• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

14 — 15 апреля
Онлайн

XXVI Международный симпозиум «Психологические проблемы смысла жизни и акме» «Новая реальность: новые смыслы?»

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь

«Российская психотерапия лишь начинает интеграцию в мировую психотерапию, уже имея возможность учиться на ошибках других систем»

/module/item/name

Предлагаем вашему вниманию интервью с Виктором Ефимовичем Каганом. Виктор Ефимович - доктор медицины и психологии, поэт, публицист. Один из самых известных психотерапевтов и психиатров в бывшем Советском Союзе. Куратор «Психологической газеты». Много лет работает в пространстве экзистенциальной гуманистической психологии и психотерапии, развивая авторскую концепцию трансметодологической психотерапии. Живёт и работает в Америке.

Блоги:  http://vekpsypro.livejournal.com и http://vekagan.livejournal.com

 - Виктор Ефимович,  вы приезжаете в Россию и в Литву проводить семинары, но живёте и практикуете в Америке. Поэтому хочу спросить вас об особенностях интеграции профессиональных психологов, получивших образование в России, в профессиональное сообщество за рубежом. Сейчас эта тема актуальна: на кафедрах вузов молодых специалистов поощряют к публикациям в зарубежных профессиональных изданиях – подтверждать свою доцентскую ставку тем, что они  проявляют активность и занимаются наукой. Как вы считаете, могут ли российские психологи работать по специальности в других странах и что им для этого требуется?

- Подготовка психолога и психотерапевта в России и в Америке – две большие разницы. Расчёт на то, психолог с российским образованием с места в карьер начнёт работать психотерапевтом, наивен. Без лицензии это невозможно. Частная практика - это постоянная охота за клиентами, но психолога (и это понятно) при всей толерантности американцы всё-таки предпочитают выбирать из «своих». Можно устроиться работать в дом престарелых, в правительственную организацию, в пенитенциарную систему, хотя, может быть, это не так интересно и престижно. Но это позволяет получить на 80-90% оплачиваемую работой медицинскую страховку, страховку профессиональной ответственности, дополнительный пенсионный план. Что ещё? Исследовательская и преподавательская работа - это неустанный поиск грантов при весьма скромной зарплате. Всерьёз рассчитывать на работу с русскоязычными американцами трудно – это умирающий рынок. В любом случае, язык новой страны надо знать на достаточно приличном уровне.

- Как вы учили язык?

- Я его до сих пор плохо знаю. В школе, в середине 50-х годов английский нам преподавала учительница, закончившая факультет немецкого, можете представить, чему она могла научить. Мы с друзьями увлекались математикой и часами решали задачи под звучание «Голоса Америки» на английском из трофейного лампового приёмника. С тех пор я знаю, что один из лучших способов изучения языка – это пассивное слушание. Когда язык звучит фоном, ты пропитываешься его музыкой, начинаешь узнавать блоки слов, они слепляются в идиомы. Даже если ты и не знаешь, что это такое.  Вплоть до того, что я во сне разговаривал на каком-то тарабарском языке, но с хорошим американским произношением и интонированием.  Эта «музыка языка» очень  много даёт.

Потом я уткнулся в английский, когда готовил кандидатскую диссертацию. С трудом,  коряво, с пятого на десятое что-то для себя переводил. А в 1990-м году первый раз поехал в Америку. Трехлетняя дочка моего нового американского друга на компьютере учила второй язык – французский. А я не знал, как к компьютеру подойти и было ужасно стыдно,  что эта мелкая так бойко «чешет»  по-английски, а я, здоровый старый дурак, не могу сказать ни слова.

Потом я поступил самым наглым образом – перестал заботиться о том, что я говорю, и стал обращать внимание на то, как понимаю сказанное мне. В разговорах и переписке держался правила: «Ты говоришь – моя проблема понять тебя. Я говорю – твоя проблема понять меня». И это помогало. Ну и, конечно, старался читать, смотреть ТВ, слушать радио на английском – чем больше, тем лучше. Не могу сказать, что доволен своим английским, но клиенты и коллеги понимают, документацию веду.

- Как проходила ваша адаптация в новой среде?

- Проблемой было всё. Поскольку у меня не было лицензии, позволяющей работать психотерапевтом, я устроился учителем в центр для аутичных детей. Сказал директору центра: «Я 35 лет объяснял родителям и врачам как обращаться с этими детьми, а сам толком никогда не общался с ними. Но мне интересно. Поэтому вы забудьте, что я доктор медицины и психологии. Я буду очень обижаться, если вы напомните. Просто учитель».

Должность простая  – в США нет ни педагогических институтов, ни факультетов дефектологии: после школы проходишь двухмесячные курсы «Special education» - и работай. Что делал? Проводил со своей командой из 4-5 детишек по 8 часов в день - носы и попы вытирал, одевал и учил одеваться, учил их палочки писать и прочее, гулял с ними, кормил, разнимал драки ...  Полгода был, по существу, нянькой им. Многие мои российские друзья сочувственно вздыхали, мол, как пал: по их меркам - это было ниже плинтуса. А меня эти полгода очень многому научили, очень многому ...

- Скажите, вынужденное изменение статуса, необходимость пройти долгий путь, чтобы занять в Америке такую же социальную позицию, были серьёзным испытанием для вас?

- В Америке я стал просто одним из нескольких тысяч лицензированных психологов. У меня отношение ко всем этим позициям - как к бирюлькам, как к орденам Леонида Ильича. Мягче сидеть без них.  Собственно, выбор был сделан намного раньше, когда к 1992-му году я ушел с заведования кафедрой в одном вузе и доцентским курсом на факультете усовершенствования в другом, предпочтя вольные хлеба с живой конкретикой психотерапии дежурному пополнению списка печатных работ, тоске в президиумах и иерархическим играм. И то, что сейчас я работаю лицом к лицу с пациентами и иногда провожу группы, меня более чем устраивает.

Трудно ли было? Тогда об этом не думал – некогда и не до того было. Обвал смертей и прочих передряг в семье, в результате чего, толком проморгаться не успев, остался один. Не самый лучший фон для культурной и профессиональной адаптации. Задним числом иногда удивляюсь, что, приехав 56 лет, пролез старым верблюдом сквозь иголное ушко. Чтобы работать по специальности, мне понадобилась переоценка в американскую систему всех званий и двухгодичная супервизия. После этого экзамены – сначала основной компьютерный экзамен, который достаточно сложен – это весь университетский курс психологии в том виде, в каком он существует: и математическая статистика, и культуральная психология, и организационная психология, и психотропные средства, и психиатрические классификации, и анатомия, и физиология мозга. Компьютер выбрасывает 225 вопросов и на ответы даётся 4 часа. Мне изрядно помог опыт работы над книгой «Практическая психология для психологов и врачей: обучающий тестовый контроль» (М., 1999), в ходе которого я раскусил некоторые трюки тестов множественного выбора. После него был письменный экзамен по праву и этике. Это экзамен не на знания, а на умение ориентироваться, принимать решения. 

Последним экзаменом было собеседование, на котором специалист получает выписку из истории пациента и два психолога бомбардируют его вопросами о лечении, методиках, работе с семьёй, законах, этике – обо всём. Собеседования боялся, конечно, тем более, предстояло понимать собеседников и говорить, а не галочки расставлять, но оно было самым легким. Потому что выписка оказалась интересной, и я забыл, на каком языке говорю, включился в психологическую игру. Экзаменаторов было двое - педантичный суховатый мужчина и живая, не без озорства и «авантюринки» женщина. Отвечал я им, следя не столько за сутью, сколько за тем, как эту суть преподносить. Для него я говорил по букве закона, потом переводил на неё взгляд и говорил: «Но, в каких-то случаях можно было бы попробовать вот так…». Они оба получали устраивающие каждого ответы и были вполне удовлетворены. Потом мы ещё полчаса на крыльце проболтали. Вот после этого я, наконец-то, получил лицензию.  

- Насколько я знаю, в Америке специалист находится под контролем на всех этапах своей профессиональной деятельности. У нас в России это зачастую не просто формальность, а даже неприкрытая формальность.

- Я с вами согласен. Просто есть несколько сторон, граней. Одна из них – культуральная.  В Америке не бывает формальных аттестационных экзаменов, не бывает формального сертифицирования специалистов – все взаправду, все серьёзно.  Вторая грань – система обучения. Насколько я помню, к развалу Советского Союза в стране было три психологических факультета. А сейчас в России, насколько мне известно, 350 вузов, дающих психологическое образование, хотя прошло всего двадцать лет! У меня один вопрос: «Ребята, а где преподавателей-то набрали на 350 факультетов, кто у вас преподаёт?»  И когда смотрю, кто преподаёт, у меня больше вопросов нет, мне уже не надо спрашивать, кто выходит из стен этих факультетов. В лучшем случае, люди будут доучиваться сами. Как меня когда-то в середине 1990-ых студенты спросили: «Виктор Ефимович, а где можно поучиться?». Я говорю: «Девочки, вы учитесь. На будущий год закончите» – «Виктор Ефимович, ну,  учимся, ну, закончим. Но мы же ничего не умеем. А где поучиться, чтобы что-то уметь делать?». Мне кажется, что уровень подготовки страдает по очень многим причинам: от отсутствия преподавателей до подчиненности всего государству. Заниматься состоянием дел в профессии должны профессиональные ассоциации, а не министерства.

В Америке, если специалист является членом Американской психологической ассоциации, она не хочет, чтобы он её подвёл, поэтому будет следить за тем, как он работает.  И будет за это денежки брать. Это взаимовыгодное сотрудничество – являясь членом Ассоциации, психолог юридически и финансово защищён, он пользуется льготными условиями страховки профессиональной ответственности, прохождения усовершенствования, льготным доступом к литературе и т.д. Более «узкие» ассоциации (та же Ассоциация гуманистической психологии и множество других) входят в нее в качестве подразделений. Таким образом, она «обнимает» все профессиональное поле, организуя и развивая его. Она, а не госчиновники.

По моему впечатлению, в России пока такой профессиональной ассоциации психологов нет, хотя какие-то зачатки появляются и хочется надеяться, что они не зачахнут.

- Как вы оцениваете уровень подготовки американских психологов?

-  В массе своей они, скажем так, как и всюду, не Яломы. Когда психологическая практика становится массовой специальностью, она незбежно сталкивается с издержками массовости. Отсюда требования: чтобы умел правильно читать и понимать инструкции и чтобы не вредил.  А потом уже - всё остальное. У людей часто такой максималистский подход – либо хорошо, либо плохо. И дай нам всё, много и сразу, чтобы всё было «в шоколаде». Но так не будет. От встречи с плохим специалистом клиент нигде не защищен полностью – ни в России, ни в Америке, но в Америке он защищен гораздо больше.

У российских психологов я не вижу хорошей психологической подготовки. Я не уверен, что она – единственное условие работы психотерапевта, но её недостаток рано или поздно, так или иначе, будет прорываться помехами в работе.  Сейчас в России время, когда как бы «всё можно», оно пугает, хотя часто кажется обеспечивающим креативность. Но уж слишком много велосипедов с квадратными колесами эта креативность изобретает, даже если не додумывается до какой-нибудь «поркотерапии» или чего-нибудь ещё похлеще.  В Америке сейчас можно только то, что можно, нарушение правил наказуемо и, если вы хотите ввести в практику что-то новое, вам предстоит обосновать это и получить «добро».

В России вижу психологов, которые, получив университетский диплом, а то и до этого, садятся в кресло психотерапевта. В США в университете специалист получает академическое образование, которое само по себе не даёт права работать терапевтом. Чтобы получить его, нужно ещё учиться, сдать лицензионный экзамен, пройти супервизию, поучиться чему-то в той сфере, в которой предполагаешь работать (например, если хочешь заниматься тем или иным тестированием - пройди соответствующий курс).  Каждый год специалист должен подтверждать лицензию.  Это базовый уровень квалификации и безопасной для клиента работы. От этого уровня в Яломы путь никому не заказан.

В общем же, сравнивая американскую и российскую системы, я бы сказал, что обе не без проблем, но сегодня американская психотерапия менее зависима от государства, более организована и дисциплинирована, а соблюдение границ не только не делает ее ограниченной, но и создает условия для их расширения. Тогда как российская психотерапия, по существу, лишь начинает интеграцию в мировую психотерапию, уже имея возможность учиться на ошибках других систем.  

Беседовала Мария Зайцева

Опубликовано 1 февраля 2012

Материалы по теме

В России выросла нагрузка на психиатрические и психологические службы
31.03.2021
Переходные состояния: функции лиминальности и ее необходимость
25.03.2021
Переживание коллективной травмы пандемии: попытка осмысления
23.03.2021
Некоторые аспекты прояснения запроса в терапии осознаванием
02.03.2021
Круглый стол «Психологическая помощь: кто, кому, зачем и сколько?»
15.02.2021
Развязывая узлы. Размышления об экзистенциальной терапии доктора А. Алексейчика
09.02.2021
Друзья «Психологической газеты» — о свободе, ценностях, осознанности и жизнестойкости
08.02.2021
Новую психологическую нормальность обсудили на Гайдаровском форуме
18.01.2021
Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
28.12.2020
Принимая обязательства — навстречу профессиональной идентичности
24.12.2020
«Телесно-ориентированная психотерапия: системный подход»
21.12.2020
«Психотерапия — это не то, что вы думаете»
15.12.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
13 апреля 2021 , вторник

В этот день

Азрет Абукович Урусов празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Владимировна Соловьева празднует день рождения! Поздравить!

Елена Борисовна Кулёва празднует день рождения! Поздравить!

Александра Гививна Гогоберидзе празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Иосиф Маркович Палей.

Скоро

14 — 15 апреля
Онлайн

XXVI Международный симпозиум «Психологические проблемы смысла жизни и акме» «Новая реальность: новые смыслы?»

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь
13 апреля 2021 , вторник

В этот день

Азрет Абукович Урусов празднует день рождения! Поздравить!

Ольга Владимировна Соловьева празднует день рождения! Поздравить!

Елена Борисовна Кулёва празднует день рождения! Поздравить!

Александра Гививна Гогоберидзе празднует день рождения! Поздравить!

95 лет назад родился(ась) Иосиф Маркович Палей.

Скоро

14 — 15 апреля
Онлайн

XXVI Международный симпозиум «Психологические проблемы смысла жизни и акме» «Новая реальность: новые смыслы?»

19 — 20 апреля
Дубна

VIII Международная научно-практическая конференция «Психология третьего тысячелетия»

23 — 24 апреля
Онлайн

XX Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Проблемы теории и практики современной психологии»

27 апреля
Онлайн

Первые «Эйдемиллеровские чтения 2021. Семейный диагноз и психическое здоровье»

14 — 16 мая
Ярославль

22 международный конгресс «Психология XXI столетия (Новиковские чтения)», посвященный 100-летию профессора М.С. Роговина

1 — 2 июня
Онлайн

Международный психологический форум «Ребенок в цифровом мире»

1 — 3 июля
Москва

Всероссийская конференция «История отечественной и мировой психологической мысли: знать прошлое, анализировать настоящее, прогнозировать будущее»

2 — 4 июля
Владивосток

X Международная научно-практическая конференция «Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности»

19 — 22 октября
Санкт-Петербург

Международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

Весь календарь