На главнуюОтправить письмоПоиск по сайту
Вход для членов клуба:
Сегодня родились:
Гродно
г.Тула
Санкт-Петербург
Москва
Санкт-Петербург
Бакал
Ангарск
Санкт-петербург
Кунгур
С.старая ладога
Армавир
Омск
Дзержинск
Ставрополь
Самара
Милан
Иркутск
Казань
Санкт-Петербург
Красноярск
Верещагино пермского края
Санкт-петербург
Ростов-на-дону
Москва
Владивосток
Санкт-петербург
Москва
Ачинск
Ст.багаевская ростовская область
Краснодар
Зеленоград
Москва
Омск
Поздравляем!

«Роза с шипами»

Она вся такая жесткая, колючая, как кактус. Нет, не кактус, скорее роза с шипами. Близко к себе не подпускает, сразу шипы свои выставляет. А какая светлая голова! Умница! Но учится на одни «тройки», да и «двоек» запросто может нахватать. Дерзит учителям, с мамой в конфликте. Стараюсь быть буфером во взаимоотношениях и с мамой, и с учителями. Так и хочется сказать, что у нее проблемы такие же, как и у всех других подростков. Нет, она не как все. Чувствую, есть в ней какая-то глубина. Но она не дает заглянуть туда, чтобы понять, что там.

Мои попытки приблизиться не дают результатов, без злости и грубости отталкивает меня, ясно дает понять, чтобы я не лезла ей в душу. Иногда мне кажется, я чувствую ее боль, хочется обнять, прижать к себе, сказать какие-то важные слова. Нет, не получается, она все время выставляет свои колючки!

А какая сила! Она никогда не бросается в словесную перепалку, как остальные подростки, даже в своей дерзости держится с достоинством! Почему некоторые учителя видят в ее поведении только грубость, испорченность, невоспитанность? Считают, что она ведет себя вызывающе и делает все им назло? Ведь явно это ее защитная позиция!

Почему многим подросткам в школьном пространстве приходиться так туго? Как будто учителя и подростки на разных сторонах баррикады? Кому нужны эти «баррикады» в школе? Кто их создает, ведь школьное пространство должно быть пространством со-трудничества, а не полем битвы?

И вот, наконец, настал тот миг, к которому я стремилась в отношениях с ней! Однажды, демонстрировала ребятам, как можно делать «летающие» презентации в Prezi. Для всех это было ново, а она, конечно, все это давно знает и даже умеет делать такие презентации! Нашли точку соприкосновения, урра! Продолжаем уже занятие вдвоем. Решила продемонстрировать свою самую первую презентацию «Мои любимые поэтессы», которая была сделана по вдохновению: Марина Цветаева, Анна Ахматова, Белла Ахмадуллина, Елена Самойлик (их наших местных поэтесс). Читаю проникновенно отрывки стихов, читаю, как чувствую:

«Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может - пьют вино,
Может - так сидят.
Или просто - рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое…»

Прочитала, выдерживаю паузу. Повисла тишина, мне так радостно, понимаю, у них в сердцах что-то происходит. Значит все не зря. Как оперный певец, выдерживающий самую верхнюю ноту, я не переведя дыхания, перехожу к следующим стихам. Всматриваюсь в лица, по глазам вижу, что задеты те нежные струнки, которые глубоко запрятаны у современной молодежи. Держать, держать это напряжение! И тут, откуда-то снизу, как мне тогда показалось, раздался ее голос: «Я тоже пишу стихи». Высокая нота потеряна, как будто все мы грохнулись с той верхней ноты вниз. Где-то раздался смешок, кто-то съехидничал, кто-то нелестно прокомментировал ее слова и все за-го-го-тали.

Когда остальные дети вышли из кабинета, я стала просить, чтобы она дала мне почитать свои стихи. Согласилась не сразу и взяла с меня слово, чтобы я никому их не показывала. Она села за мой компьютер, достала блокнот и набрала несколько небольших стихотворений.

Еле дождалась, когда все уйдут, и я останусь одна с компьютером, понимая, что она, наконец, решила позволить мне заглянуть туда, куда мне раньше путь был, наглухо закрыт.

То, что я прочитала, повергло меня в шок. Не могу придать огласке ее стихи, ведь я дала ей обещание, но приведу только кое-какие выдержки, чтобы стала понятна боль, которую она в себе носила: «Зачем всегда вы врете? Ведь мы всего лишь дети, Зачем на свете жить? Может себя убить?..». Следующее стихотворение на эту же тему было написано очень жесткими рублеными фразами, где было много хлестких рассуждений о жизни и о смерти.

Я не знала что делать, куда бежать? Я же ей слово дала. Испугалась очень, подростковый суицид это ведь такая страшная реальность.

Мысль о том, что она может сделать с собой что-нибудь не давала мне покоя. Стала, как пленку раскручивать назад, вспоминать, что, когда я момент упустила? Выделяя про себя ее плюсы и минусы, сделала для себя утешительный вывод. Она умеет анализировать свои поступки, может давать им адекватные оценки. Она сильная личность, она справится. Надо стараться быть с ней рядом, и помочь ей перейти без потерь этот возрастной этап.

На следующий день с самого утра я заметила в ее глазах два огромных знака вопроса, но никак не удавалось с ней поговорить «тет-а-тет». После уроков, она, молча, подошла к моему столу, а из глаз знаки вопроса уже почти выпрыгивали на мой стол. И когда она наклонилась ко мне, пытаясь озвучить свои вопросы, я сказала ей: «Ты, молодец!». Не дав ей ничего сказать, я продолжила шепотом: «Ты молодец, что умеешь свои чувства «выливать» на бумагу. Да, да, именно «выливать»! Особенно негативные мысли. Ты научилась от них избавляться. А если ты можешь это еще в стихотворную форму облечь – ты вдвойне молодец!». Видно было, что она не ожидала такой реакции от меня, в начале разговора даже что-то блеснуло в ее глазах, может это были слезы – не знаю.

Не помню, сколько мы беседовали. Хотя вначале это был скорее монолог с моей стороны. Через какое-то время я поняла, что мы уже стоим у окна. И тут я замечаю, что глажу ее по спине, по плечам и она уже не как каменное изваяние, а принимает мои прикосновения, и не выпускает свои колючки и шипы.

Мы долго еще разговаривали с ней на равных. Нет, не о стихах, мы этой темы больше не касались. Мы говорили о каких-то пустяках. Потом увидели что-то за окном, и она стала рассказывать, как однажды дома произошел похожий случай…и.т.п. и т.д.

Не скажу, что с этого дня у нее все изменилось. Конечно, нет. Она как Снегурочка из сказки оттаяла, стала мягче, податливее, колючек и шипов стало меньше. Она стала другая. Кстати, стихов она больше не писала. В то тяжелое для нее время она интуитивно нашла способ избавляться от накопившегося негатива с помощью жестких рифмов. Она действительно, молодец! И я уверена, у нее все будет хорошо!

Сколько у нас еще в школах таких вот Роз с шипами и Кактусов с колючками? Они выставляют свои колючки и шипы защищаясь, а не нападая. Как часто мы взрослые припираем своих подрастающих учеников к стенке своим авторитаризмом? В отчетах, в планах обязательно прописываем отдельной строкой об индивидуальном подходе, о том «как мы учитываем возрастные особенности». Учитываем ли? Подростковый возраст самый трудный возраст. Иногда достаточно кого-то просто выслушать, иногда достаточно просто прикоснуться, а иногда - просто быть рядом. А чтобы понимать и принимать их такими: с колючками и шипами, надо любить своих учеников, в этом я убеждена на сто процентов. Очень мне непонятна позиция классного руководителя, которая в разговоре на эту тему заявила: «Почему я должна любить их? У них на это родители есть». «Должна любить» совершенно не сочетаемы слова, они никогда не могут идти рядом. По долгу, по должности любить нельзя. Когда любишь – просто любишь, без «должен» и «надо».

Первые годы своей работы в школе (учителем начальных классов) я искренне удивлялась, «почему в «б» классе такие дети некрасивые, а в моем «а» классе все двадцать четыре, как специально подбирали – такие красавцы?!». Это я, когда постарше стала поняла, никто их не подбирал специально, просто любила я их сильно. Поэтому они казались мне самыми красивыми, самыми лучшими!

Любите своих Кактусов и Роз и пусть их шипы и колючки будут только украшением, а не орудием защиты от нас педагогов.

Нафиса Янтилина - психолог.


Комментарии участников клуба

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо войти в Клуб под своим именем. Если у Вас ещё нет учётной записи в Клубе, Вы можете зарегистрироваться.