23 августа 2017 , среда

Медиация: принятие ответственных решений

Книга «О теории и практике посредничества в разрешении споров» Н.М. Лаврова, В.В. Лавров, Н.В. Лавров, 2013

Введение

О форме и содержании медиации (о направлениях и уровнях работы медиатора)

Как показывает опыт, процесс медиации при разрешении конфликта может превосходить по сложности судебное разбирательство спора. Дело в том, что медиатор, как и судебные органы, обязательно учитывает юридически обоснованные претензии сторон, однако не ограничивается рассмотрением законодательных предписаний. Внимание концентрируется на особенностях материальных и эмоциональных межличностных отношений участников спора, а также на характере противоречий и на социальных обстоятельствах, влияющих на развитие конфликта. В сложной ситуации медиатор вынужден выбирать оптимальный вариант действий. Первый вариант – отдать предпочтение соблюдению юридических норм. Этот вариант широко используется и в России и за рубежом, поэтому не вызывает удивления наплыв в медиацию специалистов с юридическим образованием и опытом судейской практики. Второй вариант – перевести медиацию в русло психологического консультирования, не отказываясь при этом от привлечения экспертов в случае специфических вопросов, возникающих у спорных сторон. Именно второй вариант открывает перспективу интенсификации медиации и выхода из сложных споров с переплетением разнообразных проблем. Успех медиации в сложных ситуациях определяется способностью медиатора оценить масштаб факторов, определяющих развитие конфликта, и умением перевести внимание спорных сторон на рассмотрение факторов, обладающих позитивным влиянием. Понятно, что повышение интенсивности медиации достигается только в том случае, если медиатор, проанализировав массив конфликтных обстоятельств, помогает спорным сторонам произвести их упорядоченность, а не искусственно упрощает ситуацию.

Медиация, призванная стать инструментом общественной толерантности, имеет преимущество над судебными способами разрешения конфликтов не по простоте процедуры и скорости разрешения спора, а по плодотворности результата. Как предполагается, медиативное соглашение содействует поддержанию конструктивных партнерских отношений, именно поэтому медиация замещает судебное разбирательство, нацеленное на принуждение спорных сторон к выполнению предписаний, установленных законодательными нормативными актами. Однако есть опасение, что развитие медиации может пойти по пути жесткой регламентации методов и правил, и медиация станет аналогом судебной системы. Сохранение за медиацией статуса процедуры, альтернативной судебному разбирательству с преобладанием методов психологической помощи над стандартизированными методами, обеспечивается введением в программу подготовки профессиональных медиаторов пунктов, предусматривающих отработку навыков психологического консультирования, когда упор делается на достижение согласия и толерантности.

Любой социум заинтересован в распространении толерантных отношений между своими членами, поскольку такие отношения не только служат основой конструктивного сотрудничества и создают предпосылку для нахождения взаимоприемлемых и взаимовыгодных разрешений конфликтов, но препятствуют возникновению конфликтов. В настоящее время, когда сложились десятки школ медиации, когда обозначились несовпадающие направления посредничества в разрешении споров, когда медиаторы неодинаково понимают суть конфликта, расходятся в методологических принципах и пользуются неоднозначной терминологией, особенно необходимы усилия по согласованию принципов медиации. Становление института медиации и преодоление разногласия профессиональных школ медиации обеспечивается благодаря теоретическим дискуссиям и обобщению накопленного практического опыта. Одни из медиаторов действуют как наставники, претендующие на роль «управляющего конфликтами» и предлагающие рекомендации по предотвращению и урегулированию конфликтов, другие – как консультанты и психотерапевты, помогающие противникам мобилизоваться для принятия взаимоприемлемого решения, третьи – как арбитры, указывающие направление выхода из конфликтной ситуации, четвертые – как организаторы переговоров, ограничивающие свое вмешательство формированием условий для плодотворного обмена информацией. По всей видимости, не может быть «правильной» или «неправильной» медиации, а есть категории более и менее эффективной.

Вместе с тем нельзя не признать, что отсутствие четкости в принципах препятствует развитию медиации, а профессиональный медиатор, лишенный надежных теоретических ориентиров, испытывает искусственные трудности при выборе рабочих методов из того арсенала, который предлагается разными школами. Трудности медиации усугубляются отсутствием общепризнанного понимания сути конфликта, а также сути соглашения, потому что для одних оно представляет собой формализованный мирный договор и гражданско-правовую сделку, для других – справедливое согласование интересов, для третьих – взаимоприемлемую интеграцию ожиданий, а для четвертых – позитивный результат психологического консультирования. Зачастую авторы, говоря о разрешении конфликта, не разделяют понятия «конфликт» и «столкновение противоречий», происходит извращение смысла медиации. Дело в том, что противоречия представляют собой атрибут любого взаимодействия людей. Более того, противоречивость свойственна природе мышления, в основе которого лежит единство тезиса и антитезиса. Противоречия служат стимулом развития идей и поиска правильных решений. Негативный момент противоречий заключается в возникновении споров, переходящих из дискуссии в полемику и далее в конфликты, по мере того, как в условиях столкновения интересов растет негативное эмоциональное напряжение и стороны переходят к конфронтации, препятствующей конструктивному сотрудничеству. В современных условиях, когда потоки информации зачастую принимают лавинообразный вид, человеку как никогда ранее нужна помощь независимого, профессионально подготовленного специалиста, оказывающего содействие в принятии жизненно важных решений и в анализе получаемой информации. Причем помощь нужна еще и потому, что информационная нагрузка на интеллект становится избыточной из-за трудности выделения достоверных полезных сведений из массы бесполезных. Испытывая недостаток достоверных данных, сложно преодолевать воздействие ложной информации, объем которой растет вместе с массой бесполезной информации. Помощь особенно актуальна в проблемных ситуациях, когда возникающие противоречия перерастают в конфликты. В проблемной ситуации непредвзятый специалист, призванный согласовать интересы противодействующих сторон, входит в роль посредника, снимающего напряжение противоречий и примиряющего конфликты. Понятно, почему повышается запрос современного общества на услуги посредника – благодаря посредникам примирение конфликтов достигается без каких-либо санкций в отношении оппонентов и с меньшими материальными потерями, чем при обращении к юридическому аппарату судов и адвокатуры. Кроме того, ни у кого не вызывает сомнений, что взаимодействие с посредником наносит гораздо меньший моральный вред, чем участие в судебном процессе. Очевидная польза посредников или, иначе говоря, медиаторов обусловлена еще и тем, что они содействуют развитию конструктивного сотрудничества и партнерских отношений. Поэтому правильно определять медиаторов не только как посредников в примирении сторон, но и как особых организационных психологических консультантов, формирующих обстановку сотрудничества в среде противоречий и обостренных проблем.

Выяснение профессионального статуса медиатора подразумевает определение модели его компетенции, то есть тех личных качеств, знаний и навыков, без которых специалист не способен достигать поставленных целей. Важно отметить, что профессиональная подготовка медиатора, с одной стороны, дифференцирована в соответствии с направлением, то есть характером конфликта, спецификой сторон конфликта и той общественной сферой, в которой возник конфликт, но, с другой стороны, базируется на овладении универсальными навыками. К исполнению роли медиатора допускается любой взрослый дееспособный человек, однако это не значит, что его усилия по примирению сторон дадут положительный результат. И профессионал, и непрофессионал рискуют принести вред, если они не выработали модель своего поведения в рамках взаимодействия со спорными сторонами. Здесь нельзя не отметить характерную особенность профессиональной подготовки медиатора – она включает в себя не только знания и навыки, полученные в процессе профессионального обучения, но и тот опыт, который накоплен в процессе деятельности, совмещаемой с медиацией. Более того, навыки посредника, содействующего примирению конфликта, полезны тем специалистам, которые по роду своей деятельности неизбежно вовлечены в конфликтную среду. Именно поэтому преподавание основ медиации полезно вводить в курс подготовки таких специалистов, большинство из которых перечислены в табл. на рис. 1. На этом же рис. приведены особенности конфликтов, для разрешения которых медиатору требуются специальные знания, отсутствие которых затруднит или исключит общение медиатора с представителями конфликтующих сторон. Так, в частности, семейный медиатор, должен знать принципы семейной организации, а медиатор, работающий в высшем учебном заведении, рискует ошибиться в формулировании сути противоречий, если его образовательный уровень не позволяет понять смысла претензий сторон.

Рис. 1. Направления медиации, обусловленные особенностями конфликта, а также подготовкой медиатора.

Приведенный список направлений не исчерпывает всего многообразия. При составлении списка стремились выделить показательные моменты, чтобы продемонстрировать проведение планирования медиации по направлениям, по особенностям конфликта и по составу специалистов, привлекаемых по мере необходимости. Частный пример составления плана посредничества в конфликте, возникшем в стоматологической клинике и урегулированном сотрудниками ЦСКО «Synergia», иллюстрируется в нижней части рис. 1. В основе плана положена характеристика медиации, разработанная с учетом направлений, выделенных из списка.

Отмеченное многообразие направлений медиации указывает на сложность подготовки посредника. Причем проблема специализации медиатора не уступает по своей сложности задаче по формированию основополагающих исходных знаний и навыков, универсальных для всех медиаторов. Под универсальностью имеется в виду овладение компетенциями, общими для всех направлений медиации, включая знакомство с главными положениями наук о мозге и психике, а также обладание коммуникативными навыками, без которых невозможно оказывать помощь в принятии жизненно важных решений и осуществлять анализ доступной информации.

Несмотря на законодательное утверждение профессии медиации, процесс становления профессии не завершен. Для того чтобы оценивать потенциал медиатора, необходимо найти критерии, позволяющие оценивать уровень его подготовки. То есть надо ответить на вопрос, чем компетентность одного медиатора (и школы, в которой он прошел подготовку) отличается или превосходит умения коллег. Последний вопрос получает ответ после того, как развертывается детальный анализ особенностей посредничества с учетом разнообразия запросов людей, попавших в конфликтную ситуацию. Практика работы и, в частности, ЦСКО «Synergia» (руководитель Н. М. Лаврова) показывает, что существуют три типа медиации социальных противоречий и конфликтов, отличающихся по уровню посреднической помощи.

Рис. 2. Уровни медиации, производимой посредником с целью разрешения конфликта.

Первый типовой уровень – стандартный – самый простой, посредник действует по установленной схеме и считает свои действия результативными после того, как достигнуто формальное примирение сторон конфликта. Прежде всего, на этот уровень обучения ориентирована Программа подготовки медиаторов, разработанная по согласованию с Министерством юстиции Российской Федерации согласно Приказу Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 февраля 2011 г. № 187 в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2010 г. № 969 «О программе подготовки медиаторов» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2010, № 50, ст. 6706). Второй тип посредничества, нестандартный/вероятностный, обеспечивается рассмотрением возможных вариантов мирового соглашения. Медиатор имеет в виду не только формальное примирение по актуальному конфликту, но и подведение сторон к сотрудничеству с рассмотрением перспективы будущих отношений. Наиболее сложным, налагающим повышенные требования к теоретической и практической подготовке медиатора и его умению мобилизовать свой интеллектуальный и эмоциональный ресурс, выступает третий тип посредничества – нестандартный креативный и эвристический.

Медиация не может обойтись без мобилизации интеллекта и творческих способностей сторон конфликта и медиатора, играющего ведущую роль в процессе согласования сторон. Здесь речь идет о мобилизации интеллектуального и творческого потенциала, а не о том, как оценивать этот потенциал и в какой степени он поддается изменению. Вопрос оценки и коррекции составляет предмет особого исследования. Стороны конфликта, выбирая посредника, самостоятельно решают, в какой мере медиатор соответствует решаемой проблеме. Мобилизация интеллекта обусловлена оптимизацией эмоционального состояния и формированием мотивации на выход из конфликта. Ранее проведенные исследования (Лавров и др., 2004-2010) показали, что мобилизация интеллекта для принятия правильных решений в условиях дефицита полезной информации определяется снижением тревожности, фобий и обретением уверенности в будущем. Существуют терапевтические и фармакологические методы снижения тревожности. Как минимум медиатор должен понимать, в какой степени негативное эмоциональное состояние препятствует работе интеллекта, и как максимум должен быть способен оценивать эмоциональность оппонентов и использовать известные методы коррекции. В качестве наиболее удобного инструмента для анализа эмоционального состояния рекомендуется компьютеризированный вариант интегративного теста тревожности (Бизюк и др., 1997). Показавший свою эффективность комплекс методов, оптимизирующих эмоциональное состояние, приводится в публикации (Лаврова, Лавров, 2009). Тренинг «Стрессменеджмент» формирует умение гармонизировать эмоциональное состояние.

Что касается креативности, то медиатор располагает способом ее активизации с помощью тренинга, который включает в себя мероприятия, направленные на преодоление инерции сознания и на включение творческого мышления. В процессе тренинга формируются навыки поиска креативных решений после анализа используемых поведенческих стратегий и знакомства с факторами, помогающими активизировать творческое мышление. Этот тренинг, как и другие, построен на индивидуальных и групповых упражнениях, разборе кейсов. В программе предусмотрено проведение ролевых игр с видеозаписью и последующим анализом. Краеугольный момент тренинга креативности заключается в обучении целеустроению и развертыванию перспективы настоящей и будущей жизненной ситуации. Приходит осознание того, что ситуация может измениться после так называемого креативного прыжка, если выбрать идею и найти пути ее реализации. Предлагается набор способов (в частности, «Мозговой штурм», Составление ментальных карт, Ментальная провокация, «Концептуальный веер») активизации творческого мышления, кроме того, участник получает возможность создать, воспроизвести и усвоить свой собственный, апробировав его в ходе тренинга.

Эвристический способ принятия решений тренируется параллельно с креативным. Тренинг мобилизации интуиции обеспечивает формирование навыков эвристического подхода к принятию жизненно важных решений. Эвристика основывается на «подсказках», которые готовит медиатор, производя анализ внешних влияний на стороны конфликта. Медиатор, не нарушая профессиональных предписаний, придерживаясь нормативной схемы действий и учитывая разнообразные варианты соглашения сторон, ведет поиск таких решений, которые способны удовлетворить оппонентов в эффективном разрешении конфронтационной проблемы, позволяя перейти к партнерским отношениям. Для того чтобы содействовать поиску креативного и эвристического решения, медиатор собирает сведения о каждой стороне конфликта. Креативность означает включение творчества для решения сугубо практической задачи по выходу из конфликтной ситуации. Смысл и польза эвристического решения заключается в сокращении количества гипотез, выстраиваемых сторонами конфликта. Такое сокращение обеспечивается благодаря дополнительной наводящей информации, которую сообщает медиатор. Что касается медиатора, то он собирает эту информацию за счет всестороннего анализа состояния социума, в котором возник конфликт. Если, к примеру, этим социумом является производственная или бизнес-организация, полезно подвергнуть анализу комплекс взаимоотношений сотрудников с оценкой состояния их информационно-эмоциональных связей. Кроме того, требуется сформировать представление о внешнем окружении организации и перспективе ее развития.

Сказанное выше проясняет особенности подготовки специалистов по медиации в соответствии с уровнем компетенции. Для компетенции первого типа достаточно усвоить алгоритмы действий по этапам медиации и ознакомиться с начальными представлениями конфликтологии, рассматривающей медиацию в качестве инструмента разрешения конфликта и достижения мирового соглашения. Медиатор с подготовкой второго типа должен обладать знаниями по системологии, психологии и нейроинформатике, а также умением синтезировать информацию по возникновению внутриличностных и межличностных противоречий, приводящих к возникновению конфликта. Необходимо постоянно находиться в профессиональной среде общения, получать личную терапию и проходить супервизию. Третий тип предполагает дополнительное наличие креативного и эвристического мышления, а также умения использовать интуицию, что обеспечивается соответствующими тренингами.

Медиатор, выполняя посредничество, находится в трудном положении, потому что ему самостоятельно, полагаясь на свой интеллектуальный и эмоциональный опыт, приходится определять суть конфликта и составлять план медиации, поскольку конфликтология не располагает общепринятыми однозначными формулировками. В свете представлений конфликтологии стороны конфликта, приступив к медиации, составляют коллегию спорщиков, добровольно пришедших к признанию необходимости примирения и собравшихся вместе с посредником на внесудебное обсуждение актуальных противоречий в поиске мирового соглашения. При этом остаются открытыми основополагающие вопросы. Что такое конфликт и на какой мир ориентировано обсуждение? Кто будет победителем, а кто проиграет и останется в ожидании будущей победы? Или это будет переход от конфронтации к сотрудничеству? Как помочь в осуществлении перехода?

Цель авторов – дать ответы на поставлены вопросы, опираясь на собственный и изложенный в литературе практический опыт посредничества, а также на теорию конфликтов и нейроинформационную модель принятия решений в результате взвешенного анализа доступной информации в соответствии с поведенческими установками и сложившейся жизненной ситуацией.

При определении сути конфликта исходили из представлений о континууме противоречий, присущих любому социуму. По мере возрастающего напряжения противоречий складывается конфликтная ситуация, характеризуемая разрушением структуры сотрудничества спорных сторон. Авторы направили свое внимание на рассмотрение принципов перехода от толерантных отношений к дискуссии, когда не нарушены основы конструктивного сотрудничества, затем к полемике и соперничеству, когда удается поддерживать элементы сотрудничества, и далее к открытой конфронтации, исключающей сотрудничество и адекватное восприятие противоположных мнений. Предполагается, что только после выяснения этих принципов придет понимание сути конфликта и удастся отработать теоретически обоснованные методы, содействующие преодолению внутриличностных, межличностных и групповых противоречий с последующим переходом к сотрудничеству и партнерству, то есть исчерпывающему разрешению конфликта.

Медиатор, совмещая в своей подготовке знания и профессиональные навыки специалистов ряда областей, и в особенности психологии, не может не учитывать достижений науки по изучению работы мозга в условиях принятия жизненно важных решений. Дело в том, что понимание принципов принятия решений и закономерностей обработки информации открывает перспективу реального содействия человеку в проблемной ситуации. Причем важно понимать, что именно на системности информационных процессов должно концентрироваться внимание медиатора, а состояние мозговых структур, как субстрата памяти и информации, определяет эффективность принятия решений. Обращаясь к интеллекту и к эмоциям людей, находящихся в проблемной ситуации, медиатор опирается на мобилизацию личностного потенциала. Элементы психологического консультирования и психотерапии неизбежно присутствуют в процедуре медиации, несмотря на то, что профессия медиатора имеет принципиальное отличие (см. перечень терминов). Стороны спора сначала осознают личную ответственность за свои действия и только потом обретают способность конструктивного взаимодействия с оппонентом.

Проект Н.Лавровой «"Карта медиации" (технология разрешения конфликтов)» в рамках XVIII Национального конкурса «Золотая Психея»

Лаврова Нина Михайловна
психотерапевт, медиатор, сертифицированный медиатор международного уровня, дипломирована Институтом системной семейной медиации (Италия), член Европейской ассоциации системных медиаторов (AIMS), председатель комитета по медиации Общероссийской профессиона
Редакция «Психологической газеты»31.01.2017

Документы

1 июня 2012 года Указом Президента РФ в России была утверждена Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы.

Для реализации важнейших положений Национальной стратегии, была принята «Концепция развития до 2017 года сети служб медиации», а затем вышло распоряжение правительства РФ «О создании служб медиации в учреждениях системы образования». Медиация – это процедура урегулирования конфликта на взаимовыгодной основе, с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора. При успешном исходе медиации нет ни побежденных, ни победителей, выигрывают все стороны, вовлеченные в конфликт. Медиация способствует развитию партнерских отношений, формированию этических норм поведения, гармонизации социальных отношений.

Обучение

Программа дополнительного профессионального образования

«Служба школьной медиации. Профессиональная подготовка специалистов по урегулированию конфликтов»

Начало занятий - 16 октября 2017

На обучение принимаются лица с высшим образованием и студенты старших курсов. Выпускники института становятся дипломированными специалистами и получают право на ведение нового вида профессиональной деятельности в области школьной медиации и разрешения конфликтов. Программа рассчитана на очно-заочное обучение в течение одного года. Объем программы — 380 часов (из них 320 часов составляют аудиторные занятия). Программа включает три очные сессии продолжительностью 13 дней каждая. Ежедневно студенты занимаются с 10.00 до 18.00. После каждой сессии студенты пишут зачетные работы, сдают экзамены, что является основанием для перевода на следующую ступень обучения.

Вебинар
«Школьная служба медиации. Методы и технологии работы»


Приглашаются конфликтологи, медиаторы, психологи, специалисты по социальной работе, организаторы системы образования, педагоги, школьные психологи, психологи-консультанты, юристы. Все те, кто занимается организацией школьных служб медиации и стремится овладеть навыками профессионального медиатора

Тематическая литература

«Медиация: принятие ответственных решений (о теории и практике посредничества в разрешении споров)» Н.М. Лаврова, В.В. Лавров, Н.В Лавров

Книга предназначена для практикующих медиаторов и всех тех, кто занимается конфликтами и построением толерантных отношений. В приложении содержатся шаблоны соглашений, регламентирующих урегули­рование конфликтов. Приводится ряд методик, облегчающих работу медиатора, и тезаурус терминов, характеризующих природу конфликта и медиации

Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение