Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь

С.Н. Костромина о нормативном регулировании психологической помощи в России

/module/item/name

Заведующая кафедрой психологии личности факультета психологии СПбГУ, президент Санкт-Петербургского психологического общества, доктор психологических наук, профессор Светлана Николаевна Костромина выступила с докладом «Я — психолог! Ты — психолог! Нормативное регулирование психологической помощи в России» на заседании цикла встреч научной секции «Психологическое консультирование» СПбПО.

Проблема нормативного регулирования в поле деятельности психолога, на мой взгляд, связана, в том числе, с тем, что профессия психолога стала относиться к массовым профессиям. Сегодня мы приближаемся к соотношению психолог — врач общей практики как 1 к 4. Количество психологов, конечно, не сопоставимо с педагогическим сообществом, которое приближается к 1,5 миллионам профессионалов, но говорит о том, что психолог уже далеко не штучная профессия

По данным за 2018 год, еще до пандемии, на рынке психологических услуг, по самым скромным оценкам, работало около 40000 психологов. Из них значительное число работало в государственном секторе: больше всего — в сфере образования, там насчитывался 16141 психолог, в здравоохранении — 9500 специалистов, в Министерстве обороны — около 2000. Это достаточно большие цифры, но даже в 2018 году эти специалисты не покрывали существовавшую потребность, которая в то время составляла около 44000 психологов. Для сравнения — в США психологов практически в три раза больше.

При этом государственные структуры отражают только часть рынка психологических услуг. Существует еще частная практика, которую посчитать практически невозможно. Зато можно зафиксировать потребность в кадрах, в 2018 году в большинстве регионов половина вакансий была не заполнена. В малых городах и сельской местности психологическая помощь вообще труднодоступна. Опросы общественного мнения и до пандемии говорили о том, что психологов не хватает. Т.е. трудно найти не просто хорошего психолога, а психолога в принципе.

Пандемия внесла свои коррективы, поставив психологическую помощь в один ряд по востребованности с медицинской помощью. По данным интернет-ресурсов, агрегирующих спрос и предложения на разные услуги и товары, рост обращений во время пандемии составил 69%. А в 2020 году по сравнению с 2019 годом увеличился еще на 89%. Осенью 2021 года рост обращений по сравнению с весной 2021 составил 32%. Лидерами по обращениям стали Москва, Санкт-Петербург, Урал, Сибирь.

Растущий запрос на психологическую помощь не остается без ответа. По данным агрегатора «Авито-услуги», рост предложений психологических услуг по сравнению с осенью 2020 составил 65%. При этом, по данным ресурса, доля профессиональных психологов в этих предложениях — менее 50%. Под профессиональными психологами понимаются люди с базовым психологическим образованием. Когда речь идет о частнопрактикующих психологах, их насчитывалось не более 10%. Конечно, эти данные нужно рассматривать с позиции, кто размещает свои предложения и где. Но когда люди ищут информацию и в том числе используют интернет-ресурсы, размещающие предложения о психологической помощи, присутствие «специалистов», не имеющих психологического образования или считающих себя психологами, но таковыми не являющихся, не может не беспокоить профессиональное сообщество.

Этот аспект влечет за собой новую проблему: где найти хорошего психолога?

В данном случае я не говорю о том, что психолог с базовым образованием обязательно лучше, чем психолог без базового образования. Но психологическое образование влечет за собой понимание, что система знаний построена на доказательной практике. И эта доказательная практика, хоть и не является гарантом качественной психологической помощи, но дает надежду, что ущерб будет нанесен гораздо меньше. В ситуации массовой подготовки психологов, которая иногда подразумевает дополнительное образование к уже имеющемуся непсихологическому (например, юридическому или экономическому), отсутствие единых требований к профессии, непрозрачное для населения содержание деятельности, но при этом высокая востребованность и наше с вами понимание ответственности за качество оказываемой помощи обращает внимание профессионального сообщества к разработке механизмов нормативного регулирования психологической помощи.

Я бы сказала, что все регулирование психологической помощи, которое существует на данный момент, и то регулирование, которое мы пытаемся построить уже на протяжении последних 15 лет, преследует три основные цели: профессиональность, доступность, прозрачность.

Мы бы хотели, чтобы на рынке психологических услуг работали профессионалы (которые гарантировали бы качество оказания психологической помощи) и чтобы эта помощь была доступной. Доступность подразумевает не только достаточное число специалистов, но и создание определенных реестров: т.е. люди получают объективную информацию о том, к кому они обращаются и какие психологические услуги они могли бы получить. И третий важный момент — прозрачность, чтобы было понятно, что, как, кому и кем оказывается. Чтобы не происходила мифологизация процесса оказания психологической помощи.

Исходя из имеющейся нормативной базы, существует два основания, которые позволяют тому или иному лицу называться психологом.

Во-первых, понятие «психолог» может рассматриваться как квалификация, присваиваемая при получении образования по соответствующей профессии. Например, в дипломе у выпускника по программе «клиническая психология» будет написано «клинический психолог». Возникает вопрос с бакалаврами и магистрами, которым присваивается квалификация «магистр психологии» или «бакалавр психологии». Однако, несмотря на такое название, подчеркивающее уровень психологического образования, это тоже говорит, что их подготовка оценена как психологическая квалификация.

Во-вторых, понятие «психолог» может рассматриваться как должность, как единица в штатном расписании: какими функциями наделяет работодатель человека, нанимаемого на ту или иную должность. Должность психолога подразумевает выполнение трудовых функций, которые связаны с оказанием психологической помощи или психологических услуг.

Часто спрашивают: чем психолого-педагогическое образование отличается от психологического образования. Оно и отличается тем, что присваивается квалификация «педагог-психолог», а не «психолог». Т.е. по требованиям психологического образования такой специалист психологом не является. Но при приеме на работу работодатель может взять на должность психолога любого человека с высшим образованием. В том числе и педагога-психолога. Или человека с высшим образованием, имеющего переподготовку на курсах повышения квалификации в области психологии.

Почему так происходит? Профессиональный и образовательный стандарты — это две отдельные области нормативного регулирования.

Образовательный стандарт регулирует подготовку будущих специалистов, а профессиональный — непосредственно работу специалиста на конкретных должностях. На данный момент существует всего два профессиональных стандарта на уровне федерального законодательства: психолог в социальной сфере и психолог в образовании. Хотя в принципе профессиональных стандартов может быть сколько угодно. Мы можем создавать профессиональные стандарты как по сферам деятельности (здравоохранение, МЧС, МВД и др.), так и под каждый вид деятельности. Сейчас одновременно разрабатываются проекты профессионального стандарта клинического психолога и психолога-консультанта. Но ни тот, ни другой еще не приняты, поэтому опираться на них при приеме на работу мы не можем.

Как быть, когда нет требований к должности на уровне профессионального стандарта? Наши коллеги в разных ведомствах выходят из этой ситуации, создавая собственные нормативные локальные акты. Т.е. Министерство образования и науки или Министерство просвещения издает локальные нормативные акты о том, как работает психолог в сфере образования. Правда существует профессиональный стандарт «психолог в образовании». Поэтому, разрабатывая свои нормативные документы, они, в том числе, ориентируются и на него. В разработанных министерством документах написано, какие функции должен выполнять психолог в этой сфере, какие услуги оказывать, сколько времени занимает его рабочий день, какое у него взаимодействие с администрацией учреждений. Такие же нормативные акты есть, например, у психологов в МЧС. В этой сфере по-своему регулируется деятельность психологов. Аналогичная ситуация в здравоохранении. Существуют нормативные документы Министерства здравоохранения относительно того, кто такой клинический психолог и какие у него есть функции.

Понятно, что раз это разные ведомства, то и требования к психологам разные. Эти требования иногда противоречат друг другу. Например, всем хорошо известно, особенно клиническим психологам, что психолог не занимается психотерапевтической помощью, потому что психотерапией в сфере здравоохранения, согласно нормативному регулированию, занимаются только врачи, врачи-психотерапевты. Поэтому психолог может проводить диагностику, консультирование, но не психотерапию. Но это приказ ведомственный. Поэтому он распространяется только на сферу здравоохранения. Это означает, что если я как психолог работаю в сфере МЧС, или в сфере образования, или в социальной сфере, или занимаюсь частной практикой, то я могу заниматься психотерапевтической практикой. Нет федерального запрета на то, чтобы психологи занимались психотерапией. Он есть только в ведомственных нормативных актах Министерства здравоохранения.

Отдельную проблему создает сопряжение образовательных и профессиональных стандартов, а также ведомственных нормативных документов.

Я говорила, что образовательный стандарт присваивает определенную квалификацию. Например, в психологическом образовании — квалификацию «психолог». В психолого-педагогическом образовании это может быть «педагог-психолог». Но на ставки психолога берут специалистов и с тем, и с другим образованием. Однако в любой момент ситуация может измениться. Например, если будет принято решение о требовании к образованию работников, занимающих ставки психологов в определенном ведомстве.

10 лет назад мы видели такую ситуацию в сфере здравоохранения. Когда специалисты, работавшие в течение длительного времени, некоторые — по 10–15 лет и больше, при следующей аттестации были вынуждены уволиться или пойти получить базовое психологическое образование, потому что до этого они его не имели. Когда их принимали на работу 20 или 25 лет назад, высшее психологическое образование или образование в области клинической психологии им не требовалось. Достаточно было иметь только переподготовку в области клинической психологии.

Сейчас в сфере здравоохранения четкий закон: на ставке медицинского психолога может работать человек с образованием «клинический психолог» или прошедший переподготовку в области клинической психологии, но до этого он должен иметь диплом психолога.

Еще один важный момент, который есть в нашем государстве. Это процедура аттестации. А еще планируется введение процедуры аккредитации.

Процедура аттестации требует от практикующего специалиста периодического подтверждения своей квалификации, т.е. уровня своей подготовки. Также эта процедура используется, чтобы сотрудник государственного учреждения мог перейти на следующую категорию: от первой к высшей, например.

При Комитете по образованию Санкт-Петербурга создана специальная комиссия, которая аттестует психологов в сфере образования. При Комитете по здравоохранению есть своя комиссия, которая аттестует медицинских психологов. Как вы понимаете, требования к аттестации психологов в разных ведомствах тоже разные. Эта межведомственная разобщенность, с одной стороны, учитывает специфику работы психолога в конкретной сфере, а с другой — размывает общие правила и требования к оказанию психологической помощи, хотя виды психологической деятельности выполняются одинаковые: психологическая диагностика, экспертиза, консультирование и т.д.

Но в этом году Министерство здравоохранения уже выпустило нормативный документ о том, что мы должны в ближайшее время готовиться к процедурам аккредитации для немедицинских специалистов, работающих в сфере здравоохранения.

Чем процедура аккредитации отличается от процедуры аттестации? Процедура аккредитации будет предполагать допуск к профессии. Это означает, что если молодой специалист получил диплом клинического психолога, для того чтобы его «пустили в профессию», приняли на должность, он должен сдать квалификационный экзамен — т.е. пройти процедуру аккредитации.

Пока этого еще не происходит, но всё к этому движется. Сейчас мы готовимся к разработке специальных заданий, в том числе тестовых. И к необходимости приблизить государственный выпускной экзамен к требованиям процедуры аккредитации, чтобы переход от полученного образования в профессию был минимально трудоемким. Чтобы не было так, что вначале учим одному, а на процедуре аккредитации спрашивают другое.

Одновременно продолжается работа над разработкой новых профессиональных стандартов. Например, сейчас разрабатывается проект профессионального стандарта «психолог-консультант». Профессиональное психологическое сообщество, и наши московские коллеги, и СПбГУ, выступает против принятия этого профессионального стандарта. Не потому, что не нужен профессиональный стандарт психолога-консультанта. А в связи с теми требованиями к образованию, которые он содержит.

Посмотрим на необходимый уровень квалификации — он указан как 6 уровень Т.е. психологом-консультантом может работать человек с образованием бакалавра. (Хотя во всех уже имеющихся профессиональных стандартах — психолога в сфере образования и психолога в социальной сфере, а также в проекте профессионального стандарта для медицинского психолога — требование к уровню квалификации — 7, т.е. магистратура или специалитет.) Далее, требования к образованию психолога-консультанта — просто высшее образование, даже не профильное. А к нему — дополнительное профессиональное образование по программе профессиональной переподготовки в области психологического консультирования. Получается, что психологом-консультантом по этому проекту может работать любой человек с высшим образованием. Достаточно пройти переподготовку по психологии. С такими требованиями профессиональное психологическое сообщество, несущее ответственность за свою деятельность, психологическое здоровье и безопасность граждан, согласиться не может.

Такой проект подготовлен нашими коллегами из Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги, продвигающими идею о том, что психологическим консультированием может заниматься любой человек с высшим образованием. Поэтому сегодня одна из основных задач, которая стоит перед профессиональным сообществом, — либо подготовить альтернативные профессиональные стандарты, либо работать над федеральным законом о психологической помощи, который будет содержать единые требования к психологам как по уровню образования, так и функционалу.

