27 марта 2017 , понедельник

Смысл жизни

- В чём смысл жизни, учитель?
- Какой замечательный вопрос. Неужели ты хочешь обменять его на ответ?

Вопрос о смысле жизни логически бессмысленен. Поскольку нельзя ответить на вопрос о содержании и значении  незаконченного процесса,  внутри которого находишься ты сам. Например, некорректно задавать вопрос о смысле этого предложения, пока в нём не будет поставлена точка. Равно и о смысле жизни можно судить лишь из-за пределов жизни. Следовательно, этот вопрос апеллирует к потусторонним инстанциям, находящимся за пределами жизни, и является полем для метафизических спекуляций. Неслучайно поэтому о смысле жизни чаще всего рассуждают религиозные, общественные или научные идеологии, которые стремятся навязать те или иные цели и смыслы жизни, исходя из собственных интересов.

Во-вторых, человек не является целостным существом, а жизнь его не является линейным процессом, поэтому неверно задавать вопрос о каком-то одном смысле жизни. Каждое влечение психики реализует свои собственные изолированные смыслы и достигает своих целей, независимо от других на протяжении всего периода жизни. Не говоря уже о том, что смыслы эти могут меняться с течением времени; в любом случае, стоит говорить о смыслах во множественном числе. Смыслы эти, конечно, не принадлежат человеку (скорее, уж, он находится в их распоряжении), что, впрочем, не закрывает вопрос познания и анализа смысла влечений. Интересен был бы другой вопрос - вопрос о взаимодействиях, конфликтах и изоляции смыслов, происходящих в психике.

В-третьих, вопрос о смысле жизни некорректен по форме: в нём заранее подразумевается, что жизнь должна имеет смысл. А это логическая уловка, поскольку ничто не говорит нам о том, что жизнь представляет собой осмысленный процесс. Во всяком случае, мы никогда не встречаемся в жизни с завершённым смыслом в чистом виде: мы имеем дело либо со становлением смысла (характерным для открытия, инсайта, прозрения), либо с его аннулированием, что намного важнее. Что мы знаем наверняка, так это то, человек всегда производит бессмыслицу, которая заполняет пустоту его бытия, так устроен любой психический симптом. То есть, человек решает вопрос не о смысле, а, наоборот, о бессмысленности своей жизни. И у каждого невротика это отлично получается; он создаёт такой миф относительно своего происхождения и предназначения, в который он в достаточной степени верит, и который приносит ему плоды в виде удовольствия и страданий.

Жан-Люк Нанси говорит, что задачей психоанализа является развенчание смысла: «очищения от излишков смысла, от излишков требований осмысленности». [Nancy J-L. Psychanalyse / Le sens du monde. P., 1993]. Действительно, слишком уж навязчивый оборот приобретает желание осмысленности и обретения смысла во что бы то ни стало: любой человек должен знать во имя чего он живёт, каждый обязан иметь свой смысл жизни, удостоверяющий его личность перед лицом Другого. Поэтому смысл жизни выполняет функцию защиты от тревоги: он может быть насколько угодно бредовым, но, тем не менее, он придаёт целостность и направленность человеческой жизни и позволяет человеку не встречаться с реальным.

Открытое Фройдом бессознательное представляет собой не что иное, как очаг рассеивания смысла, способ децентрирования и обессмысливания субъекта. И работает оно на то, чтобы позволить вырваться из этого замкнутого временного континуума осмысленности жизни, отдохнуть от бесконечной гонки за цельностью и целостностью мира, подчинённого какой-то одной идее, и дать субъекту доступ к пустоте реального. Открыть для человека бессмысленность, тревожность и трепетность его бытия. В конечном счёте, это и есть психоаналитический поступок, на который мало кто решается.

Понимая всю бредовую природу поисков смысла жизни, тем не менее, нельзя отнимать у субъекта этот поиск, ведь любой невротик нуждается в фантазме о смысле жизни, который хоть как-то обозначил бы его место под солнцем, а психотик попросту неотделим от смысла, для него он вообще никогда не прерывается: «нельзя выпускать мысль из своей головы», - как говорил Шребер. Вопрос лишь о том, что даёт человеку этот смысл. Какое наслаждение с ним связано? Какую идентичность и способ нарциссического собирания получает он при помощи того или иного смысла жизни? Что даёт этот смысл и от чего принуждает отказываться? Фантазм о смысле жизни как раз и указывает на то господствующее означающее, которое задаёт иерархию психическому миру субъекта и выстраивает принцип реальности, но о котором сам субъект, конечно, не имеет ни малейшего представления. То есть, говоря о смысле жизни, мы наилучшим образом обозначаем свою подчинённость желанию Другого. 

Ольшанский Дмитрий Александрович
психоаналитик, учредитель Группы Лакановского Психоанализа, российский редактор журнала The Philosopher (London)
Редакция «Психологической газеты»13.07.2011
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение