16+
Выходит с 1995 года
17 июня 2024
Поколение Z. Всегда ли отклонение от социальных норм — это девиация?

«Цель моральных норм, которые общество предъявляет к личности, состоит в том, чтобы ограничить её свободу. Подлинная моральность начинается с умения отбросить эти нормы и руководствоваться только своей совестью и теми моральными ценностями, которые человек сам творит».
Жан Поль Сартр

Поколение Z, или, как еще их называют, постмиллениалы, или «зеты», родились в разгар развития мультимедийных технологий, которые сделали их поколением, выросшим в цифровой среде. Несомненно, поколения, предшествующие поколению Z, создали организованную систему норм, в рамки которой входит современное общество, и «зетам» пришлось адаптироваться к этим условиям перехода развития социума на новый уровень и, соответственно, к изменениям эталонов и стандартов поведения.

Нормы, стандарты и правила — это результат традиций и культуры. Они регулируют направление деятельности людей, во избежание неблагоприятных последствий для системы, но при всем своем могуществе не отражают истинных форм поведения. Ввиду этого приходим к умозаключению, что в социальной действительности обнаруживается не только конформизм, но и нонконформизм.

Абсолютно любая норма является относительной. Поскольку «нормальное» поведение в аспекте одной цивилизации может расцениваться как «отклоняющееся» в стенах других культур. Любому обществу в тех или иных временных рамках свойственны различные формы отклонений от социальных норм исходя из нравственных, исторических и политических условий. Форма и характер этих отклонений позволяет нам делать определенные выводы о признаках, которыми обладает общество на данный период, и что способствовало появлению сбоя в этой системе.

Термин «девиация» обычно ассоциируется с наркоманией, вандализмом, алкоголизмом, бродяжничеством и всеми асоциальными и аморальными проступками. Российский ученый Я.И. Гилинский [1, с. 28] рассматривает девиантное поведение как социальное явление, которое выражается в статистически устойчивых видах деятельности людей в противовес официально закрепленным или сформированным в данном обществе нормам и ожиданиям. Мы привыкли считать, что девиантное поведение обязательно влечет за собой гамму негативных и осуждающих реакций со стороны общества и должно быть административно или уголовно наказуемым. И такое понимание этого термина давно закрепилось на страницах различных научных отраслей, как психология, криминология, педагогика и социология.

Несмотря на это, девиации как психологический феномен не всегда рассматриваются с негативной точки зрения. Как отмечает философ Э. Дюркгейм [2, с. 320], определенный процент девиантности присущ абсолютно любому обществу, и это вполне нормальное явление. В парадигме структурного функционализма Эмиль Дюркгейм обосновал, что положительные отклонения в поведении способны объединять и координировать действия людей, они содействуют социальным изменениям. Он акцентировал внимание на том, что в истории есть множество примеров великих гениев и творцов, которые благодаря своему уникальному нестандартному мышлению и отклоняющемуся от норм поведению опередили свое время и привели общество к модернизации и, соответственно, к развитию.

Таким образом, «отклоняющееся» не всегда является плохим. Закон материалистической диалектики о единстве и борьбе противоположностей в очередной раз доказывает преимущества существования отклоняющегося поведения [5, с. 48]. Наше общественно-историческое развитие основано на процессе возникновения внутри той или иной целостности конфликта противоположностей. Эти противоположности взаимоисключающие друг друга так же, как и взаимодополняющие. Они модернизируют имеющуюся систему, непрерывно ведя общество к прогрессу. Развитие неизбежно вызывает соперничество старого и нового, стабильного и изменчивого, нормы и отклонения. Как говорит Александр Зиновьев — «главное не в том, что есть отклонение от нормы, а в том, что есть норма, с необходимостью рождающая эти отклонения». Удобный и «правильный» путь по проторенной дороге всегда превалировал в выборе жизненного пути у жителей России, но живя в постиндустриальном обществе, становится невероятно ценным умение человека сойти с этой тропы и прокладывать новые дороги для новых возможностей. Преодоление устаревших норм, крушение идеалов, смена авторитетов, революционность — все эти слова соотносимы к бунтарям и мятежникам, но имеют звучание решимости и новаторства.

Постмиллениалы не похожи на предыдущие поколения. Их отличия состоят в том, что они более открытые и свободные. Не в их интересах сковывать себя социальными рамками, ведь доминирующим приоритетом поколения Z является их стремление к самовыражению. Их отличие от предыдущих поколений в ярко выраженном состоянии кризиса идентичности и склонности к индивидуализму. Данный кризис на основе работ Э. Эриксона, Дж. Марсиа [4, с. 5–44] обозначается как мораторий. Постмиллениалы не готовы принимать окончательное решение в выборе жизненного пути, но и чужое мнение их не устраивает. Они проявляют инициативу к разрешению этого кризиса самостоятельно посредством использования различных вариантов. Поэтому будучи в идентификационном моратории, они находятся в постоянном поиске информации для самоопределения и подбирают свой стиль жизни. Как бы то ни было, на первых этапах такого исследования и отбора правильных для себя решений у поколения Z возникает чувство увлеченности и радостного ожидания, отсюда и их тяга ко всему новому и нестандартному. Но существование в постоянном поединке с конфликтующими ценностями и альтернативами, обеспокоенность своим будущим сопровождается комплексом таких эмоций, как тревога, негативизм и неудовлетворенность собой и своими силами, которые легко могут перейти в девиантное поведение.

В то же время, к счастью для них, изменения, которые происходят в обществе XXI века, открывают возможности для обращения их стремления к самоактуализации в положительное русло. Они проявляют наибольшую активность, чем предыдущие поколения, в вопросах общественной жизни и неравнодушно относятся к экологическим и социальным проблемам. Для людей поколения Z наиболее ценным является не безукоризненное следование правилам, а умение при необходимости их нарушать без негативных последствий для общества и самой личности. В связи с этим митинги, протесты, создание общественных петиций не приравниваются ими к началу революционного движения и к бунту, для них это возможность быть услышанными и повлиять на решение той или иной волнующей общество проблемы.

Наравне с Э. Дюркгеймом социолог Р. Мертон [3, с. 260] считает, что положительные или отрицательные девиации, нарушение социальных предписаний являются вполне адекватной и ожидаемой реакцией нормальных людей на не принимаемые ими социальные условия. Вследствие этого достижение актуальных для поколения Z целей исключительно легитимным способом становится невозможным, но и к противоправным действиям они не хотят иметь отношение. Поэтому амбициозное и творческое поколение старается соблюдать границы допустимого и в то же время существенно влиять на сформировавшиеся и закрепленные нормы.

Выводы

Общество систематически вбирает в себя все новые и новые социальные нормы. Нормы, которые некогда были недопустимы, становятся частью социума и принимаются за сами собой разумеющиеся. Восприятие людей, которые отличались своими нетрадиционными подходами и неординарностью мышления, с каждым новым поколением меняется. То, что раньше не принималось и считалось девиацией, сейчас имеет более размытые границы понимания. Поэтому необходимо более углубленно изучать эту тему исходя из развития и изменчивости нашего мира и его ценностей.

Литература

  1. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». ‒ 2-е изд., испр. и доп. ‒ СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2007. ‒ С. 28.
  2. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр., составление, послесловие и примечания А.Б. Гофмана. ‒ М.: Терра-Книжный Клуб, 2008. ‒ 352 с.
  3. Мертон Р. К. Социальная структура и аномия // Социологические исследования. ‒ С. 271.
  4. Татарко, С.А. Измерение идентичности в рамках статусной модели Дж. Марсии // Психологическая диагностика. – 2009. ‒ №1. ‒ С. 5-44.
  5. Халин С.М. Основы философии диалектического материализма: Учебник / В редакции д. филос. н, проф. С.М. Халина. ‒ Тюмень: Тюменский гос. ун-т, 2020. ‒ 48 с.

Источник: Дунаев А.Г., Миронова П.А. Поколение Z. Всегда ли отклонение от социальных норм — это девиация? // Социально-психологические проблемы просоциального поведения современного поколения детей и молодежи: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, Севастополь, 14–15 октября 2022 года. Севастополь: ФГБНУ «Институт природно-технических систем», 2022. С. 229–231.

В статье упомянуты
Комментарии
  • Владимир Александрович Старк

    Уважаемые авторы, затронутая вами тема рассматривается в моей книге "Теория Нравственности" в сугубо этическом аспекте. Позволю себе процитировать её начало...

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ НРАВСТВЕННОГО.
    Три кодекса.
    Социальный порядок в любом человеческом сообществе определяется тремя поведенческими регламентами…
    а). Право. Установленные государством общеобязательные нормы поведения, необходимость исполнения которых основана на страхе перед «государственным» наказанием.
    б). Мораль. Сформировавшиеся в обществе общепринятые нормы поведения (приличия, условности, традиции, обычаи, этикет) необходимость исполнения которых основана на страхе перед общественным осуждением (перед стыдом).
    в). Нравственность. Нормы поведения, определяемые личным нравственным чувством (совестью), необходимость исполнения которых основана только на нравственной ответственности перед самим собой.
    Таким образом, этичность человеческого поведения определяется страхом, стыдом и совестью, и пропорции этих мотиваций могут очень сильно разниться.
    Страх перед общественным мнением и совесть – это две принципиально разные поведенческие мотивации, разделяющие область морали и область нравственного. Хотя многие полагают, что общественное мнение – это и есть действие совести, а равно и её источник.
    К сугубо нравственным можно отнести лишь те проявления доброй воли, этическая оценка которых окружающими не предполагается. Невозможность посторонней этической оценки может быть обусловлена анонимностью действия, его приватностью, неспособностью окружающих ни заметить, ни оценить тонких проявлений благородства, неведением о возможности посторонней оценки, привычным автоматизмом этичного поведения, или даже бесстрастным отношением к общественному мнению.

      , чтобы комментировать

    , чтобы комментировать

    Публикации

    Все публикации

    Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

    Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»