26 февраля 2017 , воскресенье

Психодинамика личности ВИЧ-инфицированных осужденных женщин в местах лишения свободы

Пребывание в местах лишения свободы является для ВИЧ-инфицированных осужденных своеобразным «двойным» стрессом. Это стресс от необходимости адаптироваться к болезни и одновременно - к условиям отбывания наказания. Кроме того, ВИЧ-инфекция имеет явно выраженный психосоциальный компонент. С одной стороны, заражение происходит вследствие рискованного поведения, которое провоцируется и психологическими, и социальными факторами, с другой – заболевание имеет свои социально-психологические последствия [1]. Эти факторы обусловливают как необходимость профилактики дезадаптации данной категории осужденных (в период отбывания наказания), так и необходимость поиска специфических ресурсов, на которых будет строиться исправительная психокоррекция, способная увеличить вероятность их законопослушного поведения после освобождения.

Несомненно, наличие у человека тяжелого соматического заболевания накладывает отпечаток на его психологию, трансформирует его поведение.

Исследователи отмечают, что диагноз «ВИЧ-инфекция» в большей степени имеет «психологическую нагрузку». Этот диагноз означает угрозу потенциальную, реактивную, от­ложенную на неопределенный срок. Мы же говорим не о той категории граждан, которая свободна в своих передвижениях, построении жизненных планов, определении распорядка дня, мы говорим в этой статье об осуждённых женщинах. При построении методик работы психолога с данной категорией клиентов, на наш взгляд, особенно важно понимать, каковы особенности типичных функциональных спектров состояний указанной группы испытуемых.

В данной статье мы проанализируем различия типичных функциональных спектров состояний (по методу расчета психодинамических коэффициентов цветопредпочтений Д.В. Сочивко по восьмицветовому тесту М. Люшера) ВИЧ-инфицированных осужденных женщин обращающихся и необращающихся за медико-психологической помощью к персоналу исправительных учреждений.

В исследовании приняли участие 269 осужденных женщин с диагнозом ВИЧ-инфекция и 155 осужденных женщин, не имеющих диагноза ВИЧ, но имеющих различные не смертельные соматические заболевания, которых мы характеризуем как условно здоровых  (контрольная группа).

Одной из важных психологических составляющих совладания человека с болезнью является обращение за медицинской помощью. В нашем исследовании приняли участие осужденные женщины, имеющие различные заболевания, обращаемость к врачам женщин различна. Всю выборку обследованных мы разделили на две группы. В первую группу вошли женщины, систематически обращающиеся к врачу (2 и более раз за 6 месяцев). Вторую группу составили женщины, не обращающиеся за медицинской помощью к врачу (1 раз в 6 месяцев и реже).

Средний возраст опрошенных ВИЧ-инфицированных осужденных женщин -31 год. Диагноз «ВИЧ-инфекция» у большинства осужденных является следствием наркомании, а преступление совершается наркоманами спустя некоторое время после начала активного употребления наркотиков и является способом материально обеспечить свою наркоманию.

Таким образом, ВИЧ-инфицированная осужденная женщина имеет опыт переживания наркотической зависимости, опыт переживания и принятия смертельного диагноза и опыт специфического воздействия среды исправительного учреждения. С практической точки зрения ВИЧ–инфицированные осуждённые являются той категорией, с которой психологи и медики должны работать совместно.   Такие исходные предпосылки, на наш взгляд, задают специфический спектр психодинамических функциональных состояний.

Рассмотрим типы испытуемых женщин, имеющих диагноз «ВИЧ-инфекция» и не имеющих его. А также сопоставим особенности функциональных состояний испытуемых женщин с разной обращаемостью к врачам.

Методика расчета психодинамических коэффициентов дает возможность выявить системные предпочтения или отвержения того или иного цвета по отношению ко всем другим цветам. Если воспользоваться терминологией М. Люшера, то предложенный Д.В. Сочивко метод позволяет системно определить, в какой роли – роли-защиты или роли-идола  –  находится данный цвет в среднем по группе испытуемых. Так, на рисунке 1 синий цвет у осужденных с диагнозом ВИЧ и тех, кто не обращающихся за медико-психологической помощью системно отвергается  (коэффициенты высокие), то есть, находится в области роли-защиты. Если говорить о тесте Люшера, то имеется в виду вытеснение синего цвета в конец ряда предпочтений (минус синий). 

Напротив, условно-здоровые осужденные женщины, обращающиеся к врачу, системно предпочитают синий цвет (низкие значения коэффициентов – синий идет в начало выбора). Это позволяет говорить о высокой роли синего в качестве роли-идола.

