• Генеральный спонсор — «Иматон»

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь

Ошибки психотерапевта

/module/item/name

В своей статье «Систематика ошибок психотерапевта» профессор, доктор медицинских наук Валентин Анатольевич Абабков систематизирует ошибки, совершаемые психотерапевтом при организации и проведении психотерапии. Данная систематика создана на основании анализа научной литературы и обобщения собственного многолетнего опыта научной и психотерапевтической работы. Выделены четыре основные группы ошибок, которые разделены на подгруппы и конкретные ошибки.

К настоящему времени в научной литературе, посвященной психотерапии, представлены сотни различных методов, форм и систем психотерапии. Количество статей и монографий в этой области исчисляется десятками тысяч. При этом число научных работ, прямо сообщающих об ошибках, совершаемых психотерапевтами, составляет всего лишь несколько десятков. В большинстве из них описываются только отдельные ошибки, свойственные психотерапевту при реализации того или иного метода психотерапии. Вероятно, психотерапевты, всегда предпочитающие, чтобы пациенты были максимально откровенными, стремятся умалчивать о своих ошибках, о том, как не надо поступать.

Задачей настоящего исследования является уточнение систематики ошибок, совершаемых психотерапевтом при организации и проведении психотерапии как медицинской и клинико-психологической дисциплины. Данная систематика создана на основании анализа специальной научной литературы и обобщения опыта многолетней научной и психотерапевтической работы в отделении неврозов и психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева.

В кратком литературном анализе упоминаются лишь те работы, которые прямо свидетельствуют об ошибках и недостатках при проведении психотерапии. Следуя исторической последовательности, можно выделить одну из наиболее ранних работ в исследуемой области B. Mittelmann [29], в которой представлены следующие типы неудач при лечении психосоматических расстройств:

  1. внешние стрессы делают невозможным психотерапевтический успех и органическое расстройство сохраняется;
  2. органическое расстройство слишком быстро прогрессирует, несмотря на психотерапевтический успех;
  3. серьезные ошибки в лечении ведут к неудаче психотерапии;
  4. психопатологические расстройства пациента настолько выражены, что существующие методы лечения оказываются безуспешными.

A. Yanovski, H. A. Rashkis [39] считают, что планирование адекватных мероприятий по адаптации больных с психопатологией строится на выборе промежуточного направления между сверхгенерализацией и сверхдискриминацией, между псевдоаналогиями и псевдоразличиями. Противоположное ведет к неудачам. H. Baum [5] оспаривает утверждения о том, что факторами, предопределяющими результат психотерапии, являются способность пациента к самоисследованию и ригидность структуры его характера.

В общем, психотерапия остается незавершенной, если нет идеального психотерапевта и идеального пациента. Сопротивление обеих сторон «знанию» и «желанию знать» должно преодолеваться, что далеко не всегда реализуется.

S. Camenietzki, W. Albott [12] описывают способы, которые приводят к провалам психотерапии у больных шизофренией. К ним относятся такие серьезные ошибки, как использование психологического жаргона, неадекватный диагноз, поддержание пристрастий клинициста в большей степени, чем здоровья пациента, передача для ведения наиболее сложных пациентов персоналу с наименьшим уровнем профессиональной подготовки и частая замена психотерапевта.

R. J. Usandivaras [38] указывает на семь наиболее часто встречающихся в практике групповой психотерапии ошибок:

  1. неспособность выявить специфические показания для групповой, в отличие от индивидуальной, психотерапии;
  2. неудача в подборе пациентов для группы в соответствии с психотерапевтическими критериями;
  3. непринятие во внимание психотерапевтических аспектов групповой динамики при переоценке роли психотерапевта;
  4. ложное предположение, что интерпретации являются единственным валидным средством психотерапевтической интервенции;
  5. ошибка направления интерпретаций исключительно к группе и никогда — к пациенту;
  6. неспособность принимать во внимание психотерапевта как члена группы;
  7. неумение признавать валидность и пользу краткосрочной психотерапии для определенных пациентов в противовес групповой психотерапии с открытым сроком завершения.

A. R. Bodenheimer [7] предупреждает о недостаточной социальной направленности психотерапии, ее неспособности выполнять социальные задачи. Психотерапия часто занимается восстановлением здоровья, а не формированием адекватного общения, пытается знать человека, но не понимать его. Она занимает ригидные позиции по вопросам оплаты, финансирования, страховки и т.п. Все это является серьезными ошибками, поскольку может вести к изоляционизму и стремлению к исключительности.

L. S. Benjamin [6] подтверждает наличие сильного влияния семьи на индивида и представляет модель социальной интеракции, согласно которой поведение человека связано со структурой личности; генетические и внешние (со стороны окружения) влияния взаимодействуют с процессами развития личности. Клинические проблемы, проблемы терапии часто связаны с отсутствием точной дифференциации представленных автором факторов.

H. H. Strupp [36] анализирует причины успеха и неудачи в случаях применения ограниченной во времени психотерапии при тревожно-депрессивных и связанных с ограничением социальных контактов расстройств. Результат существенно зависит от способности пациента извлечь выгоду от взаимоотношений с психотерапевтом. И, наоборот, неудача связана со слабым использованием этой возможности. Важными факторами были реакции контрпереноса, которые вмешивались в процесс успешной конфронтации и разрешения негативного переноса пациента.

L. Millen, S. Roll [28] исследуют случай суицида 69-летней женщины и приходят к выводу, что неудачи психотерапии в таких случаях могут зависеть от неготовности психотерапевта к работе с такими пациентами, невозможности подключения быстрой медицинской помощи, невключенности психотерапевта в психотерапию, отсутствия постоянного мониторинга возможности суицида и консультации психотерапевта с близкими пациента.

K. R. Lang [24] исследует сложности психотерапии супружеских пар. Проблемы возникают при переходе от индивидуальной к совместной психотерапии и обратно; от индивидуальной психотерапии к более сложной, с участием котерапевта. Автор указывает на необходимость выяснения возможности неосознанного сговора супружеской пары, что влияет на психотерапевтический процесс.

C. Buddeberg [9] обсуждает мнение психотерапевта и пациента о раннем окончании психотерапии. В то время как психотерапевт обычно рассматривает преждевременное прекращение психотерапии в качестве неудачи, пациент может иметь к этому положительное отношение, интерпретируя такое окончание как готовность принять ответственность за свое заболевание. Прерванная психотерапия может быть успешной формой кратковременной психотерапии, поощряющей психотерапевта к исследованию факторов психотерапии.

J. F. Bugental [10] полагает, что любой курс психотерапии включает элементы успеха и неудачи. Последние случаются тогда, когда психотерапевт не включается в психотерапию настолько, насколько это нужно пациенту, а также в случаях «объектификации» пациента. Элементы неудачи не означают, что весь курс психотерапии был неуспешным.

E. Kaschak [23] критикует семейную психотерапию за то, что ее параметры часто определяются таким образом, что исключают реальность факторов влияния в семье и при психотерапевтическом вмешательстве.

D. W. Young [40] показывает, что психотерапия с подростками может подвергаться опасности в случае, когда она ставит под сомнение стабильность семейного образа в понимании пациента. Психотерапия взрослых может потерпеть неудачу в случае подрыва основ дистонического, но близкого пациенту представления о себе. Для психологической стабилизации таких негативных представлений пациентов предлагается включение эмпатии психотерапевта.

Отвечая на неуспех ограниченной по времени динамической психотерапии, M. Snyder [34] предлагает рассматривать эмпатию как проникновение во внутренний мир другого человека, а не просто сопереживание текущего психологического состояния. Это, по мнению автора, значительно уменьшает риск психотерапевта быть запрограммированным пациентом к реализации только похвальных ответов.

N. Harpaz [20] полагает, что неудачи в групповой психотерапии могут зависеть от страха психотерапевтов быть отвергнутыми или поглощенными. Помощь в преодолении таких страхов связывается с использованием теоретических подходов и психотерапевтических систем, которые имеют научный смысл, а также с включением психотерапевтов в поддерживающие профессиональные сообщества.

G. Stricker [35] считает, что неудачи психотерапии могут обсуждаться в нескольких направлениях: как рассматривается проблема неудачи, источник неудачи, перспективы достижения успеха. Предполагается, что в некоторых случаях, несмотря на любые усилия психотерапевта, достичь успеха невозможно.

D. H. Powell [31] в качестве общих тем неудач психотерапии представляет: неудачи в формировании психотерапевтического союза; отсутствие симптома, функционально автономного и свободного от вторичной выгоды; трудности в оценке или контроле гнева пациента; появление мыслей и чувств, связанных с контрпереносом (как позитивных, так и негативных); применение нового вида психотерапии, который вызывает возбуждение психотерапевта; отсутствие интегративной стратегии.

S. D. Hollon [21] указывает: когда психотерапия завершается неудачей, психотерапевт должен задаваться вопросом о теории, которая лежала в основе психотерапии, и способе, которым теория реализовалась.

J. R. Gold [18] причины неудач психотерапии определяет тем, что психотерапевт не точно знает, каковы его убеждения о теории, методе и пациенте. A. C. Bohart [8] подчеркивает активную природу пациента, его независимость, устойчивость и считает, что механическая манера применения психотерапевтической техники обычно не работает. Он также говорит о вероятности расхождения мнений об эффекте психотерапии: пациент не всегда считает неудачей психотерапию, безуспешную с точки зрения психотерапевта.

S. D. Hollon и V. Devine [22] описывают неудачу когнитивной психотерапии у депрессивной женщины с хроническим избегающим стилем поведения. Психотерапия вскоре превратилась в серию болезненных конфликтов с психотерапевтом. Положительные изменения произошли после того, как котерапевт включил в психотерапию обсуждение динамики семейных взаимоотношений пациентки.

J. R. Gold [17] приводит случай неудачи, которая зависела не только от особенностей жизни пациентки, психопатологии и примененной психотерапии, но также и от ее социального окружения.

W. M. Epstein [15] придерживается позиции, согласно которой психотерапия, вероятно, неэффективна и, возможно, вредна преимущественно при наркомании и депрессии. Автор считает, что социальные проблемы зависят от основных социальных институтов: семьи, общества, образовательных и связанных с работой. Не психотерапевты, а гуманитарные службы могут компенсировать неудачи социальных институтов, но такой подход требует новых ресурсов и перераспределения существующих, что делает его крайне непопулярным в психотерапевтической среде.

J. McLennan [27] на основании анализа литературы о неудачах психотерапии приходит к общему выводу, что такие неудачи являются результатом неспособности психотерапевта понять и принять потребности конкретного пациента.

F. Caspar [13] считает, что основной проблемой нормального функционирования информационных процессов психотерапевта является формирование гипотез. Это зависит от того, какой опыт (успешный или нет) психотерапевт приобрел в способности разбираться с предписывающими психотерапевтическими рекомендациями и понятиями.

R. Levinson [25] анализирует случай сложной психотерапии у женщины, которая прекращала психотерапию даже при появлении лечебного успеха. Автор обсуждает свои чувства контрпереноса и приходит к выводу, что даже в этом случае психотерапию нельзя оценивать как неудачу. Иначе говоря, снова показана возможность разных оценок исхода психотерапии со стороны пациента и психотерапевта.

Согласно L.-M. Frazao [16], процесс мышления в гештальт-терапии должен учитывать не только сложности жизни и нездоровое поведение пациента, но также другие аспекты его здоровья: силы, ресурсы, успехи в различных областях, способности, качества, энергию и др. Для избежания ошибок требуются заботливое отношение к пациенту, поиск необходимого посредством искренних, уважительных взаимоотношений.

D. A. Clark [14] акцентирует внимание на свойственной многим психотерапевтам неспособности верной концептуализации клинических случаев и преодоления сопротивления пациентов. N. D. Macaskill, A. Macaskill [26] указывают на высокую вероятность ошибочной диагностики, заключающейся в неумении выявить депрессию у пациентов,которые направляются для проведения психотерапии. Из 80 обследованных больных у 31 был пропущен диагноз психотической депрессии.

A. Sands [32] говорит о существовании контрпродуктивных и вредных, с точки зрения пациентов, психотерапевтических подходов и техник для решения этических и практических проблем психотерапии. J. C. Norcross и соавт. [30] приводят результат дискуссии психотерапевтов различных направлений по поводу клинической оценки и лечения одного пациента и сообщают о ряде противоречий.

E. Burman [11] полагает, что проблемы психотерапии как мыслительной деятельности в целом связаны с поляризацией правдивого и ложного, правовой и реальной психотерапевтической правды, профессиональной компетентности и дисциплинарных процедур.

S. R. Thorp [37] описывает интервью с 20 клиницистами по поводу «плохой» психотерапии. Общими темами явились: низкая результативность психотерапии, неудача в установлении психотерапевтических взаимоотношений, недостатки планов лечения, применение устаревших методов, негибкость и самоуверенность психотерапевта. Также обсуждались агрессивность психотерапевта по отношению к пациенту и обвинения пациента.

G. Goodman [19] говорит о состоянии беспомощности и некомпетентности, которое испытывают обучающиеся и начинающие психотерапевты-психоаналитики. Его причины связываются с незавершенной интеграцией внутреннего мира психоаналитика. Пациенты такого специалиста реагируют уклонением или уходом от психотерапии.

Специалист должен быть осведомлен об ограничениях психотерапевтической техники. Для повышения успешности психотерапии необходима интерпретация проективной идентификации. Другие меры для достижения успеха касаются серьезной подготовки в лечении тяжелой психопатологии, эксплорации собственных интрапсихических конфликтов, участия в клинической супервизии.

В своей монографии, которая явилась ключевой для данного исследования, B. Schwartz, J. V. Flowers [33] рассматривают общие причины ошибок при психотерапии: отсутствие обучения распознаванию собственных ограничений, незавершенность оценок, игнорирование научных исследований, нарушение взаимоотношений с пациентом, установление неподходящих границ, неверное завершение психотерапии, «выгорание» психотерапевта. Также приводится перечень конкретных причин неудач в психотерапии.

В отечественной литературе (помимо руководств и учебников по психиатрии, психотерапии, где говорится о правилах и нормах проведения психотерапии, свойствах и навыках психотерапевта, что также косвенно свидетельствует о возможных ошибках) обращают на себя внимание следующие источники.

В.И. Бородин, Н.В. Миронова, Д.Д. Новиков [3] дают обзор нежелательных явлений в процессе психотерапии и таким образом сообщают о возможности ошибочных действий психотерапевта. А.П. Иерусалимский, В.Г. Постнов, Л.А. Митрохина [4], анализируя логические ошибки в клинической неврологии, выделяют как их источники, так и виды. Результаты работы были адаптированы нами для психотерапии [2].

В целях систематизации научного и практического опыта нами предложена четырехкомпонентная система взаимоотношений в психотерапевтическом процессе [1]. В связи с этим возможно выделение четырех основных групп ошибок, совершаемых психотерапевтами, и их разделение на подгруппы.

Систематика ошибок психотерапевта

I. Ошибки, связанные с оценкой пациента

1. Диагностические и дифференциально-диагностические ошибки, возникающие вследствие:

  1. ограниченности медицинских сведений о больном, в том числе из-за неправильного поведения психотерапевта в период обследования;
  2. атипичного течения расстройства;
  3. отсутствия знаний о патоморфозе болезни;
  4. отсутствия учета коморбидности;
  5. логических ошибок врача-психотерапевта в рассуждениях о пациенте, болезни, результатах исследований:
    • поспешное обобщение;
    • ошибка ложной причины — заключение о причинной связи вытекает из факта: после того, следовательно, по этой причине;
    • ошибочное применение аналогий, ошибка относительно следствия — игнорирование возможности множественности причин одного явления;
    • ошибка произвольного вывода — доказываемое ложное положение вытекает из аргументов, которые свидетельствуют о другом положении;
    • ложное основание — доказываемое положение выводится из ложных посылок или аргументов.

2. Ошибки, связанные с психологической диагностикой:

  1. игнорирование «стадии изменений» или уровня обязательств пациента;
  2. недооценка психологического сопротивления пациента;
  3. неудача в выявлении и оспаривании «ошибочного самодиагноза» пациента;
  4. игнорирование ресурсов пациента;
  5. игнорирование культурного уровня пациента;
  6. игнорирование многообразия психологических методов исследования.

II. Ошибки, связанные с выбором и проведением психотерапии

1. Ошибки, связанные с игнорированием научных данных:

  1. пренебрежение к научным фактам (научная обоснованность психотерапевтического метода, оценка эффективности и др.);
  2. достижение теоретической ригидности (выбор психотерапевтом одной теоретической позиции для всех случаев).

2. Ошибки начального этапа психотерапии:

  1. необращение внимания на характер ожиданий пациента; неудача в формировании ожиданий успеха пациентом;
  2. игнорирование предшествующего опыта пациента в психотерапии;
  3. неудача в подготовке пациента к выраженности и разнообразию эмоций, которые может вызвать психотерапия.

3. Исключение сотрудничества с пациентом:

  1. постановка односторонних задач;
  2. неудача в развитии целей сотрудничества в первые психотерапевтические сессии;
  3. невключение пациента в планирование психотерапевтических сессий.

4. Разрушение взаимоотношений «психотерапевт — пациент»:

  1. акцентирование техники психотерапии в ущерб построению взаимоотношений;
  2. неудача в проявлении достаточной эмпатии и других признаков поддержки; убеждение, что эмпатия и безусловное позитивное отношение означают симпатию к пациенту;
  3. неудача в выявлении обратной связи пациента и психотерапевта (игнорирование вербальной и невербальной обратной связи у пациента; защитный ответ на негативную обратную связь у пациента).

5. Установление неправильных границ между психотерапевтом и пациентом:

  1. идентификация с пациентом;
  2. недопустимый уровень физической интимности;
  3. установление слишком ригидных границ;
  4. недостаточный уровень самораскрытия психотерапевта;
  5. неудача в установлении границ для внепсихотерапевтических контактов пациента с психотерапевтом.

6. Ошибки профессиональной конфронтации с пациентом:

  1. пассивное реагирование на непродуктивное поведение пациента;
  2. агрессивный или равнодушный стиль ответа пациенту.

7. Ошибки в области комплайенса (согласия):

  1. односторонняя внесессионная активность пациента;
  2. неудача в адекватной подготовке пациента к заданиям;
  3. необеспечение дополнительной поддержки по увеличению согласия;
  4. отсутствие адекватной подготовки пациента к возможности лекарственного лечения, дополняющего психотерапию.

8. Ошибки в последовательности проведения психотерапии:

  1. неудача в подготовке пациента к изменения отношений, в объяснении того, что отношения не являются неизменными чертами личности;
  2. стремление полагаться на пассивные стратегии обучения;
  3. недостаточное внимание к глубинным (ядерным) убеждениям пациента;
  4. игнорирование этапных оценок эффективности психотерапии.

9. Ошибки при завершении психотерапии:

  1. позднее обсуждение окончания психотерапии;
  2. неудача в следовании надлежащей процедуре окончания;
  3. смешивание окончания психотерапии и отказа;
  4. непризнание ограниченных возможностей краткосрочной психотерапии.

III. Ошибки, связанные с психотерапевтом

1. Ошибки, связанные с самооценкой психотерапевта:

  1. непризнание ограничений как психотерапевтов;
  2. непонимание того, как убеждения психотерапевта могут наносить ущерб психотерапевтической практике;
  3. обращение внимания на источник послания, но не на послание;
  4. исключение возможности контрпереноса.

2. Ошибки, ведущие к формированию «синдрома выгорания» у психотерапевта:

  1. неудача в контроле собственного благополучия;
  2. отсутствие баланса между работой и досугом;
  3. игнорирование «зоны комфорта» в окружении;
  4. слишком узкая специализация психотерапевта (нарушения питания, сексуальные дисфункции и т. п.).

IV. Ошибки, связанные с оценкой социальных влияний

1. Игнорирование макросоциальных влияний:

  1. экономических условий, определяющих выбор и продолжительность психотерапии;
  2. системы здравоохранения, определяющей диагностические и психотерапевтические возможности медицинских учреждений региона.

2. Игнорирование микросоциальных влияний:

  1. родительской и/или собственной семьи;
  2. профессионального окружения;
  3. круга друзей и знакомых.

Представленные ошибки не являются универсальными для всех видов, форм и методов психотерапии. Очевидно, что в зависимости от последних будет меняться и характер ошибок при реализации психотерапии.

Как известно из других медицинских дисциплин, незнание возможных ошибок лечения приводит к большей вероятности их совершения, и цель данной статьи — обратить внимание на существование такой проблемы в области психотерапии.

Литература

  1. Абабков В.А. Проблема научности в психотерапии. – СПб: изд-во СПб ун-та, 1998. – 76 с.
  2. Абабков В.А. Анализ ошибок дифференциальной диагностики при невротических расстройствах: Тезисы науч. конф. с междунар. участием // Современные проблемы психоневрологии (диагностика, лечение и реабилитация больных нервными и психическими расстройствами). – СПб: СПбНИПНИ им. Бехтерева, 2002. – С. 3.
  3. Бородин В.И., Миронова Н.В., Новиков Д.Д. Нежелательные явления в психотерапии // Обозр. психиатрии и мед. психол. – 2004. – №3. – С. 22–25.
  4. Иерусалимский А.П., Постнов В.Г., Митрохина Л.А. Логический анализ ошибок в клинической неврологии. – Новосибирск: Наука, 1986. – 55 с.
  5. Baum H. The dialectics of success and failure in psycho therapy // Prax. Psychother. – 1975. – Vol. 20, N 3. – P. 125–132.
  6. Benjamin L. S. Structural analysis of differentiation failure // Psychiatry: Journal for the Study of Interpersonal Processes. – 1979. – Vol. 42, N 1. – P. 1–23.
  7. Bodenheimer A.R. Why was psychotherapy failed to carry out its social task? // Z. Klin. Psychol. Psychother. – 1979. – Vol. 27, N 1. – P. 39–48.
  8. Bohart A. C. Reflections on failure cases // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 155–158.
  9. Buddeberg C. Behandlungsabbruch erfolglose Rurztherapie? // Prax. Psychother. Psychosom. – 1987. – Vol. 32, N 5. – P. 221–228.
  10. Bugental J. F. What is «failure» in psychotherapy? // Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training. – 1988. – Vol. 25, N 4. – P. 532–535.
  11. Burman E. Therapy as memory-work: Dilemmas of discovery, recovery and construction // Br. J. Psychother. – 2002. – Vol. 18, N 4. – P. 457–469.
  12. Camenietzki S., Albott W. How to fail in the treatment of schizophrenic people: A primer // Bull. Meninger Clin. – 1976. – Vol. 40, N 2. – P. 118–124.
  13. Caspar F. What goes on in a psychotherapist’s mind? // Psychother. Res. – 1997. – Vol. 7, N 2. – P. 105–125.
  14. Clark D. A. Case conceptualization and treatment failure: A commentary // J. Cognitive Psychother. – 1999. – Vol. 13, N 4. – P. 331–337.
  15. Epstein W. M. The Illusion of Psychotherapy. – New Brunswick: Transaction Publishers, 1995. – Vol. XIII. – 179 p.
  16. Frazao L.-M. Healthy and unhealthy functioning and processoriented diagnostic thinking // Gestalt! – 1999. – Vol. 3, N 3, no pagination specified.
  17. Gold J. R. Case report of a failure in psychotherapy // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 113–120.
  18. Gold J. R. Knowing and not knowing: Commentary on the roots of psychotherapeutic failure // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 167–170.
  19. Goodman G. “I Feel Stupid and Contagious”: Countertrans ference Reactions of Fledgling Clinicians to Patients Who Have Negative Therapeutic Reactions // Am. J. Psychother. – 2005. – Vol. 59, N 2. – P. 149–168.
  20. Harpaz N. Failures in group psychotherapy: The therapist variable // Int. J. Group Psychother. – 1994. – Vol. 44, N 1. – P. 3–19.
  21. Hollon S. D. Failure in psychotherapy // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 171–174.
  22. Hollon S. D., Devine V. Treatment failure with conventional cognitive therapy: A case study // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 121–132.
  23. Kaschak E. How to be a failure as a family therapist: A feminist perspective // Feminist Ethics in Psychotherapy / Eds. H. Lerman, N. Porter. – N.Y.: Springer, 1990. – P. 70–81.
  24. Lang K. R. Failure experiences in couples’ therapy: Issues in defining the therapeutic framework // Psychother. Private Pract. – 1985. – Vol. 3, N 3. – P. 81–90.
  25. Levinson R. The client re-visited: A second look at a near failure // Women Ther. – 1998. – Vol. 21, N 3. – P. 55–61.
  26. Macaskill N. D., Macaskill A. Failure to diagnose depression in patients referred for psychotherapy // Int. J. Soc. Psychiatry. – 1999. – Vol. 45, N 2. – P. 140–147.
  27. McLennan J. Improving our understanding of therapeutic failure: A review // Counselling Psychol. Q. – 1996. – Vol. 9, N 4. – P. 379–392.
  28. Millen L., Roll S. A case study in failure: On doing everything right in suicide prevention // Death Stud. – 1985. – Vol. 9, N 5–6. – P. 483–492.
  29. Mittelmann B. Failures in psychosomatic treatments // Failures in Psychiatric Treatment / Ed. P. H. Hoch. – Oxford: Grune and Stratton, 1948. – P. 106–117.
  30. Norcross J. C. et al. Clinical Exchange: The architectural failure // J. Psychother. Integration. – 2000. – Vol. 10, N 1. – P. 1–35.
  31. Powell D. H. Lessons learned from therapeutic failure // J. Psychother. Integration. – 1995. – Vol. 5, N 2. – P. 175–181.
  32. Sands A. Falling for Therapy: Psychotherapy from a Client’s Point of View. – Lewiston: Macmillan Press, 2000. – Vol. IX. – 210 p.
  33. Schwartz B., Flowers J. V. How to fail as a therapist: 50 ways to lose or damage your patients. – Atascadero: Impact Publishers, 2006. – Vol. XII. – 144 p.
  34. Snyder M. “The case of Helen R.: A therapeutic failure?” A rejoinder to Hans Strupp’s reply // Psychotherapy: Theory, Research, Practice, Training. – 1992. – Vol. 29, N 2. – P. 325.
  35. Stricker G. The lessons of failure // J. Psychother. Integration. – 995. – Vol. 5, N 2. – P. 183–188.
  36. Strupp H.H. Success and failure in time-limited psychotherapy: A systematic comparison of two cases: Comparison 1 // Arch. Gen. Psychiatry. – 1980. – Vol. 37, N 5. – P. 595–603.
  37. Thorp S. R. Bad therapy: Master therapists share their worst failures // J. Psychosom. Res. – 2004. – Vol. 57, N 1. – P. 115–116.
  38. Usandivaras R. J. Frequent errors in group psychotherapy // Acta Psiquiatr. Psycol. Am. Lat. – 1979. – Vol. 25, N 1. – P. 15–23.
  39. Yanovski A., Rashkis H. A. Psychotherapy: Reduction of systems error // Psychother. Psychosom. – 1974. – Vol. 24, N 4–6. – P. 500–504.
  40. Young D. W. Family factors in failure of psychotherapy // Am. J. Psychother. – 1991. – Vol. 45, Vol. 4. – P. 499–510.

Источник: Абабков В.А. Систематика ошибок психотерапевта // Российский психиатрический журнал. 2008. №6. С. 70–76.

Опубликовано 9 октября 2021

Материалы по теме

История группы пациентов с психотическими нарушениями: взгляд изнутри и снаружи
10.10.2021
О бесценном «трудном взрослении»
21.09.2021
Психологическое время личности в практике психотерапевта
16.09.2021
В России выросла нагрузка на психиатрические и психологические службы
31.03.2021
Профессор Е. Сапогова об онтологии в консультировании
28.12.2020
Тревожное реагирование и ПТСР: диагностика и лечение
23.09.2020
«Философия» психосоматической медицины, теория хаоса и «эффект бабочки»
08.09.2020
Михаил Решетников. Избранные статьи в двух томах
05.07.2020
Эмоциональное состояние одного члена семьи отражает состояние другого
23.04.2020
Страх как эмоциональное нарушение у ребёнка
20.04.2020
Коронавирус: паника может стать причиной снижения иммунитета
04.03.2020
Психологи о статистике и предотвращении суицидов в России
02.12.2019

Комментарии

 

благодарю

15.10.202116:33:45

Оставить комментарий

  • Генеральный спонсор — «Иматон»
21 октября 2021 , четверг

В этот день

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь
21 октября 2021 , четверг

В этот день

Зинаида Николаевна Новлянская празднует день рождения! Поздравить!

Татьяна Николаевна Банщикова празднует день рождения! Поздравить!

Марина Юрьевна Чибисова празднует день рождения! Поздравить!

Мария Александровна Новикова празднует день рождения! Поздравить!

Скоро

29 октября
Санкт-Петербург

Всероссийская конференция с международным участием «Альянс психологии, психотерапии и фармакотерапии. Наука и реальный мир в лечении психических расстройств»

29 октября
Онлайн

Круглый стол «О жизни Ученого, Психолога, Учителя и Человека — к 100-летию со дня рождения Льва Ильича Уманского»

10 — 11 ноября
Ставрополь

VII Международная научно-практическая конференция «Психологическое здоровье личности: теория и практика»

15 — 17 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психология творчества и одаренности»

17 — 19 ноября
Рязань

V Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление»

18 — 19 ноября
Гомель, Республика Беларусь

Международная научная конференция «Л.С. Выготский и современная культурно-историческая психология: проблемы развития личности в изменчивом мире»

25 — 26 ноября
Москва

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Диагностика в медицинской (клинической) психологии: традиции и перспективы» (к 110-летию Сусанны Яковлевны Рубинштейн)

3 — 4 декабря
Москва (очно и онлайн)

Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Психологическая служба университета: опыт пандемии»

6 декабря
Москва

Съезд дошкольных и школьных психологов в области образования

9 — 11 декабря
Москва

Международная научно-практическая конференция «Общение в эпоху конвергенции технологий»

1 — 3 июня 2022
Болгария

Международная научная конференция «Психологическое время и жизненный путь: каузометрия и другие подходы»

Весь календарь