, признавал, что процессы активного отвлеченного познания человека выходят за пределы чувственного опыта, относятся к высшим духовным явлениям, их можно описывать, но объяснить нельзя, потому что в них проявляются основные априорные категории человеческого духа. Такие выдающиеся мыслители, как Рене Декарт, И. Кант, В.Г. Лейбниц и др. (нативисты, гештальтпсихологи) считали восприятие формы и пространства врожденными, а не приобретенными. Дильтей и Шпрангер утверждали, что высший уровень абстрактного поведения человека – это проявление особых духовных способностей, заложенных в психике человека. Возможность выйти за пределы чувственного опыта и оперировать отвлеченными категориями есть свойство духовного мира, которое есть у человека, но нет у животных.

Нет числа доказательствам того, что духовный мир не может быть выведен из материальных  явлений, и корни этого поведения уходят в свойство духа, который нельзя объяснить материальными законами. Доказано, что человек отличается от животных тем, что он оказывается в состоянии мыслить и организовывать свое поведение в пределах символических форм, а не только наглядного опыта. Такой выдающийся физиолог-экспериментатор, как Шеррингтон Ч., сознался, что физиолог принципиально не может объяснить духовный мир человека, а мир отвлеченных категорий, мир волевых действий есть отражение идеального духовного мира, существующего вне человеческого мозга.

Психологи картезианцы-идеалисты создали фундамент для консервативного менталитета, т.е. консервативной политики, противостоящей политике либеральной. Она ориентируется на такие признаки человека, как Вера, Сознание, Долг, Честь, Совесть, Справедливость, Красота, Любовь, Надежда. Например, по их мнению, Совесть, а не Стимул, выступает в качестве регулятора поведения. Совесть рассматривается идеалистами, как способность к активному самосознанию, самооценке личного отношения к окружающему, к действующим в обществе нравственным нормам. Она помогает определять соответствие индивидуального поведения личности высшим моральным предписаниям. Совесть имеет «интимный» характер, человек стоит лицом к лицу с самим собой, и поэтому предельно откровенен – ее нельзя обмануть, она - «свидетель, который всегда с тобой». Совесть проявляется, как стыд за совершенное, как угрызения совести, как муки совести. Моральным результатом этих переживаний является раскаяние, нравственный смысл которого — гармонизация отношений между Долгом и Совестью. Долг, как нравственная обязанность человека, выполняемая им под влиянием не только внешних требований, но и внутренних нравственных побуждений неотрывен от совести.

Когда Н.М. Ракитянский и Ю.В. Колесниченко пишут, что: «Религия в учениях С.Л. Франка, Г.Г. Шпета, М.М. Рубинштейна, а также М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Л.Н. Карсавина, Н.С. Трубецкого, П. Флоренского, А.А. Ухтомского осуществляет роль внутреннего умозрения, определяет полноту и внутреннее единство философии, устремляет её к истине», то авторы ведут речь, в сущности, о значении картезинской психологии и консервативного менталитета. К этому можно добавить, что описательное направление в психологической науке много лет создавалось трудом еще таких выдающихся ученых, как Лейбниц В.Г. (главный оппонент Дж.Локка),,  Беркли,  Декарт, Кант, Шеллинг, Мальбранш, Фихте, Хайдеггер,  Дильтей, Шпрангер, Шеррингтон, Лебон Г., Юнг К.Г., Челпанов, Соловьев, С.Н.Булгаков, Трубецкие С.Н. и Е.Н., С.Л. Франк, Титченер, Н.О.Лосский. Едва ли их представление о человеке можно отвергнуть по идеологическим причинам без потери главного смысла феномена человека и его поведения.

Научная дискуссия психологов (детерминистов и идеалистов) всегда предшествует политической борьбе либералов и консерваторов. Победившая сторона создает психолого-политическую Конституцию, подгоняет под нее Законодательство, вся правовая система адаптируется юристами к той психологической парадигме человека, которая принята психологической наукой этих стран для управления поведением многомиллионных масс людей: какова парадигма человека  – таков и правящий политический режим.

Третья причина. Может быть, в связи с этим, научные дискуссии в психологическом сообществе, к сожалению, часто завершаются «политическими и административными выводами» ученых советов и руководителей научно-образовательных структур, регулирующих возможность исследований и публикаций через получение грантов,  утверждение тем исследований, диссертаций, т.п. История науки знает много случаев, когда целые направления исследований запрещались коллегами, а потом эти направления оказывались самыми важными для человечества. Так было в физике, в которой Э.Резерфорд категорически отрицал использование ядерных реакций для промышленных целей, так было и в психологии, когда после «поведенческого съезда 1930 года» в советской науке было запрещено использование понятия «поведение».  Нечто подобное происходит и сейчас, о чем напоминает статья Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко, в которой они пишут: «Деятели русской философской и философско-психологической мысли в познании феномена личности опирались на религиозные основания, которые в контекст нашей современной жизни и науки привносят значительный и многомерный эвристический потенциал». Где это? Что от этого осталось? Что об этом знают молодые исследователи?

Относительно решений, «закрывающих» или «не поддерживающих» те или направления исследования человека, надо сказать, что в современной психологической науке никто не владеет «истиной в последней инстанции», для того, чтобы судить, что в нее входит, а что нет? Сегодня психологи, как и во времена Аристотеля, стоят перед вратами в тайну человека, выдавая свои гипотезы за теории. Много лет назад слышал от академика Ананьева Б.Г., что есть макрокосм (Вселенная), и есть не уступающий ей по сложности микрокосм – человек. Это не преувеличение.

Достижения психологов можно сравнить с достижениями геологов, которые пытались узнать тайну Земли, проникнув в ее глубины с помощью бурения  Кольской скважины (12 262 метра) при том, что до центра Земли 6371 км. Фактически геологи проникли в тайну Земли на глубину, сравнимую с толщиной мыльной пленки на поверхности футбольного мяча. Точно также и психологи проникли в тайны психологии человека и его поведения на глубину, сравнимую с «толщиной мыльной пленки». Человек, физически такой близкий, что его можно потрогать рукой, психологически недоступен для полного и ясного понимания, как ядро Земли для геологов или Космос для астрономов. Тем не менее, психологи изобретают все новые и новые методы исследования психики человека, совершенно не мешая друг другу. На «поверхности психики», если представить ее в форме шара, всем хватит места для исследований ее ядра самыми разными методами: прямыми и косвенными, теоретическими и эмпирическими. Пока не время подводить итоги, и возводить какую-либо психологическую теорию в ранг научной религии, заставляя всех психологов ей «поклоняться» методами образовательных стандартов и лицензирования.

2.    Чем психология располагает? Знаниями о человеке, которого с разных сторон изучали материалисты, позитивисты, идеалисты и метафизики

Спорность различных точек зрения на психологию человека объясняется тем, что разные исследователи наблюдают и изучает ее, бывает, с совершенно разных сторон: кто сверху (идеалисты), кто снизу (материалисты), кто справа (позитивисты), кто слева (метафизики). И каждый, бывает, выдает то, что видит, за полное, всестороннее ее знание и понимание. Наверное, поэтому авторы статьи Н.М. Ракитянский и Ю.В. Колесниченко фактически ставят не только оперативные задачи психологического портретирования, а побуждают обдумать стратегическую проблему науки: «традиции позитивизма, гностицизма, рационализма и эмпиризма при игнорировании философских, метафизических и онтологических проблем личности». Административно-запретительное решение этой проблемы уже привело к двум эффектам: 1) другие науки стали успешно заниматься определением человека и моделированием его поведения (математика, медицина, физика, биология), и 2) психология превратилась из науки в услугу, не оказывая того своего законного влияния на политику, экономику, общество, которое по праву принадлежит ей.

Все направления исследования психологии человека концентрируются на определении того, что такое человек? Чтобы понять смысл статьи Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко необходимо использовать рабочую модель человека, которая позволит обнаружить, 1). чем психологическая наука располагает, и 2). что неоправданно забыто по вышеизложенным причинам. В качестве такого рабочего определения человека можно использовать определение, предложенное проф. Ганзеном В.А. 

Проф. Ганзен В.А. писал, что: «Анализ описания объектов самой различной природы дает возможность высказать следующее утверждение: основными характеристиками любого объекта являются пространственные, временные, информационные и энергетические. Этими характеристиками обладает субстрат объекта, который выполняет и функцию интегратора перечисленных характеристик.

На основании сказанного можно ввести понятийный пентабазис СПВЭИ, состоящий из четырех рядоположенных понятий (пространство, время, информация, энергия) и одного объединяющего (субстрат). ...  Базисы могут быть эффективно использованы для анализа реальных объектов». Иначе говоря, совершенно логично сложилось так, что исследование Человека, как Индивида, было порождено интересом материалистов к его психолого-временным характеристикам; соответственно, исследование Человека, как Субъекта, объясняется интересом позитивистов к его психолого-энергетическим данным; идеалисты интересовались Человеком, как Личностью, изучая его психолого-пространственные параметры;  а Человек, как Индивидуальность, интересовал метафизиков из-за его психолого-информационных характеристик. Так психология человека вписалась в общенаучный базис изучения времени, пространства, энергии и информации, носителем которых является человек, демонстрируя это во всех своих проявлениях.

Нагляднее всего это определение человека представлено на рис.1.

Рис 1. Макроструктурное психологическое описание человека (В.А.Ганзен, 1985).

Этот инструмент описания психики человека позволяет понять, что имеют ввиду Н.М. Ракитянский и Ю.В. Колесниченко, когда они пишут, что: «Портрет политического деятеля, как результат, должен отражать не только содержание, ментальные отличия, когнитивные, эмоциональные, мотивационные и волевые свойства, особенности деятельности и поведения личности. Он призван высвечивать духовный мир личности, её метафизику и онтологический статус как базовые личностные основания».  По политическим причинам на протяжении всего периода существования науки одна философско-психологическая концепция сменяла другую под предлогом развития науки.

А философско-психологические концепции психологии человека развивались независимо друг от друга и постоянно соперничали друг с другом: идеализм, материализм, позитивизм и метафизика.

2.1. О материализме в психологии. Старшее поколение российских психологов получали образование, как материалисты, изучая труды Сеченова, Павлова, Бехтерева и др.  Главное, что философский материализм XVIII - XIX вв. отрицал духовность и объявил материю первопринципом бытия. Его идея заключалась в том, что материя способна давать бытие вещам самостоятельно, без привлечения нематериального формирующего начала, и обладает бесконечным многообразием форм, структурных конфигураций, качеств, связей и пр. В психологии свои главные открытия Фрейд осуществил в философской системе механистического материализма, последователями которого было большинство естествоиспытателей начала двадцатого века.

Хотя без споров не обходилось и тогда. С.Франк утверждал, что: "Материализм возникает обычно в эпохи упадка философской мысли и основан психологически на склонности усматривать и признавать реальным только наглядно данное, внешнее, - что очевидно и есть материальное, т.е. на простом упущении или невнимании к области психической реальности". Оппоненты материализма писали, что материализм унижает достоинство человека, производя его от животных, что он обесценивает значение внутреннего мира, души человека, производя его от телесного; что он отрицает свободу воли, превращая человека в нравственно невменяемое существо, несмотря на решительно декларируемый гуманизм. Е. Трубецкой считал, что: «Тайна жизненной силы материализма - именно в его непоследовательности: здесь вера в безусловную ценность человека каким-то чудом уживается с учением, с которым она по существу дела не может быть примирена: разум отрицает, а сердце пламенеет. Как в Западной Европе, так, в особенности, в России это противоречие наблюдалось и наблюдается не в одном материализме».

2.2. О позитивизме в психологии. Но уже в конце 70-х годов неявным образом советская психология восприняла позитивизм в социальной, инженерной психологии, эргономике, не обсуждения ее сути.  А суть была: новое для СССР философское направление аргументировалось надежностью и ценностью т.н. положительного научного знания по сравнению с философией и иными формами духовной деятельности. А главное,  во главу угла ставились эмпирические методы познания, и уничтожающе критиковалась эмпирическая недоказанность теоретических построений. Никакое исследование в психологии не признавалось научным, если оно не содержало эмпирической части.

Конкретный вклад разных философских учений в исследование определения человека и его признаков:

ПОЗИТИВИЗМ
(философия наблюдаемого и измеряемого) изучает психологию Субъекта. Дает научное обоснование либерализма
МЕТАФИЗИКА
 (философия сверхчувственного) изучает психологию Индивидуальности. Дает научное обоснование консерватизма
Философское учение, определяющее единственным источником истинного, действительного знания эмпирические исследования и отрицающее познавательную ценность философского исследования. Идея очищения науки от метафизики. О. Конт: «Наука - сама себе философия»
Авторы:  Огюст Конт, Сент-Симон, Джон Стюарт Милль, Герберт Спенсер. Эрнст Мах, Рихард Авенариус, Готлоб Фреге, Бертран Рассел, Людвиг Виттгенштейн, Карл Поппер, Томас Кун, Имре Лакатос, Пол Фейерабенд, Майкл Полани, Стивен Тулмин.
(Изучаемые категории: Эффективность, Продуктивность, Затраты, Качество человека, Стоимость…)
Метафизика изучает то, что лежит за пределами физических явлений, в основании их. Учение о началах всего сущего, неизменного, духовного и недоступного чувственному опыту -  учение о сверхчувственных (трансцендентных) основах и принципах бытия. 
Авторы: В.Соловьев, С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский, А.Ф.Лосев, Трубецкие С.Н. и Е.Н., С.Л. Франк, Титченер, Л.П.Карсавин, Н.О.Лосский.
(Изучаемые категории: Свобода, Справедливость, Равенство, Красота. Права человека…)
МАТЕРИАЛИЗМ (философия материального мира) изучает психологию Индивида. Дает научное обоснование социал-демократии. ИДЕАЛИЗМ (философия идеального) изучает психологии Личности. Дает научное обоснование клерикальной политике.
Материализм признает существование единственной субстанции — материи; все сущности образованы материей, а явления (в том числе сознание) — суть процессы взаимодействия материальных сущностей. В вечном споре материализм представляет собой противоположность идеализму.
Авторы: Томас Гоббс, Ж. Ламетри, П. Гольбах, Д. Дидро, Джон Толанд, Антони Коллинз, Давид Гартли,  Джозеф Пристли, К. Маркс, Ф. Энгельс, Л. А. Фейербах, Д. Ф. Штраус, Я. Молешотт, К. Фогт, Л. Бюхнер, Э. Геккель, Е. Дюринг, И.П. Павлов, В.М.Бехтерев, Б.Г.Ананьев, А.Н.Леонтьев и др.
(Изучаемые категории: Нужный человек, Полезный человек, Надежный человек)
Идеализм утверждает первичность идеального духовного по отношению к материальному. В основе лежит утверждение о первичности сознания по отношению к материи.
Авторы: Лейбниц В.Г.,  Беркли,  Декарт, Кант, Шеллинг, Мальбранш, Фихте, Хайдеггер,  Дильтей, Шпрангер, Шеррингтон, Юркевич П.Д., Кавелин К.Д., Страхов Н.Н., Фехнер Г.Т., Вундт В.М., Джемс У., Пирс Ч.С.С., ЛебонГ. , Юнг К.Г., Челпанов
(Изучаемые категории: Бог, Сознание человека, Идея, Совесть, Абсолют…)

При этом никто не говорил о политической подоплеке эмпиризма: О. Конт, воспитанник Великой Французской революции, в рамках продвижения ее идей и уничтожения католической религии, фактически создал новую религию. Он через политические инструменты навязал ученым мнение, что: «В силу самой природы человеческого разума всякая отрасль наших познаний неизбежно должна в своем движении пройти три различных теоретических состояния: состояние теологическое, или фиктивное; состояние метафизическое, или абстрактное; и, наконец, состояние научное, или позитивное». Он настаивал, что: «Все здравомыслящие люди повторяют со времен Бэкона, что только те знания истинны, которые опираются на наблюдения». (Конт).

2.3. Об идеализме в психологии. Материализм и позитивизм, каждый по своему,   административно выталкивали из науки идеализм, который ввел Лейбница в оборот в статье 1702 года «Ответ на размышления Бейля». Считается, что в основе идеализма лежит утверждение о первичности идеи по отношению к материи в сфере бытия. В российской психологии идеализм появился после публикации книги "Наука о душе" (1796), написанной священником, о. И.Михайловым по материалам западных источников. В подтверждение того, насколько фундаментально учение идеалистов привести идеалистические взгляды Сократ (470-399 г. до н.э.), в которых он разграничил тело и душу, отстаивал нематериальность и невещественность души. Он определил душу отрицательно, как нечто, отличное от видимого тела. Платон (472-347 г. до н.э.), ввел учение об идеях: истинно сущем бытии, неизменяемом, вечном, не имеющем возникновения, не осуществленное в какой-либо субстанции. Они незримы, существуют самостоятельно от чувственных вещей. В отличие от идей материя – это небытие, бесформенное, незримое. Это ничто, которое может стать любой вещью, т.е. всем при соединении с определенной идеей. Составной частью идеалистической философии Платона является учение о душе. Душа выступает в качестве начала, посредствующего между миром идей и чувственных вещей. В своем первобытном состоянии она составляет часть мирового духа. Индивидуальная душа есть не что иное, как образ и истечение универсальной мировой души. По Платону, есть три начала человеческой души.

Первое – вожделеющее неразумное начало. Обладая им всякое живое существо (животные и растения) стремится удовлетворять свои телесные потребности: она составляет большую часть души каждого человека. Другое – разумное – начало противодействует стремлениям вожделеющего начала. Третье – яростный дух. Этой частью человек «вскипает, раздражается, становится союзником того, что ему представляется справедливым, и ради этого готов переносить голод, стужу и т.д.». Все стороны души должны находится в гармоничном отношении друг к другу при господстве разумного начала.

2.4. О метафизике в психологии. Другой жертвой материализма и позитивизма стала метафизика: "философия сверхчувственного" (Г.Челпанов). Метафизика тоже имеет древнейшие корни, введено в оборот александрийским библиотекарем Андроником Родосским - учение о сверхчувственных (трансцендентных) основах и принципах бытия. Обосновывается тем, что наука, есть умственное построение, невидимое и не подлежащее никакому восприятию. Никто никогда не наблюдал фактического бытия физических молекул или химических атомов (не говоря уже про абсолютные атомы материализма, принимаемые некоторыми за научную реальность, тогда как они на самом деле суть лишь слабый опыт метафизического мышления). Считается, что позитивизм - положительная наука  неизбежно становится на тот путь сверхчувственного, умозрительного построения вселенной, по которому метафизика пытается идти далее до конца. М.Г. Ярошевский отмечает на обращение В. Соловьева к психологии: "...слово или действие есть явление или обнаружение моих скрытых состояний мысли, чувства и воли, которые непосредственно не даны постороннему наблюдателю и в этом смысле представляют для него некоторую "непознаваемую сущность"". Но при этом делает вывод, что метафизика в понимании Владимира Соловьева – может стать предметом особого внимания при разработке системы теоретической психологии. Исследователи отмечают, что никакая метафизика не имеет притязания быть абсолютным знанием во всех отношениях, а с другой стороны, всякая наука заключает в себе знание в известном смысле абсолютное.

Получается, что психология человека много столетий фундаментально изучалась с четырех сторон: со стороны материализма, позитивизма, идеализма и метафизики. Если эту идею совместить с системным описанием человека В.А. Ганзена, то обнаруживается весьма интересная картина: материализм сосредоточил все свое внимание на исследовании психологии Индивида, позитивизм – Субъекта, идеализм – Личности, а метафизика – Индивидуальности.

3. Как из психологии исчезли понимание души, сердца и духа, а осталось только знание об одном мозге

Усилиями ученых-психологов многих поколений накоплен огромный ресурс знаний о человеке, который может самым радикальным образом повлиять на состояние общества и выбор направления его развития. Например, как это сделали когда-то, например,  Ян Амос Коменский, Иоган Фридрих Гербарт или Зигмунд Фрейд: они в свое время на долгие годы изменили всю практическую систему формирования человека и представления его образа в литературе, искусстве, в экономике и в политике. Сегодня психология из науки превратилась в услугу, ищущую аргументы для оправдания действий людей, не получивших гуманитарного образования. Гуманитарного – означает психологического знания, разработанного в рамках идеалистических и метафизических представлений о человеке. Гуманитарного, значит, представлений о человеке, как «о подобии Бога на Земле», а не человека, как «животного, овладевшего условными рефлексами». Много лет, занимаясь исследованием психологии человека, психологическим портретированием, в частности, постоянно сталкивался с решающим влиянием факторов, не регистрируемых инструментами детерминистской психологии (материалистической и позитивистской). То, что обозначается идеализмом и метафизикой, как чем-то несуществующим, в действительности решающим образом определяет психологию человека и его реальное поведение.        

Возможно, именно это имеют ввиду Н.М. Ракитянский и Ю.В. Колесниченко, когда  пишут, что: «Портрет политического деятеля как результат должен отражать не только содержание, ментальные отличия, когнитивные, эмоциональные, мотивационные и волевые свойства, особенности деятельности и поведения личности. Он призван высвечивать духовный мир личности, её метафизику и онтологический статус как базовые личностные основания», то необходимо искать те переменные, которые временно не рассматриваются психологией как «свои», но которые решающим образом определяют политическое поведение политиков.

Статья Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко фактически ставит вопрос о том, что нечто чрезвычайно существенное, психологи «не наблюдают» и «не измеряют» из-за исключения из оборота современной психологической науки данных метафизики и идеализма? Что отвергли материализм и позитивизм, как несуществующее, но о чем говорят все, кроме психологов? Получилось так, что массы людей, мировая литература и искусство, характеризуют психологически человека в терминах, которые психология считает не научными.   

О психологии Сердца «Человека, как Индивида», скрытой в философии материализма. Предмет исследования материалистической психологии – Индивид с его особенностями (нейродинамики, возрастными, половыми, конституционными (типом телосложения) - предельно физиологизирован.  Например, материализм упростил Сердце человека до «фиброзно-мышечного полого органа, обеспечивающего посредством повторных ритмичных сокращений ток крови по кровеносным сосудам». Признают, конечно, что поразительно сложна иннервация сердца, что оно все оплетено сетью волокон симпатической нервной системы и через нее теснейшим образом связано с головным и спинным мозгом. Есть признание того, что мало изучены и полны неизвестности функции симпатической и вегетативной нервной системы, но ясно, что они глубоко важны и многосторонни. И что особенно важно - этим нервным узлам и волокнам принадлежит очень важная роль в физиологии чувствительности? И ничего психологического. Какая роль?  Почему сердце так сложно устроено?

Ответы есть в первых письменных источников, утверждающих, «что во времена древних греков слова (греческий алфавит) означали не только сердце в прямом значении, но также душу, настроение, взгляд, мысль, даже благоразумие, ум, убеждение и т. д. …. Нам приходится в повседневной жизни слышать о том, что сердце страдает, болит и т.д. В художественной литературе, можно найти выражения: "сердце тоскует", "радуется", "чувствует" и т. д. Таким образом, сердце – это орган чувств, и притом чрезвычайно тонкий и универсальный… Современный цивилизованный человек путем работы над собой приучается скрывать свои мышечные рефлексы, и только изменения сердечной деятельности все еще могут указать нам на его переживания. Таким образом, сердце и осталось для нас органом чувств, тонко указывающим наше реальное  состояние и всегда его изобличающим.

Помню, как однажды сдавал экзамен доц. Палею И.М. по психологии личности в экспериментальной обстановке под кинокамеру: на мне стояли датчики для снятия КГР, ЧСС (частоты сердечных сокращений), температуры висков, моторной активности и пр. Как тогда полагалось, для сдачи экзамена был предъявлен конспект лекций, который Палей И.М. задумчиво листал. Когда он стал читать на полях конспекта мои нехорошие комментарии относительно его лекций, я готов был провалиться сквозь землю от стыда. Но при этом я продолжал, как ни в чем не бывало, отвечать по билету, кинокамера не зафиксировала на моем лице никаких изменений, хотя сердце выпрыгивало из груди (самописцы зафиксировали ЧСС=115 уд./мин., а лаборанты, наблюдавшие эту сцену, ничего больше не заметили и не поняли)). Лицо и голос Палея И.М. тоже не изменились, и отметка не была снижена. Только мое сердце очень тяжело пережило и запомнило этот эпизод: совесть меня наказала.Потом с Палеем И.М. меня долго связывала никому не известная тайна, которую мы никогда не обсуждали.

В Священном Писании о сердце речь идет чуть ли ни на каждой странице, и читающий ее заметит, что сердцу придается значение центрального органа чувств, даже важнейшего органа познания, органа мысли и восприятия духовных воздействий. И больше того, сердце по Священному Писанию есть орган высшего познания.  По словам Макария Великого: "Сердце правит всеми органами, и когда благодать займет все отделения сердца, господствует над всеми помыслами и членами, ибо там ум и все помыслы душевные... Там, ибо должно, смотреть, написана ли благодать закона духа". Где там? В главном органе, где престол благодати и где ум и все помыслы душевные, т.е. сердце.( Архиепископ Л. Войно-Ясенецкий).
Любой наблюдательный человек подтвердит, что в реальной жизни он чувствует опасность или предвосхищает радость по учащению сердцебиения раньше, чем его мозг обнаружит, и тем более поймет, что с ним происходит.  Причем мозгу сердце не обмануть: при первом прыжке с парашютом частота ЧСС достигает 150 ударов минуту, хотя мозг говорит, что опасности нет. Говорят, что сердцу не прикажешь, потому что любовь приходит в сердце и уходит из сердца вопреки всем логическим выводам мозга. Говорят, что «Любовь не может заключаться в себе самой, ибо основное свойство ее - потребность изливаться на кого-нибудь и на что-нибудь, и эта потребность привела к созданию Богом мира».
Получилось опять, что материалистическая психология использует для понимания Индивида, его развития, одни критерии, а люди, общество в целом, совершенно другие. Стоит войти в интернет, как на тебя обрушивается вся вселенская боль, все поиски любви и ураганы ненависти, идущие не от ума, а от сердца.

Галина Зинченко пишет в интернете о сердце:

«Сердце – наша Цельность.
Сердце – Беспредельность.
Сердце – Благ Податель,
Судный Оправдатель….
Далее:
,,, В сердце – импульс для движенья,
Только в нем сопротивленье.
Сердце в нас за всех болит.
Сердце никогда не спит...» (читать надо все).

Чего-то современная психология не знает о сердце, преждевременно уверившись в святости своих физиологических знаний о нем. Что с наукой происходит «что-то не то» говорил недавно историк и социолог Стивен Фуллер на лекции в Высшей школе экономики в Москве (13.11.2014), врач Дуайт Ланделл, экономист Катасонов, математик Хатыбов.

О психологии Души «Человека, как Личности», открывающейся в философии идеализма. Личность, по концепции Ганзена В.А., изучается с позиций темперамента, характера, направленности и способностей, и предельно социализирована и политизирована. С точки зрения идеализма за этими ее качествами скрывается Душа человека. Душе Личности придавали огромное значение такие выдающиеся психологи, как Э.Фромм (Душа человека»), К.Юнг («Проблема души современного человека», «Структура души», «Проблема души нашего времени») и др.,  но их идеи не получили должного развития из-за своей «ненаблюдаемости» и «неизмеряемости».  В наше время американкий психолог David J. Lieberman, Ph.D. написал книгу «Чужая душа потемки? Как прочесть мысли любого человека». (2012). Внутри психологического сообщества нет единой точки зрения на «душу человека», как научное или ненаучное понятие.

Трудности здесь заключаются в том, что на идее Души, происходит соприкосновение научной психологии и религии, что по политическим причинам очень затруднено. Представители религии, тем не менее, очень близки к античным исследователям психологии человека. Одни писали, что: «Все тела по естеству неподвижны. Они приводятся в движение душой: одни тела - душой разумной, другие - неразумной, а третьи – бесчувственной» вслед за Пифагором, Платоном и Демокритом, которые дифференцируют ее на две части, из которых в одной размещают гнев, в другой вожделение. Макарий Великий называет четыре силы разумной части души или ментального тела - ум, воля, совесть, любовь. «Ими управляется душевная колесница, в них почивает Бог». [5]. В священных писаниях говорится, что: «Каждой части души присущи свои страсти, причем, страсти эфирного тела (секс и обжорство) самые сильные. Страстей астрального тела гораздо больше, из основных - раздражительность, злость, трусость, жадность и зависть. Правда, в наше время раздражительных и злых чаще называют нервными. Ментальное тело по своей природе не имеет страстей - ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы» (Мар.7.21), но имеет склонность к гордости и может развивать другие страсти, поэтому разум должен эти злые помыслы неразумной части души отвергать». Число упоминаний Души в Библии много десятков, совершенно психологически характеризующих человека.

