• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

6 — 8 февраля 2022
Санкт-Петербург

8-й Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Психотерапия как метафизика любви»

26 — 27 февраля 2022
Москва

Международная научно-практическая конференция «Практическая психология и новая реальность»

12 — 13 мая 2022
Санкт-Петербург

Всероссийский конгресс с международным участием «Психоневрология: век XIX — век XXI»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

Весь календарь

Мозаика парадоксов психологической работы в онлайн-формате

/module/item/name

«Психологическая работа онлайн» — словосочетание, прочно вошедшее в нашу жизнь уже давно. На самом деле, еще до пандемии. Консультации и терапия с психологами из других городов, стран, бесконечные вебинары — это все для многих было привычно и удобно, пока сохранялся режим и возможности встреч очно.

Но когда такая возможность пропала, возникло ощущение другой реальности, экзотичности, непонятности. То, что раньше казалось удобным и интересным, зачастую стало выглядеть иначе. В нынешней ситуации каждый из нас, психологов, делает свой выбор не просто в отношении к происходящему, но и выбор, связанный с профессиональной деятельностью. Как теперь я работаю? Где я работаю? Какие методы я применяю в каком из случаев? В чем лично для меня отличия и похожесть очной и дистанционной психологической работы?

Для того чтобы совершать выбор, нам точно имеет смысл разобраться в возможностях и ограничениях как очной, так и онлайн-работы.

Одна из главных тем психологической работы в любом ее формате — это границы, ответственность и безопасность. Здесь у клиентов возникает много вопросов и в очном режиме, а уж в режиме онлайн — и того больше.

Во время очной работы с клиентом или группой тема психологической безопасности клиентов — это во многом ответственность психолога. Мы проговариваем эту тему, обращаем внимание на безопасное поведение участников группы и субьективное переживание опасности и безопасности клиентов в контакте с нами, членами группы, миром в целом.

В онлайн-формате часто создается ощущение, что эта ответственность становится клиентской. Ведь психолог не может гарантировать, что в процессе встречи не вторгнется третье лицо, что беседа не будет подслушана. Обо всем этом теперь важно заботиться самому клиенту. Если такие отношения изначально начинались в онлайн-формате, то они с самого начала строятся по этим особенным правилам. Иначе дело обстоит, когда у клиента есть опыт очной работы с этим психологом. Клиент знает, привык, что о нем позаботится терапевт, ну уж в кабинете во время встречи точно. А теперь ситуация поменялась и это твоя ответственность. Здесь могут возникать сложные чувства, вопросы о том, а за что же теперь отвечает психолог. А действительно, за что?

Я думаю, наша ответственность состоит в том, чтобы легализовать эту тему с клиентом, вопрос нашей ответственности говорить о важности и значимости для совместной работы того, как клиент заботится о себе, какие возможности он находит для обеспечения свободного и открытого разговора с психологом.

Это очень непростая ситуация для людей, живущих в малогабаритном жилье, где сложно найти время и возможность для уединения и свободного обсуждения личных тем. В рекомендациях разных авторов я читала о том, что если речь идет о консультировании детей и подростков, хорошо бы обсудить с родителями необходимость уединения ребенка, обеспечения его техническими возможностями свободно беседовать, зная, что никто не войдет в это время в помещение, не будет подслушивать под дверью. Рекомендации по установке музыкальных колонок у дверей, чтобы ребенку было спокойно: если кто-нибудь решит проявить любопытство, то звучащая музыка будет препятствовать подслушиванию.

Как быть, если у клиента не отвлекаться не получается, он не смог в достаточной степени обеспечить свою психологическую безопасность? Всплывают в памяти разные ситуации и обстоятельства. Например…

Подросток на онлайн-консультации. Я вижу, что он все время посматривает в сторону.

— Кто-то с тобой в комнате?

— У меня щенок.

Щенка только купили, расстаться с ним невозможно. Все мысли только о нем. Хочется его гладить и держать на руках. И вот перед экраном уже двое. Мальчик и его щенок.

Или еще. Девочка-подросток. Во время консультации попросилась отойти, потом еще раз.

— Что происходит?

— В гости приехала маленькая племянница, она не может понять, с кем я говорю.

Мы знакомимся. Договориться о том, что нам надо поговорить вдвоем, не получается. Малышке интересен такой необычный способ общаться, старшей же интересно наблюдать за младшей. Рисунки рисуются вдвоем, молниеносно, рассказывают о получившемся с воодушевлением. Мы рисуем вместе, потом играем — так проходит весь запланированный час.

Оба эти примера работы онлайн в ракурсе границ и безопасности выглядят небезупречными. А с точки зрения потребности и контакта — иначе. Важно отметить, что в обоих случаях произошедшее способствовало сближению клиентов и терапевта, возникновению особого тепла и доверия. Вообще, общаясь с коллегами работающими в «новой реальности», часто слышу случаи, когда люди выходят на консультацию из машин, с лавочек в парке, из ванной комнаты или задерживаясь после работы в офисе. Границы при работе онлайн часто становятся иными. Нам важно понимать, что это так: это не плохо и не хорошо, это просто по-другому. Что не отменяет важности фокусироваться на этих темах, обсуждать происходящее, проявляя гибкость.

Еще один парадокс работы в онлайн-режиме состоит в том, что мы, с одной стороны, вместе, но при этом каждый находится на своей территории. Это ощущение абсурдности и парадоксальности бывает таким сильным, что клиентам сложно сосредоточиться на себе и содержании беседы.

— Где я? С тобой? Или без тебя?

— Вот они, знакомые предметы кабинета, но я не могу до них дотронуться.

— Вот он ты, но я не вижу тебя целиком. Вот он я, но ты не видишь меня целиком. У меня точно есть все тело, а у тебя?

Есть соблазн быть в таком контакте немного, наполовину с тобой в кабинете и наполовину у себя дома со своими делами. Как будто нигде.

Мне кажется, ощущение «мы здесь, мы вместе» важно, нужно усиливать. Это можно делать через совместные упражнения. Я начинаю все свои сессии, занятия, как индивидуальные, так и групповые, с того, что мы вместе делаем зарядку сидя: «Я повторяю за тобой движения рук, плеч и головы, ты повторяешь за мной». Такое «заземление» через телесные упражнения создает ощущение, что мы точно здесь, мы точно вместе. Несмотря на то, что я не вижу на экране твое тело, оно есть. И мое тело есть, я есть. Мы можем быть вместе, можем говорить, играть.

Фестиваль
Татьяна Олеговна Ушакова
7 февраля в 10:00 — 11:50
Мастер-класс
Как дети понимают, что родители их любят? Как быть, если слов недостаточно?
Психологическая работа с проблемами детско-родительских отношений с применением метафорических карт и игровых платформ
Участвовать

Клиентам, привыкшим к тому, что на встречах проводятся процедуры, кажется, что работа в онлайн-режиме невозможна. Это, правда, часто бывает сложно.

Еще один парадокс в моей профессиональной жизни сейчас: я просто отказалась от работы с метафорическими картами и игровыми платформами. Я не использую в онлайн-работе те инструменты, автором которых являюсь. Это расстроило многих моих клиентов. Мало того, проводить арт-терапевтические процедуры в онлайн-формате бывает затруднительно сразу по нескольким причинам. Разберемся, почему:

  • обычно материалы для арт-процедур предоставляются психологом, их можно не экономить, тратить свободно. «У тебя в кабинете так удобно, много места, все специально продумано», — часто слышу я. Теперь ответственность за материалы целиком лежит на клиенте;
  • получившийся арт-продукт «живет» в кабинете у психолога, таким образом обеспечивается его сохранность. Но теперь он находится у клиента и возникают риски для его сохранности (рисунок, работу могут выкинуть, испортить, да просто без разрешения трогать и перемещать);
  • в онлайн-формате психолог только частично может видеть клиента во время творчества. Или лицо, или руки и материал, и то если есть возможность навести камеру. Сложно быть вместе в процессе творчества. А это важно при арт-терапии. Часто на очной встрече я могу поддерживать робких, неуверенных в своих силах клиентов, давать обратную связь о том, на что обратила внимание в процессе творчества, помогать устроиться, расположиться, работать с необычным для клиента материалом. В онлайн-режиме даже рассмотреть работу не всегда просто.

Есть такие клиенты, с которыми при всех этих ограничениях проще отказаться от арт-терапевтических методов. Конечно, есть и те, кому такой формат вполне подходит: «Мне так проще рисовать, мне хорошо, что я делаю это у себя дома. Я по-другому отношусь к материалам, подбираю их, покупаю. Я теперь больше рисую дома. Мы что-то сделаем вместе, и я потом еще долго работаю таким образом, как мы делали на сессии. Раньше для меня разложиться и просто начать рисовать — это была целая история, теперь все проще».

Удивительно, как жизнь отражается в психотерапии, как парадоксальность нашей реальности влияет на нашу профессиональную деятельность. Новые вызовы времени игнорировать не получится, нам приходится адаптироваться к изменениям. Парадокс состоит в том, что мы можем быть устойчивыми и подвижными, убежденными и гибкими, эмоционально отзывчивыми и рассудительными — и все это одновременно.

Опубликовано 5 января 2022

Материалы по теме

Sand-art: удивительный мир песочных историй
02.12.2021
Выявление групп риска эмоциональных нарушений у детей
11.08.2021
Работа с детьми, пострадавшими от коммерческой сексуальной эксплуатации
27.07.2021
Мульттерапия как инструмент работы с инвалидами и детьми с ОВЗ
12.07.2021
Чем удивлял 15-й Саммит психологов? Рефлексия и действия
11.06.2021
Форум «Ребенок в цифровом мире» начался в День защиты детей
01.06.2021
Сфоткай с апельсином! Как выход за рамки танцевальной терапии помогает достичь её целей
09.04.2021
Изобразительные игры для детей с ограниченными возможностями здоровья
05.03.2021
Запугивание не работает: Татьяна Ушакова о том, как говорить со школьниками о здоровье
02.03.2021
Арт-педагогические технологии коррекции страхов у детей дошкольного возраста
30.01.2021
«Рисунок в круге»: работа по семейному устройству
05.10.2020
Развитие коммуникативных навыков у детей младшего школьного возраста с ОВЗ посредством ТДТ
27.07.2020

Комментарии

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
26 января 2022 , среда

В этот день

Виктор Анатольевич Ташлыков празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Соколова празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Борисовна Умняшова празднует день рождения! Поздравить!

124 года назад родился(ась) Петр Кузьмич Анохин.

Скоро

6 — 8 февраля 2022
Санкт-Петербург

8-й Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Психотерапия как метафизика любви»

26 — 27 февраля 2022
Москва

Международная научно-практическая конференция «Практическая психология и новая реальность»

12 — 13 мая 2022
Санкт-Петербург

Всероссийский конгресс с международным участием «Психоневрология: век XIX — век XXI»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

Весь календарь
26 января 2022 , среда

В этот день

Виктор Анатольевич Ташлыков празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Владимировна Соколова празднует день рождения! Поздравить!

Ирина Борисовна Умняшова празднует день рождения! Поздравить!

124 года назад родился(ась) Петр Кузьмич Анохин.

Скоро

6 — 8 февраля 2022
Санкт-Петербург

8-й Санкт-Петербургский зимний фестиваль практической психологии «Психотерапия как метафизика любви»

26 — 27 февраля 2022
Москва

Международная научно-практическая конференция «Практическая психология и новая реальность»

12 — 13 мая 2022
Санкт-Петербург

Всероссийский конгресс с международным участием «Психоневрология: век XIX — век XXI»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

12 — 13 сентября
Москва, online

II Международная научно-практическая конференция «Давыдовские чтения»

Весь календарь