Я подхожу к своей заключительной части, которая касается именно федерального закона, общего регулирования деятельности психологов.

В первую очередь, мы бы хотели, чтобы эти три принципа: профессиональность, доступность, прозрачность, — регулировались не в рамках отдельных нормативных актов ведомств, чтобы психологическая практика была зафиксирована как особый вид деятельности.

В России существует Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД), который пока не предусматривает психологическую деятельность. Это означает, что вся психологическая деятельность, которая выходит за рамки государственных учреждений и должностных обязанностей, вообще никак не регулируется.

Идея федерального закона связана с тем, чтобы охватить и частную практику, и государственную работу в области оказания психологической помощи. Чтобы регулирование строилось на одинаковых базовых психологических принципах.

Нынешний проект, который был разработан совместно МГУ и СПбГУ при участии психологов и университетов других городов, был разработан именно с этой целью. Он прошел юридическую экспертизу и носит рамочный характер. Но самое важное, в нем есть принципиальные статьи.

Например, статья о том, кто такой психолог… Права и обязанности лиц, получающих психологическую помощь… Статья, связанная с психологической тайной, призванная защитить и клиентов, и психологов, которые работают, например, в силовых ведомствах или в учреждениях образования. В этих сферах психологу бывает трудно соблюдать этические принципы работы, разрешать этические дилеммы. Часто администрация или родители в силу того, что психолог работает с несовершеннолетними, требуют раскрытия содержания консультации.

Предлагаемый законопроект также регулирует виды психологической помощи и формы психологической помощи.

Мы бы хотели, чтобы на федеральном уровне было закреплено определение, что такое психологическая помощь.

Психологическая помощь — это квалифицированная профессиональная деятельность, осуществляемая при оказании помощи в формах и видах, предусмотренных настоящим федеральным законом, при проведении психологической экспертизы, а также в научных, образовательных и других целях, лицами, отвечающими требованиям настоящего Федерального закона.

Мы хотели бы закрепить статус немедицинской психотерапии. Чтобы психологи на законодательном уровне получили возможность заниматься не только психологическим консультированием, но и психотерапевтической работой с немедикаментозной составляющей.

Но самый важный, на мой взгляд, пункт связан с определением, кто такой психолог. Идея состоит в том, чтобы законодательно закрепить, что психологом является специалист с высшим психологическим образованием, а также те, кто получили психолого-педагогическое образование до 2025 года.

Новая номенклатура специальностей и образовательных программ, которые в 2022 году приняты министерством, оставили психолого-педагогическое образование в перечне наук об образовании. Это привело к тому, что с 2022 года выпускнику будет присваиваться квалификация бакалавр или магистр образования. Т.е. все поступившие на программы психолого-педагогического образования в педагогические вузы в 2022 году по окончании учебы не получат диплом педагога-психолога. Психологическая составляющая из квалификации исчезнет. Это то, о чем должны знать наши абитуриенты, которые видят и связывают свое будущее с психологической наукой и практикой.

Таким образом, проект Закона об оказании психологической помощи гражданам РФ подразумевает разработку механизма того, что психологической практикой занимались люди с психологическим образованием. А для сложных видов психологической помощи: психологическое консультирование, экспертиза и психотерапия, — требование к уровню высшего психологического образования должно быть не ниже специалитета или магистратуры, а также наличия дополнительного образования.

Отдельную часть в законопроекте занимает описание процедур аккредитации и аттестации. Предполагается, что для частной практики будут созданы территориальные аттестационные комиссии, центральная комиссия. Психологи в государственных структурах будут проходить аттестации в своих ведомствах. Кроме того, предполагается, что будет создана Межведомственная правительственная комиссия, которая будет регулировать на законодательном уровне всю психологическую практику: и частную, и государственную.

Пока это только проект, я бы назвала это нашей мечтой. Потому что пока мы, к сожалению, все время топчемся на пороге Государственной Думы и движемся по принципу: два шага вперед, один шаг назад.

И последняя идея, которая витает в воздухе и которой сейчас занимается Министерство здравоохранения, это создание единого общего закона о психическом здоровье, куда войдет и психологическая помощь, и психиатрическая помощь, и психотерапевтическая помощь.

Я видела текст этого законопроекта. Из него просматривается, насколько трудно «скрестить» эти три области. В связи с чем он не производит впечатление целостного согласованного законодательного акта. Но, честно говоря, мы готовы на любой компромисс, лишь бы деятельность психологов нормативно регулировалась в России.

Нам важен любой федеральный законодательный акт, который бы четко определил и закрепил за психологической помощью нормативный статус.

Опубликовано 9 марта 2022

Материалы по теме

В. Путин поручит правительству рассмотреть вопрос о психологической помощи
02.12.2022
Международное профессиональное психоаналитическое общество о проекте закона «О психологической помощи»
21.11.2022
Ассоциация аналитических психологов: «Должны быть выслушаны и услышаны все!»
15.11.2022
Профессиональное бессилие: к обсуждению закона о психологической помощи
14.11.2022
Профстандарт психолога-консультанта: комментарии разработчиков
07.11.2022
И.В. Киркора о законопроекте: «Приглашаем к совместной экспертной работе»
07.11.2022
Экзистенциальные консультанты и терапевты о законопроекте
01.11.2022
В.Э. Пахальян: Еще раз о «хаосе» и его результатах
01.11.2022
С.Н. Костромина и А.В. Шаболтас о законе о психологической помощи (деятельности)
31.10.2022
Обозвать фейком, чтобы не признать факты: история исчезновения законопроекта
26.10.2022
М.М. Решетников: Нужны ли нам сейчас законодательно оформленные ограничительные «рогатки»?
25.10.2022
«Институт коучинга» представил предложения к законопроекту о психологической помощи
25.10.2022

Комментарии

 

Правильно ли я понимаю, что психолог обладает образованием не ниже специалиста, что равно психологическому бакалавриата и магистратуре?

12.03.202219:03:03

 

Чем больше законов , тем меньше самой души. Благие намерения всегда вели в одном направлении... потому что благо - обычное свое собственное, а никак не чужое

13.03.202208:48:45

 

Светлана Николаевна! Простите за мой комментарий - лично Вас я обидеть совсем не хочу. Но на мой взгляд - вопросы о ярлыках и разграничениях, аттестациях и аккредитациях - это вопросы бизнеса, конкуренции и устранения конкурентов на рынке психологических, психотерапевтических услуг. Для чего нужна диагностика состояния человека, если ему не нужна психотерапия? Конечно для решения вопроса- способен ли он выполнять работу и может ли быть к ней допущен. Но такую диагностику при наличии имеющихся готовых тестов и ноутбука может выполнить даже не психолог. Например, по методике С.М. Мороз.Мне ее метод очень понравился, причем даже позволяет увидеть результат полученного человеком лечения. Но если речь идет о психологической и психотерапевтической помощи - совсем неуместно их разделять. Любой психолог, как и социальный педагог, как любой педагог, между прочим, должен иметь подготовку по психотерапии и иметь в своем арсенале психотерапевтические методы, позволяющие оказать экстренную помощь человеку, который оказался в сфере его деятельности и которому эта помощь нужна. Просто на уровне слов и сочувствия действенной помощи оказать не удастся. Поэтому я считаю, что все те усилия, которые затрачиваются на разграничение полномочий надо направить на выработку одной программы подготовки для всех психологов. И в этой программе должны быть все аспекты деятельности : и диагностика, и психотерапия, в том числе и клиническая . Ведь все психологические проблемы человека вызывают и психосоматику, и поведение. Разделить их невозможно. Лично мне очень странно, для чего психологу или психотерапевту знать, сколько костей у человека, вместо того, как работает его бессознательное и как неудовлетворенные психологические потребности ведут к болезням физическим, психическим и социальным. Психолог и психотерапевт- не медик и его не надо запихивать в рамки медицины. Это отдельная специальность, требующая пожизненной переподготовки и развития специалиста. И все эти аккредитации и аттестации ставят под сомнение сам уровень даваемого Вузом образования. Диплом дали, но его еще надо подтверждать, чтобы работать и платить взносы тому, кто аккредитовал. Сейчас это вообще нормально стало - платить кому-то за то, чтобы работать. Везде-не только в психологии. Так же, как и подтверждение квалификации через определенное время - например, врачу раз в 5 лет. Это просто доильный аппарат. Будто бы человек может разучиться , забыть то, чему он уже научился. Известно, что любое знание и умение никуда не теряется- лежит где-то в хранилище, если не используется, но оно есть и человек может этот опыт всегда извлечь
Я считаю, что любой психолог обязательно должен получить в институте подготовку по судьбоанализу, графологии, например. Анализ почерка доступен всегда. И как и многие рисуночные методы достаточно информативен, помогает установить контакт, понять, нужна ли ему экстренная помощь. Но и методы оказания этой помощи тоже необходимы. Поэтому я считаю вопросы разграничения границ действия психологов просто надуманы и являются препятствием для нормальной и спокойной работы психологов. Без опасений, что ты нарушаешь какие-то правила, вдруг кому-то поможешь, да не тот приемчик применишь - а тебя накажут. А сколько времени и сил на это тратится вместо полезной деятельности! Сколько клиентов могли бы получить помощь если их затратить не на разработку совершенно ненужных проектов и законов, а на дело!

13.03.202212:01:19

 

Я считаю, что любой специалист, работающий с людьми с целью помощи решения любой жизненной задачи обязан обучаться психотерапии. И разделение на психологов, психотерапевтов искусственно созданное - но кому-то нужное...

13.03.202221:23:42

 

В статье больше всего смущает вот этот пункт: "Новая номенклатура специальностей и образовательных программ, которые в 2022 году приняты министерством, оставили психолого-педагогическое образование в перечне наук об образовании. Это привело к тому, что с 2022 года выпускнику будет присваиваться квалификация бакалавр или магистр образования. Т.е. все поступившие на программы психолого-педагогического образования в педагогические вузы в 2022 году по окончании учебы не получат диплом педагога-психолога. Психологическая составляющая из квалификации исчезнет. Это то, о чем должны знать наши абитуриенты, которые видят и связывают свое будущее с психологической наукой и практикой".

В этой ситуации обиднее всего за школьных психологов (педагогов-психологов), окончивших педагогические вузы, обучавшихся по направлению подготовки "Психолого-педагогическое образование". Этих выпускников не будут считать принадлежащими к психологической профессии совсем. В то время как из зона ответственности всё более расширяется: работа с детской психикой, предотвращение суицида в образовательных организациях, работа с жертвами буллинга. И этот перечень можно продолжать бесконечно. Как скажите привлекать абитуриентов обучаться на не известно кого. А Профессиональные консультанты и терапевты в школы уж точно не пойдут. Эта специальность просто погибнет

14.03.202209:47:36

 

Светлана Николаевна! Полностью согласна с Вами и обеими руками "За". Больно смотреть, что делают с психологией полупрофессионалы или возомнившие себя психологами. Они наносят вред и клиентам, и имиджу психологии. Люди, конечно, ходят к знахарям, но когда совсем плохо становится, все-таки бегут к профессионалу. Хотелось бы, чтоб и в психологии люди понимали, чем отличается профессионал от знахаря.
И кстати, по комментариям уже видно, кто есть кто. Увы!
Да, и профессиональные психологи раньше шли в школы. Вот только им не всегда были рады. Поэтому и возникли "педагоги-психологи", они свои.
Никого не хотела обидеть. Надеюсь, на свой счет никто ничего не примет

14.03.202211:49:56

 

Уважаемая Ирина, Вы правы в том, что психологам в школах не очень рады. Сейчас очень много вакансий психологов в школах и госструктурах. Но там обязательно нужна прививка - может поэтому там так много свободных мест...

14.03.202212:06:30

 

Да... Бюрократия среди 'своих' цветёт буйным цветом. Любой ценой не пустить 'чужих', получивших пусть и дополнительное высшее, но работающих на совесть и радующих огромным количеством благодарных клиентов.

20.04.202220:12:29

Оставить комментарий:

7 декабря 2022 , среда

В этот день

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь
7 декабря 2022 , среда

В этот день

Николай Алексеевич Батурин празднует день рождения! Поздравить!

Елена Васильевна Сидоренко празднует день рождения! Поздравить!

Марина Всеволодовна Шулепова празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

9 — 10 декабря
Екатеринбург, online

V Международный форум «Cognitive Neuroscience – 2022»

8 — 12 января
Ставрополь

«Души Порывы». 29-й международный фестиваль психотерапии и практической психологии «Святочные встречи»

11 января
Тверь

III Международный конгресс девиантологов «Девиантология XXI столетия»

26 января
Москва, online

II Международная конференция «Психолого-педагогические инновации в педиатрической практике»

23 — 24 марта
Москва, online

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Третьи Поляковские чтения по клинической психологии (К 95-летию Юрия Федоровича Полякова)»

24 марта
Санкт-Петербург, online

XX Мнухинские чтения: «Детская психиатрия России: история и современность»

Весь календарь