Ситуация становится еще более сложной, если выйти из области трудных отношений научной психологии и религии, в реальную жизнь масс людей, нуждающихся в самооценке и квалификации других людей. Душа является предметом исследования и возвышения поэзии всех времен. Душу анализировали и воспевали Фет А., Брюсов В., Баратынский Е., Майков А., Бальмонт К., Северянин И., Блок А., а потом Цветаева М., Ахматова А., Есенин С., Евтушенко Е., Высоцкий В., из трудов которых по теме психологии души можно издать целую энциклопедию. Например:

«….Стремилась ввысь душа твоя —
Родишься вновь с мечтою,
Но если жил ты как свинья —
Останешься свиньею.»
(Высоцкий В.)

«…Чьи-то Души бесследно,
растворяясь вдали,
словно белые снеги,
идут в небо с земли.»
(Евтушенко Е.)

«….Душа грустит о небесах,
Она нездешних нив жилица.
Люблю, когда на деревах
Огонь зелёный шевелится.»
(Есенин С.)

«Ты совсем устало,
Бьёшься тише, глуше...
Знаешь, я читала,
Что бессмертны Души.»
(Ахматова А.)

Современный интернет переполнен стихами о душе, в которых множество людей анализируют свое состояние и современную жизнь:

«Душа, как хрупкий мотылёк
Легка, лазурна и прекрасна.
Её тончайший стебелёк
Не колыхайте вы напрасно…
Она ранима и светла,
И вам не делала худого…
Зачем вам пепел и зола?
Не трогайте, прошу, святого!»
(Наталья Алдохина)

«Душа, претерпев пораженье
В интригах на грешной земле,
Замкнулась в полночных виденьях,
Чтоб карму поправить во мгле.»
(NikaVeronika)

Есть вопрос: надо ли игнорировать психологическое явление, которое определяет отношение людей к миру, к жизни, к себе и к другим, в угоду, скорее политическим, нежели научным требованиям «официальной психологии»? 

О психологии Духа «Человека, как Индивидуальности», открывающегося в философии метафизики. То, что в позитивной психологии изучается как Индивидуальность (опыт, продуктивность, индивидуальные особенности, индивидуальная история), с точки зрения метафизики рассматривается с точки зрения ее Духа. Ошибочно считается, что у современной психологической науки нет методов регистрации его проявлений, интерпретации данных Духа человека.  Хотя философы фундаментально разрабатывают эту тему, например: Меньчиков Г.П. («Неосознаваемое в структуре духа человека» Казань: Познание, 2012.), которую он начинает с очень важного замечания: «Современное осмысление неосознаваемого, открытого З.Фрейдом [1], невозможно начать без слов Лейбница, который первым ввел понятие бессознательного. «Убеждение в том, что в душе имеются лишь такие восприятия, которые она сознает, является величайшим источником заблуждений»,- справедливо полагал он [2].

Понимание духовной культуры человека станет необъективным, беспомощным и небезопасным, если мы отвлечемся от соотношения сознания с неосознаваемым в духе человека. Ибо неосознаваемое в целостной духовной реальности человека действует как самостоятельно, так и оказывает свое детерминирующее влияние на сознание и вместе с ним на итоговое решение человека, на поступок, поведение, на целый вид деятельности и даже на определенный образ жизни каждого человека и человечества». Есть диссертационные исследования, посвященные философии духа, например: Муслимовой Л.Ф., «Феномен духа в бытии человека»,  Диссертации ВАК 09.00.01. Она, в частности, делает очень важное замечание: «Феномен духа в контексте бытия человека предстает как новое измерение жизни, как новое видение мира, совершенно иной уровень осознания реальности». (Научная библиотека диссертаций и авторефератов «DisserCat» http://www.dissercat.com/content/fenomen-dukha-v-bytii-cheloveka#ixzz3W8CbPjoq). Даже Макс Вебер понимал под духом капитализма: "комплекс связей, существующих в исторической действительности, которые мы в понятии объединяем в одно целое под углом зрения их культурного значения". И т. д.

Но главная проблема в том, что за пределами психологической науки общество активно использует понятие Духа для понимания себя и других людей. Множество людей, в своих мыслях о жизни активно обращаются к понятию духа для объяснения причин событий и поступков людей.

Например, Беккет Бернард: «Сила человеческого духа заключается в способности с интересом и оптимизмом смотреть в непредсказуемое будущее. Это вера в то, что из любого затруднительного положения найдётся выход, а все разногласия можно разрешить».  Апулей утверждал, что «человеком движут прежде всего побуждения, которых глазами не увидишь. Человека ведет дух». В.А. Сухомлинский строил свою педагогику на мысли о том, что: «Сила духа делает человека непобедимым».  Анна Гавальда учила, что: «Главное — не место, где находишься, а состояние духа, в котором пребываешь», а Лукреций считал, что: «Дух силен радостью». Нет числа таким мыслям, исходившим от лучших умов мира.

Но главное в том, что масса людей, вынужденных задуматься о людях и о себе, игнорируя научную психологию, обмениваются в интернете стихами о Духе:

«Не восхищаясь лживым идеалам,
Я в силе духа вижу красоту,
Уродство в не простившем, слабом,
И вновь упав, встаю, иду.

Мечта исчезла - дух уныл,
Блуждаю мыслию неясной,
Свет дивный взоры ослепил:
Я, мнится, видел мир прекрасный.
Душой я к небу возлетел,
Я близок был к высокой цели, -
Тот мир не юности удел,
И силы скоро ослабели.»
http://stroki.net/content/view/13590/80
Шевырев Степан

О психологии Разума «Человека, как Субъекта», скрытого в философии позитивизма. То, что в концепции В.А. Ганзена изучается, как Субъект (носитель мышления, воли, аффекта, перцепции), с точки зрения позитивизма это всего лишь носитель Мозга человека. Но с точки зрения идеалистов и картезианцев возвеличивать надо Разум Человека, производный от деятельности Субъекта. Среди многих, вымаранных из курсов психологии ученых, уместно вспомнить В.В. Розанова, человека гениального и противоречивого, но совершившего научный подвиг. По его исследованиям, Разум Субъекта связан с теоретической деятельностью, он - нечто замкнутое и глубоко самостоятельное. Не человек обладает разумом, а он живет в человеке, покоряя его волю и желания, но не покоряясь ему. В самом себе разум носит свою цель и, скорее, заставляет человека забывать о всех нуждах и потребностях, нежели служить им. Внешняя деятельность подавляет его. Разум неодинаков у различных людей, и понимание свойственно им не в одинаковой степени. Только через Разум человек достигает Понимания себя и внешнего мира, которое обязательно образуется с целью. Понимание раскрывает то, что лежит под внешними предметами и формами, то, что производит их. Цель понимания - постигать отдельные явления в их взаимной связи, понимать целое, части которого составляют это явление. В понимании все необходимо и понятно. Понимание совершенствуется, становится глубже и полнее. Истины соединяются только в понимании. Понимание образуется при господствующем участии человеческого разума, и чувства только орудия для него (по В.В. Розанову, 18667).

Но позитивистская психология сосредоточена только на Уме человека, за которым стоит один Мозг, а не вся психологическая система Человека. Было большой ошибкой забыть вывод Розанова В.В. о том, что Ум связан только с практической деятельностью: он способен ошибаться, он несамостоятелен, придан другим способностям, является их орудием для достижения конкретных известных целей. Он не имеет своих задач и поэтому бездействует и ослабевает, когда нет деятельности. Ум питается знанием. Ум ограничивается теми признаками и формами, которые доступны органам чувств. Ум дает знание, которое происходит по причине, ограниченной простым сознанием того, что предмет существует. Знание отрывочно, бессвязно, оно не соединяет различных явлений в одно целое, неразрывно скрепленное внутренней причинной связью. В знании все случайно и необъяснимо. Знание увеличивается через простое прибавление одних знаний к другим. Каждое приобретенное знание замкнуто в самом себе и не вызывает необходимо нового знания, ограничивается внешними признаками и наружными формами, но не внутренней природой познаваемого явления (по В.В. Розанову, 18667).

Отбрасывая мнение Розанова В.В. и других психологов-идеалистов и метафизиков, детерминистская психология в погоне за Умом, сосредоточилась на изучении Мозга, отбросив и Разум, и Понимание, как отражение сознания человека. Более того, исследователи Мозга убедили сами себя и все общество в том, что они знает все о Мозге, и что Мозг - нечто самое ценное в человеке, и даже единственное, заслуживающее внимания, развития и сохранения любой ценой. Это привело к запредельной радикализация идеи Мозга, и гипертрофированное выделение Мозга из ряда других признаков человека. Радикализация – это когда официально ставится вопрос о том, а нужно ли Человеку его тело (может быть, еще и вместилище Сердца, Души, Духа и Разума?).  Например, доктор биологических наук Е. Терёшина публично читает лекции на темы: «Дает ли биологическое тело мозгу нечто такое, без чего он решительно не может обойтись?», «Какими еще узами скреплены мозг и тело?», «Что нужно живому мозгу, чтобы жить и функционировать отдельно от биологического тела?», «Как можно сохранить функциональную активность мозга, извлеченного из стареющего тела, заменив его тело на полностью искусственное?», ««Живой мозг в искусственном теле» и т.д. Иначе говоря, ставиться вопрос о том, «Как создать искусственную систему жизнеобеспечения мозга человека?» без тела Человека?

Свои лекции Е. Терёшина обосновывает тем, что: «В течение первых 60 лет жизни человека идет процесс формирования структуры биологического мозга. Только к пенсионному возрасту наш мозг полностью созревает и готов продолжать активную интеллектуальную деятельность. Но тело к этому времени уже выполнило свою репродуктивную функцию и начинает стремительно разрушаться и отравлять мозг. Это самый большой парадокс организма человека. Принципиальных препятствий для создания автономной системы жизнеобеспечения биологического мозга не существует. Все функции тела, от которых зависим мозг, можно воспроизвести в небиологической системе. Надо пробовать, проводить эксперименты. Так мы сможем узнать, стареют ли клетки серого и белого вещества, может ли мозг жить значительно дольше смертного тела. И если мозг имеет потенциал для бессмертия, то, снабдив его искусственным телом, мы сможем существенно продлить человеческую жизнь».

Радикализация идеи Мозга и сокрытие идеи Разума уже привело к тому, что практическая экономика, реклама делают именно мозг объектом воздействия, минуя его Разум. На это претендует нейромаркетинг, который использует воздействующие на человеческий мозг стимулы, чтобы вызвать нужное действие. Происходит это подключением к человеческому мозгу на подсознательном уровне, чтобы  вызывать нужные действия (купить или продать, заключить договор, сделать заказ).  Иногда появляются сообщения о т.н. «мозговых вирусах», под которыми понимается упорядоченная информационная структура, созданная искусственно с целью захвата власти над Умами, способная при передаче в виде информационного сообщения того или иного формата (новость, книга, статья, письмо, ролик, фильм, песня, пр.) захватывать Внимание неподготовленного субъекта, превращаться для него в навязчивую идею, подчинять себе Мышление, структурировать его и делать субъекта восприимчивым к внешнему управлению.

Запредельная радикализация идеи Мозга, противопоставленной идее Разума представлена, например, в лекциях доктора физико-математических наук Виталия Дунин-Барковского на тему: «Создание искусственного мозга. Миф или реальность», или в лекции доктора биологических наук Александра Каплана на тему «Нейроинтерфейсы – на пути к протезированию функций мозга». Оказывается и мозг можно заменить, что уж говорить о душе, духе или сердце или Разуме? Вообще, с подачи психологов-детерминистов, психология человека ушла из их рук, и успешно развивается математиками, физиками, медиками, биологами и писателями фантастами.

Из этого следует, что если в теории науки редуцируются понятия, обозначающие ключевые признаки Человека, то на практике редуцируется сам Человек, вплоть до замены его тело на техническое устройство, а потом – и самого мозга на технические интерфейсы – Человек исчезает. Так далеко заводит вымарывание из психологического словаря признаков человека, изученных в метафизике и в идеалистической психологии – в замену человека на киборга. Как теоретические ошибки психологов повлияли на политическую практику - изложено в Заключении.

Заключение: как шли от психологической теории к политической практике

Проблема, поставленная статьей Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко, отнюдь не схоластическая, а совершенно практическая. Кроме фантастических и совершенно нереальных проектов нового человека-киборга, современная редуцированная психология активно применяется в реальной политической и экономической практике сегодняшнего дня. Как далеко зайдет использование редуцированной психологии для формирования современной политики, можно судить по истории того, какую роль она сыграла в системном научном обеспечении Перестройки в СССР и последующих рыночных реформ в РФ.

Проблема в том, что Психология человека – это Система научного знания, а слово Система – это не литературное выражение, а строгое научное понятие. Оно обозначает: «Такую организацию, в которой отдельные элементы работают вместе, чтобы получить выходной эффект, который отдельный элемент сам по себе дать не может.» и т.д.  При этом Система должна отвечать следующим допущениям: 1) иметь иерархическую организацию, т.е. система более низкого порядка встроена в систему более высокого порядка так, что ее выходной эффект воспринимается системой более высокого порядка и преобразуется в процесс, 2) быть целенаправленной, потому что в ней задействован человек, и она искусственно им создана, 3) каждый элемент системы должен подчиняться общей цели. Цель является отправной точкой для разработки системы, цель определяет деятельность участников системы, цель позволяет судить, правильно ли работает система, 4) каждый элемент системы должен оказывать влияние на все другие ее элементы, а выходные эффекты отдельных элементов преобразовываться в выходной эффект всей системы, 5) измерение, оценка, обратная связь должны являться неотъемлемыми элементами системы)». ( D.Meister, 1978). Понятно, что если из системы выбросить один или два ее элемента, то это будет уже не система.

А) Для подготовки системных политических и экономических реформ в СССР в 1976 был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований (ВНИИСИ) – как советский филиал Международного института прикладного системного анализа (ИИАСА) и Комитет системного анализа АН СССР (КСА), представлявший СССР в ИИАСА в Вене. Первым директором (ВНИИСИ) был  Д.Гвишиани: академик АН СССР, член Римского клуба Аурелио Печчеи и др. На основе разработок ВНИИСИ в Политбюро ЦК КПСС была создана «Комиссия Тихонова-Рыжкова», которая представила Программу экономической реформы в СССР с образованием «нового Союза», подписанием нового союзного договора между республиками СССР и т.д. Фактически там была разработана теория и методология Перестройки и экономических рыночных реформ в СССР, которая была запущена в России после событий 1991 и 1993 года. Реформаторы только практически реализовывали то, что было разработано во ВНИИСИ, и ничего не выдумывали на ходу, как иногда это представляется в их мемуарах.

Но в том системном подходе ВНИИСИ, который выступал, как одно из общенаучных методологических направлений, были несомненные просчеты. Главным из них был однобоко понятый «человеческий фактор», целиком построенный на материалистической психологии и психологии позитивизма, из-за чего важнейшие  особенности поведения человека не были учтены, а особенно – в психологических портретах лидеров союзных республик. Именно системные психолого-политические ошибки в Программе экономических реформ ВНИИСИ привели к развалу СССР, потому что процесс реформ перестал быть системным, вопреки тому, каким он был объявлен.

Из Системы ничего нельзя вымарывать только потому, что некоторые важнейшие элементы Системы «Психология» не соответствовали финансово-экономической идеологии Глобализации, подготовленной  «фабриками мысли» вроде Римского клуба и др., под влиянием которых находились  Международный институт прикладного системного анализа (ИИАСА) и Комитет системного анализа АН СССР (КСА).

Б) При подготовке реформ были учтены псевдопсихологические признаки Человека под названием «Человеческий фактор», но и там были допущены системные ошибки. Решая проблему учета человеческого фактора в экономических реформах, Президиум АН СССР и ГКНТ СССР по решению ЦК КПСС и СМ СССР в 1980 г. открыл научно-исследовательскую работу по теме «Физические поля биообъектов, модулированные семантическим сигналом». Исполнители – НИИ радиоэлектроники АН СССР, НИИ ядерной физики МГУ, 1-й Московский медицинский институт им. И.М.Сеченова. В целях проведения НИР в  ММИ им.И.М.Сеченова была открыта кафедра нелекарственной терапии (лаборатория психокоррекции – зав. И.В. Смирнов), где проводились все работы в области психотехнологий.

Психотехнологии создавались для того, чтобы немедицинским путём диагностировать и корректировать психическое и физическое состояние человека, т.е.  путём прямого доступа в семантическую память (подсознание). Названия тем научно-исследовательских работ раскрывают теоретическую базу психотехнологий: «Физические поля биообъектов, модулированные семантическим сигналом», «Способ коррекции состояния биологического объекта» и т.д. Фактически, Человек представлен в психотехнологиях как биологический объект, ничем не отличающийся от животных. Ни о какой душе, духе или сердце человека там нет упоминания. Смирнов И.В., директор по науке НИИ психотехнологий, впервые в мире разработал инструмент измерения и контроля психических функций, а его последователи считают, что именно об этом мечтали выдающиеся  исследователи человеческой психики - от Вундта до Бехтерева.

Надо уточнить, что об этом мечтала часть исследователей психики – детерминисты. Одна из работ Смирнова И.В.: «Психосемантический анализ» получила признание за рубежом и удостоена Большой Золотой медали на Международной выставке научных достижений в Брюсселе в 1997 г., что вполне объяснимо. Этот анализ позволяет точно определить наличие в подсознании человека определённой информации и измерить её значимость для конкретной личности и т.д. Очевидно, это большое научное достижение, но в описании психотехнологий полностью отсутствует важнейшие признаки человека, которые недоступны для методов детерминистской психологии.  Вопрос весьма актуален, потому что сегодня множество институтов, лабораторий, агентств, центров, ассоциаций психотехнологий  пролонгируют старую системную ошибку в своей научно-практической деятельности – исключение существенной части элементов системы Психология.

В) Синхронно с разработками ВНИИСИ, КСА, НИИ психотехнологий в СССР активнейшим образом внедрялись в государственную практику «Организационно-деятельностные игры» (ОДИ), придуманные Г.П. Щедровицким в 1979 году и не имеющие аналогов в мире. ОДИ были и остаются сегодня самым грандиозным психолого-политическим проектом в истории СССР и России. С 1979 года в многочисленных ОДИ по всей стране участвовали специалисты уровня от инженеров до министров, от секретарей обкомов до работников республиканской прокуратуры, которые начинали со стандартных процедур: самоопределения, проблематизации, схематизации, а потом вовлекались в brain storming. Мозговой штурм для решения проблемы разрешал предлагать любые, даже самые, на первый взгляд, экстравагантные или даже безумные идеи. Функция критики, фильтров и всякой рефлексии на этом этапе снимались и не разрешались, а идеи просто фиксировались, составлялся их реестр т.д. По сути, это была исключительно технологичная версия корректировки психического и физического состояние человека путём прямого доступа в семантическую память (подсознание) – вариант психотехнологии. Участники игры испытывали настоящее счастье от самого процесса мышления, такое сильное, какого они не испытывали даже от любви, не говоря уж о водке.

Результаты ОДИ в немалой степени содействовали Перестройке в СССР, пропаганде «нового мышления» и рыночной экономики. Все было бы прекрасно, если бы не системная ошибка, допущенная психологами на этапе проектирования экономических реформ и их пропаганды, которая обнаружилась на этапе их практического осуществления.  Собственно, это была и не ошибка, а осознанное исключение данных идеалистической психологии и метафизики о человеке и его поведении из проектов реформ в СССР и в РФ. Это подтверждает статья П. Щедровицкого, опубликованная в 1993 году («Экономические формы организации хозяйства и современные предпринимательские стратегии»), в которой он пишет, что: «Реальный деятельностный анализ экономической формы организации хозяйства К. Маркс подменил псевдо-этическим и псевдоморальным рассмотрением отношений «эксплуатации». (10). Псевдо-этические – это признаки человека, открытые метафизикой, а псевдоморальные – это признаки человека, открытые в идеалистической психологии. Может быть поэтому в рыночной экономике так мало этики, в либеральной политике нет морали?

П. Щедровицкий, обсуждая один из недавних сюжетов видео euronews, и очевидно, осмысливая последние политические событий в мире, внезапно написал в Фэйсбуке: «Люди - удивительные существа. За последние 200 лет ни философия, ни социальные (социально-гуманитарные) науки практически не продвинулись в понимании человеческой "природы". Проектный энтузиазм эпохи Просвещения, выдвинувший на передний план концепцию "человека разумного", во второй половине Х1Х и в ХХ веке оказался полностью проблематизированным. Опыт мировых войн, революций и массовых проявлений геноцида в различных формах - в том числе по отношению к "своим" - в прошедшем и текущем столетии поставил перед представителями философско-гуманитарного мышления ряд проблем, которые не только не решены, но, на мой взгляд, даже не сформулированы..» (https://www.facebook.com/).

Два года назад я писал по поводу книги профессора Решетникова М.М. «Психологические факторы развития и стагнации демократических реформ в России» (2013), что они противоречивы, и это до сих пор никто и не смог объяснить. Проблемы демократии в России объясняются тем, что менталитет – очень инерционная система, и сегодня мир по отношению к демократии поляризовался. Абсолютно все люди обладают менталитетом, даже не осознавая этого, и абсолютно все люди религиозны, даже отрицая это,  хотя либерализм – это по сути своей религия. Об этом писал один из виднейших соавторов современной демократии, Огюст Конт, прямо назвал позитивизм новой религией. Поэтому никакая логика не действует на веру демократического и либерального человека, так же, как и на веру религиозного и патриотического человека. К сожалению, мир снова приобрел черты, сходные с противостоянием язычников и христиан, монархистов и революционеров, которые ни при каких условиях не согласятся со своими оппонентами, и готовы применять к ним любые средства подавления: моральные, информационные, экономические, физические. А несогласие только в том, что одни верят, что миром управляют видимые, счетные, объяснимые стимулы и реакции, а другие уверены, что миром управляет сознание, нравственность, которые нельзя ни измерить, ни объяснить, как душу человека и его дух. 

Последнее высказывание П. Щедровицкого дает надежду, что люди самых разных точек зрения на человека, его изучение и понимание, начнут сомневаться в полноте и точности современных психологических знаний, и «вспомнят былое». На такие мысли наводит фундаментальная статья Н.М. Ракитянского и Ю.В. Колесниченко.

Литература

1.Robertson R. Globalization. London: Sage, 1992.
2.Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. М., 1993.
3.Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. П., 1921.
4.Вундт В. Лекции о душе человека и животных. СПб., 1894
5.Ганзен В.А. Системные описания в психологии. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984
6.Гвишиани Д. М., Шаталин С.С., Гайдар Е.Т. и др., Организация управления. Проблемы перестройки, М. Экономика 1987
7.Гербарт И.Ф. «Психология как наука, основанная на опыте, метафизике и математике» (т. 1-2, 1824-25),
8.Кастельс Эммануэль. Информационная эпоха. М., 2000.
9.Коменский Я.А. Великая дидактика. — СПб: Типография А. М. Котомина, 1875.
10.Ландел Дуайт "Великий холестериновый обман". http://polonsil.ru/blog/43990793190/Izvestnyiy-kardiohirurg-nazval-istinnyie-prichinyi-serdechno-sos?page=4#42777302550
11. Lippman Уолтер. Public Opinion. ?. ?., 1922
12.Локк Дж. Опыт о человеческом разумении. Кн.1-3. 1689.
13.Мейстер Д. Эргономические основы разработки сложных систем. М., 1979.
14.Омае К. Упадок национального государства: становление региональных экономик. НЙ, 1999.
15.Панарин А.С. Глобальное и политическое прогнозирование. М., 2000.
16.Проблемы глобализации. Рук. проекта М.С.Горбачев. Рук. подпроектов: А.Арбатов, О.Богомолов, В.Данилов-Данильян, В.Кувалдин, Н.Римашевская, В.Толстых, Г.Шахназаров. Отв.ред. А.Б.Вебер. Интернет.
17.Ракитянский Н.М. Категория менталитета в пространстве психологии веры. СПбГУ. Сер. 12, 2009, вып. 4.
18.Ракитянский Н.М. Понятия сознания и менталитета в контексте политической психологии», Вестн. Московск. Ун-та. Сер. 12. Политические науки. 2011. № 6.
19.Ракитянский Н.М., Колесниченко Ю.В. Потенциал русской философско-психологической школы и методология портретирования личности политика. Вестн. Моск. Ун-та., Сер. 12. Политические науки. 2014. № 6.
20.Решетников М.М. «Психологические факторы развития и стагнации демократических реформ», рукопись, 2012.
21.Розанов В.В. «О понимании», СПб, 1867.
22.Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1973.
23.Семёнов В.Е. Типология российских менталитетов и имманентная идеология России // Вестник СПбГУ. Сер.6, 1997, вып.4. С.59-67
24.Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии М.: Прогресс: 1993.
25.Смирнов И.В. "Психотехнологии". М., Прогресс, 1995 г.
26.Тоффлер А. Футурошок. СПб, 1997.
27.Трубецкой Е. Смысл жизни. Берлин. 1922.
28.Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку. в кн.: Новое в лингвистике, в. 1, М., 1960
29.Уотсон «Психология глазами бихевиориста» (Psychology as the Behaviorist Views It) из журнала «Психологическое обозрение» за 1913 год.
30.Фукуяма Ф. Конец истории?// США: экономика, политика, идеология. 1990. №5., С.40.
31.Шеррингтон Ч. «Человек и его природа», М., 1940.
32.Щедровицкий Г.П. Избранные труды. — М.: Шк.Культ.Полит., 1995.
33.Щедровицкий П.Г. В поисках формы. Сборник статей. — Москва, ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ», 2005.
34.Юрьев А.И. Введение в политическую психологию, Изд. ЛГУ, 1992.
35.Юрьев А.И. Глобализация как новая форма политической власти, изменяющая человека и миропорядок. В кн.: Россия: планетарные процессы. СПб, Изд-во СПбГУ, 2002.
36.Юрьев А.И. Теоретические и методологические проблемы политической психологии //Вестник СПбГУ, 1997, Сер.6. Вып.3.
37.Ярошевский М.Г. История психологии. 1966

Источник: Вестник Моск.ун-та. Сер.12. Политические науки. 2015. №3

Опубликовано 6 июня 2019

Материалы по теме

«Психология развития человека»: издана новая книга В. Аверина
28.09.2021
Психологический туризм как способ разрешения внутренних конфликтов
27.09.2021
Понимание немыслимого: Виктор Знаков о Холокосте, терроризме и окнах Овертона
09.09.2021
Цифровое поколение и прогнозирование профессионального будущего
21.08.2021
Цифровое поколение: цифровой образ жизни и новая социальная ситуация развития
22.07.2021
Влияние деструктивных культов на психологические особенности личности
20.07.2021
Роль негативных личностных черт в психологической адаптации
04.07.2021
50 лет российской девиантологии: обзор научных работ
02.07.2021
Социально-психологические ресурсы развития общества в условиях цифровых технологий
09.06.2021
От обретения смыслов — к созиданию будущего! Что обсуждали на Саммите психологов?
07.06.2021
Зоны психологического пространства личности
30.05.2021
Феномен обыденного садизма
21.05.2021

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
28 сентября 2021 , вторник

В этот день

Ольга Степановна Ковшова празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Викторовна Антоненко празднует день рождения! Поздравить!

68 лет назад родился(ась) Фёдор Ефимович Василюк.

Скоро

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь
28 сентября 2021 , вторник

В этот день

Ольга Степановна Ковшова празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Викторовна Антоненко празднует день рождения! Поздравить!

68 лет назад родился(ась) Фёдор Ефимович Василюк.

Скоро

14 — 15 октября
Москва

III Международная научно-практическая конференция «Современное состояние и перспективы развития психологии труда и организационной психологии»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

21 — 22 октября
Москва

Международная конференция «Дифференциальная психология и психофизиология сегодня: способности, образование, профессионализм»

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь