16+
Выходит с 1995 года
2 марта 2024
Развитие отечественного военного профессионального психологического отбора в 20–30-е годы XX века

Динамичное развитие отечественной прикладной психологии и, в первую очередь, технологий профессионального психологического отбора в 20–30-х годах XX века отмечалось в различных областях общественной практики. Несмотря на большое количество работ, посвященных изучению прикладной психологии в этот период, развитие отечественного военного профессионального психологического отбора ранее не рассматривалось подробно, за исключением нескольких работ [2; 4]. В настоящей работе представлены результаты анализа статей, опубликованных в отечественной военной периодической печати в 20–30-е годы XX века и посвященных проблемам профессионального психологического отбора, часть из которых ранее не упоминалась в историко-психологических трудах.

Необходимо отметить, что проблема определения критериев отбора кандидатов на военную службу была сформулирована руководством РККА еще на этапе ее становления. В настоящее время опубликованы работы, раскрывающие роль Л.Д. Троцкого в развитии практики профессионального психологического отбора в РККА [2]. Однако стоит отметить, что потребность в качественном комплектовании армии способствовала развитию различных видов профессионального отбора: социально-политического, медицинского, образовательного, психологического и т.д. Итоги развития этих видов отбора к концу 30-х годов XX века при практически полном свертывании практики профессионального психологического отбора побудили обратиться к изучению особенностей развития этого прикладного психологического направления в армии.

С начала 1922 по 1935 год было опубликовано не менее 70 статей, посвященных проблемам профессионального психологического отбора, при этом интенсивность публикаций, их тематика и отраженная в них методология существенно менялись.

В целом статьи и заметки, опубликованные в армейских журналах этого периода, могут быть разделены по нескольким тематическим направлениям: методика психологического отбора военных специалистов; профессиональная психологическая пригодность военных специалистов; профессиографическое и психографическое изучение военных специальностей и труда военных специалистов; анализ влияния отдельных факторов на деятельность военных специалистов; общие вопросы психодиагностических исследований в армии.

Одной из первых работ по этой проблематике стала статья «К вопросу о применении экспериментально-психологических методов к выяснению проблем, связанных с техникой военного дела» А.П. Нечаева, основоположника идеи внедрения тестологии в деятельность российских военно-учебных заведений, опубликованная в 1922 году. Автор указывал на безальтернативность мнения о том, что прямое отношение к военному делу имеют две основные проблемы психотехники: определение способностей к конкретному роду занятий и изучение факторов, влияющих на работоспособность, при этом разные виды воинской деятельности, по его мнению, требуют разных психологических способностей [8]. А.П. Нечаев указывал, что в марте 1922 года ему было предложено изучить проблему профессионального психологического отбора летчиков («определение авиаспособности») и предложить простые способы его проведения. По результатам сбора экспертных мнений автор предположил, что авиаспособность определяется показателями памяти, свойствами внимания (объем, устойчивость, распределение, переключаемость), скоростью психических процессов, внушаемостью и эмоциональной устойчивостью. Исследование группы из 23 летчиков показало, что между показателями объема, переключаемости и устойчивости внимания существуют тесные взаимосвязи, поэтому батарея тестов была сокращена до методики запоминания чисел и написания двузначных чисел в прямом и обратном порядке. Однако, по его собственным наблюдениям, результаты зависели от актуального состояния испытуемого в день проведения исследования. Поэтому схема эксперимента была уточнена и в дальнейшем одинаковые измерения проводились несколько раз в течение 4–5 дней. При разделении респондентов на группы худших, средних и лучших использовались средние по всем пробам значения. Для валидизации полученных результатов была использована экспертная оценка летчиков инструкторами. Основываясь на ней, автор указывал, что предложенная им методика имеет точность прогноза 86%. Обсуждая полученные результаты, А.П. Нечаев признал, что 100% прогноз может быть дан при учете мотивации и личностных качеств летчиков.

В 1923 году опубликована статья, посвященная психологическому отбору командного состава. Интересно, что в ней дан критический обзор нескольких известных оснований отбора командного состава: классовая принадлежность, формальные показатели уровня образования, результаты испытаний при поступлении в военные академии, показатели служебного стажа, боевые отличия, результаты медицинского осмотра и антропометрических и физиологических измерений. Результаты психотехнических испытаний авторы считали перспективным основанием для отбора командного состава, ссылаясь на опыт американской и французской армий. Отмечалось, что психотехнические испытания развивались по трем направлениям:

  1. определение профессиональной пригодности на основании общего анализа профессиональной деятельности;
  2. определение пригодности индивида путем вычленения отдельных требований к психологическим качествам, предъявляемых деятельностью;
  3. определение пригодности в наиболее напряженные периоды профессиональной деятельности.

Однако авторы предостерегали от переоценки прогностических возможностей психотехнических испытаний, указывая на ряд недостатков этого вида отбора: слабый учет упражняемости в тестах; отсутствие возможности изучить мотивацию и личностные качества. Авторы предположили, что при отборе командного состава необходимо применять комплекс всех видов отбора.

Опыту проведения психологического отбора в американской армии посвящены две статьи независимых друг от друга исследователей — Е. Кагарова в 1923 году и Н.В. Петровского в 1924 году. Оба автора обосновывали необходимость использования уже имеющегося опыта иностранных коллег, но после апробации в условиях РККА. Предполагалось, что в случае подтверждения эффективности таких методов командованию будет предложено внедрить психотехнические испытания в армейскую практику.

В статьях других авторов обсуждались методы и результаты проведения психологического отбора артиллеристов, летного состава, технического авиационного персонала, кандидатов на обучение в военные учебные заведения (школы, училища, академии), танкистов, моряков и т.д.

Вопрос о необходимости психологического отбора граждан, проходящих военную службу по призыву, рассматривался в статье В. Иванова. Автор указывал, что принудительную работу, связанную с воинской повинностью, призывнику легче выполнять, если ее содержание соответствует его склонностям и интересам, однако, применяемые приемы сортировки призывников (по этническим, образовательным критериям) по родам войск не были достаточно эффективными [3]. В качестве инструмента повышения точности распределения призывников по военным специальностям автор предложил психофизиологический подбор. Дополнительное изучение предлагалось проводить в отношении кандидатов на морскую службу, радиотелеграфистов, шоферов в призывных комиссиях с участием подготовленных специалистов. Вместе с тем, отмечалось, что психотехника не может предоставить простых решений этой проблемы. В качестве необходимого основания для развития профессионального отбора автор считал перечни профессионально важных качеств по основным военным специальностям. Подобного рода работа была проведена под руководством автора в Высшей артиллерийской школе (г. Ленинград). Указывалось, что для различных военных специальностей артиллерии есть общие и специальные профессионально важные качества, которые приведены в статье для командира батареи, орудийного начальника, наводчика, разведчика и наблюдателя, радиотелефониста, ездового. По каждой военной специальности и должности был разработан неструктурированный перечень специальных профессионально важных качеств, относящихся к интеллектуально-мнестической, социально-психологической, ценностно-мотивационной, эмоционально-волевой и психомоторной сферам. Интересно, что в статье отражено отношение красноармейцев к психотехническим испытаниям: «…психотехника … кажется не то забавой, не то шарлатанством» [3, c. 111].

Совершенно другой подход к отбору военных специалистов был предложен С. Гинзбургом. Необходимо отметить, что сам автор статьи явным образом не обозначил цели описанного им исследования, а весьма неопределенные выводы, приведенные в конце статьи, диссонируют с четким описанием эксперимента и его результатов. Можно предположить, что действительной целью проведенного исследования являлся отбор кандидатов на обучение редким военным специальностям, и именно поэтому статья включена в описание развития военного профессионального психологического отбора. Это предположение подкрепляется тем, что темой обследования курсантов сам автор назвал «психология разведывательной работы» [1, c. 40]. Автор указывал, что исследование направлено на изучение «ориентировочного рефлекса («наблюдательности»)», в настоящее время было бы корректнее говорить об исследовании непроизвольного внимания, долговременной памяти, особенностей мышления.

Суть исследования заключалась в том, что после просмотра 20-минутного кинофильма военно-приключенческого жанра 140 курсантам инженерной военной школы предлагалось ответить на анкету, состоящую из 23 вопросов о количественных и содержательных моментах фильма (например: количество винтовок в эпизоде), о предстоящей задаче курсанты узнавали только перед анкетированием. Вторая группа курсантов, также численностью 140 человек, отвечала на эти же вопросы через две недели после просмотра фильма. При этом половина курсантов каждой группы помимо ответов на вопросы анкеты в свободной письменной форме излагала содержание фильма.

С 1921 года активно развивались психофизиологические исследования летно-подъемного состава. К 1925 году количество публикаций, в которых были представлены результаты психофизиологических исследований, сравнялось с сообщениями о психотехнических испытаниях, в последующие годы психофизиологический подход стал доминировать.

Так, в 1923 году в журнальном варианте доклада о профессиональной пригодности летчиков доктор С.Е. Минц подводил промежуточные итоги своей работы по изучению труда летчиков за три года. По результатам анкетирования 10 опытных летчиков по профессиографической анкете О. Липмана были выделены 14 профессионально важных качеств и компетенций, необходимых летчику [6, с. 96].

В 1924 году С. Е. Минцем представлен психофизиологический подход к определению годности к летной службе [7]. Скорость и точность сенсомоторной реакции, реакции на движущийся объект, определение количества ошибок, упреждений и другие показатели, по мнению автора, были адекватны для определения годности не только к летному делу, но к освоению других военных специальностей. Ярким примером проникновения в военное дело физиологического подхода стала статья доктора Фролова 1926 года «Учение об условных рефлексах и педагогика». Автор предложил свойства высшей нервной деятельности в качестве критериев для определения показателей годности к военной службе не только рядовых, но и командиров вместо психологических критериев [10, c. 36].

Психофизиологические исследования, в ряде случае включающие психотехнические испытания, в армии проводились до 1937 года. Поводом для отказа от подобных исследований стало не известное постановление 1936 года, а отрицательное заключение заместителя начальника Института авиационной медицины. По утверждению К.К. Платонова, физиолог Д.Е. Розенблюм ошибочно распространил на психологические исследования «выводы постановления о порочной практике тестирования в педологии» [5, c. 252].

Нельзя утверждать, что после 1937 года психологические исследования в РККА были полностью свернуты. Однако тема профессионального психологического отбора военных специалистов в предвоенные и военные годы активно не разрабатывалась в силу политической нежелательности методологии психологического тестирования. Тем не менее, отечественные специалисты были знакомы с развитием психологического отбора в зарубежных армиях. Так, в начале 1943 года Н.П. Ферстер был подготовлен перевод статьи о психологическом отборе в армии Великобритании, адресованный директору Центрального научно-исследовательского института психологии С.Л. Рубинштейну [9]. В работе была кратко описана организация психологического отбора новобранцев и офицеров, указаны методы отбора и фамилии руководителей из числа психологов (Drever, Myers, Bartlett, Burt).

Необходимо отметить, что критика процедур профессионального психологического и психофизиологического отбора на страницах армейской печати стала заметной начиная с 1925 года. По мнению авторов критических статей, основными причинами неэффективности психодиагностических мероприятий выступали: отсутствие обоснования применения конкретных психодиагностических методик; архаичность применяемых методик; низкая квалификация проводящих исследования (это могли быть командиры-энтузиасты, санработники и т.д.); отсутствие систематических исследований и координации между группами исследователей; отсутствие необходимого оборудования и расходных материалов; большие временные затраты на проведение исследований.

В процессе изучения источников удалось выявить некоторые факторы, которые оказывали влияние на проведение психологических исследований в армиии, которые в свернутой и часто неотрефлексированной форме проявились на страницах армейской печати.

Идеи внедрения профессионального психологического отбора в деятельность армии находили позитивный отклик у значительной части командиров на этапе строительства новой армии. Постепенно со стабилизацией системы государственного управления, повышением общего образовательного уровня призывных ресурсов социальный заказ на комплектование должностей военных специалистов трансформировался: акцент смещался в сторону выявления наиболее лояльных государственному строю кандидатов, то есть в сторону социально-политического отбора. К началу 1930-х годов этому виду отбора был отдан полный приоритет, но еще несколько лет по инерции проводились работы в области психологического военного отбора.

Следует отметить, что существенную долю в исследованиях занимало изучение когнитивной сферы военнослужащих. Учитывая значительный разрыв между уровнем образования большей части населения, состоянием психического здоровья людей, с одной стороны, и потребностью государства в массовой подготовке специалистов по сложным военным специальностям, с другой, в тех исторических условиях, вероятно, это было оправдано. Вместе с тем, быстрая положительная динамика уровня грамотности населения в 1920-х годах способствовала существенному снижению точности прогноза успешности обучения в военно-учебных заведениях разного уровня.

Кроме того, можно отметить сложные и противоречивые отношения между представителями двух конкурирующих направлений профессионального отбора: психологического и психофизиологического.

Итак, в развитии отечественного военного профессионального психологического отбора в описываемый временной период можно выделить два этапа:

  1. этап с 1920 по 1924 год — активное и стихийное развитие исследований в области военного профессионального психологического отбора, поиск методов и средств;
  2. этап с 1925 по 1937 год — доминирование психофизиологических исследований, формирование и функционирование системы психофизиологического отбора кандидатов на обучение в военные учебные заведения.

Библиографический список

  1. Гинзбург С. Наблюдательность будущего командира // Военный вестник. 1929. № 38. С. 40–44.
  2. Елисеева И. Н., Олейник Ю. Н., Радченко Ю. И. Из истории военно-психологических исследований в РККА в 20-х годах XX века // Психологический журнал. 2020. Т. 41. № 4. С. 55–65.
  3. Иванов В. Профессиональный подбор личного состава артиллерии // Военная мысль и революция. 1924. Кн. 4. С. 101–113.
  4. История отечественного военного профессионального психологического отбора : монография / под общ. ред. Ю. И. Радченко, В. И. Лазуткина, И. Н. Елисеевой. М., 2021. 319 с.
  5. К истории отечественной авиационной психологии. Документы и материалы / отв. ред. К. К. Платонов. М., 1981. 320 с.
  6. Минц С. О профессиональной пригодности к службе в качестве летчика, на основании статистических данных и психотехнических испытаний. Доклад, читанный на 25-ом объединенном открытом заседании Военно-Научной Комиссии Штаба Воздушного флота и Секции ВНО 17 апреля 1923 г. // Вестник воздушного флота. 1923. № 3. С. 95–99.
  7. Минц С. Психотехническое испытание для определения годности к летной службе по способу д-ра А. Кронфельда // Вестник воздушного флота. 1924. № 1. С. 47–49.
  8. Нечаев А. П. К вопросу о применении экспериментально-психологических методов к выяснению проблем, связанных с техникой военного дела // Военный вестник. 1922. № 17-18. С. 8–9.
  9. Ферстер Н. П. Специалисты на военной службе: перевод с англ. // ОР РГБ. Рубинштейн Ф. 642. К. 36. Ед. хр. 13. 5 л.
  10. Фролов Ю. Учение об условных рефлексах и педагогика // Красная армия и школа: военно-педагогический журнал РККА. 1926. № 5. С. 28–36.

Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ № 19-013-00779.

Источник: Елисеева И.Н. Развитие отечественного военного профессионального психологического отбора в 20–30-е годы XX века // Психология XXI века: вызовы, поиски, векторы развития: Сборник материалов III Всероссийского симпозиума психологов с международным участием, посвященного 30-летию со дня образования психологического факультета Академии ФСИН России. Рязань, 08–09 апреля 2021 года: В 3 ч. Ч. 1. Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2021. С. 236–242.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»