Основным психологическим содержанием роли-защиты синего цвета является «страх пустоты». Первая особенность роли-защиты (страха перед пустотой) синего типа – это снижение контактности в общении, увеличение дистанции в общении, а также изменение качества общения в сторону его холодности, формальности, «любезного безразличия».

Для осужденных условно-здоровых и регулярно посещающих врачей характерно наличие роли-идола синего цвета. Первая особенность этой роли с психодинамической точки зрения – стремление к самым различным формам удовлетворения и удовольствий.

Причем, требование роли столь сильное, что человек любое свое состояние стремится превратить в особое удовольствие. Второй особенностью этой роли становится бегство от проблем в некий иллюзорный мир, где ничто не раздражает, не препятствует желаниям и стремлениям.

Рисунок 1:

 

Психодинамика функциональных состояний, диагностируемых синим и зеленым цветами, является определяющей различия обследованных групп испытуемых - имеющих диагноз «ВИЧ-инфекция» и условно здоровых осужденных (рис. 2, рис.3). Так, для осужденных, имеющих ВИЧ, синий цвет является ролью-защитой, а зеленый цвет – ролью-идолом. Для условно-здоровых осужденных - наоборот. Системных различий по другим цветам между данными группами испытуемых не выявлено.

Остановимся подробнее на психологической характеристике отличительных особенностей функционального состояния ВИЧ-инфицированных осужденных.

Роль-защита синего типа поведения рассматривается Максом Люшером как «страх перед пустотой». Это, с одной стороны, страх ненасыщенности жизни переживаниями, «страх перед пустотой», с другой стороны страх перед лишениями. Данное положение для ВИЧ-инфицированных осужденных вполне объяснимо постоянным напоминанием от окружения и самонапоминанием о конечности собственной жизни и о том, что мало успел пережить и сделать. Как психолог – практик могу сказать, что данная категория осуждённых очень переживает разрыв социальных связей, а если родные не знают о диагнозе, не все из них могут сказать о заболевании родным. Они оставляют эту мрачную новость на потом и думают, что это правильное решение.

Итак, как мы уже отмечали выше, первая особенность роли-защиты (страха перед пустотой) синего типа – это снижение контактности общения.  Вторая особенность заключается в том, что иллюзорный страх самоотдачи в отношениях, страх тех эмоций, которые вызовет сближение, порождает и некоторый иллюзорно-бредовый мир, в котором начинает жить человек с такой ролью-защитой. С целью самозащиты такие люди огораживают забором свою, личную эмоциональную сферу и позволяют приближаться к себе любому партнеру лишь постепенно, лишь шаг за шагом. Критерии дистанцирования для каждой связи, для каждого отношения устанавливаются с очень большой избирательностью [3, С.22]. В нашем исследовании было показано, что для определенной части ВИЧ-инфицированных осужденных женщин характерным поведением является включение в общение преимущественно с другими ВИЧ-инфицированными, и уход от контактов с другими осужденными и администрацией учреждений (в том медиками и психологами) [4]. Анализ психодинамики данных испытуемых позволяет понять, что это общение скорее ролевое, чем непосредственное и открытое. С практической стороны очень сложно данную категорию приблизить и вывести на контакт. В нашем учреждении мы обучаем их открытому общению в тренинговых группах по принципу «равный обучает равного».

Для полноты психологической характеристики функционального состояния испытуемых приведем интерпретацию самого выраженного коэффициента № 19 (рис. 2).

-1

Стремление справиться с угнетенностью, овладеть собой, сохраняя активность. Блокирована потребность в теплых межличностных отношениях, зависимость от объекта глубокой привязанности. Беспокойная неудовлетворенность.

+6+7

Эмоциональная напряженность, физиологический дискомфорт, потребность в покое. Ситуация воспринимается как трудноразрешимая. Горечь разочарования, неудовлетворенность собой, избыточная самокритичность. Пассивный протест против сложившихся обстоятельств.

+ 7+6

Состояние выраженной социально-психологической дезадаптации. Ощущение разочарования, диссонанса между идеальными представлениями и грубой реальностью. Потребность в покое и расслаблении, освобождении от стресса. Неприятие ситуации, протест, непримиримость. Перенапряжение физическое и душевное. Тревожная и болезненная оценка своего самочувствия.

Итак, роль-защита синего типа – страх пустоты – находит свое психологическое выражение в двух направлениях поведения:

•        дистанцировании, ограничении, охлаждении и формализации общения и

•        уходе в иллюзорный мир бредовых суеверий, «снов наяву», примет, слухов, телевидения, вообще несуществующих отношений [3, С.23].

Рисунок 2:

 

Роль-идол зеленого цвета, характерная для ВИЧ-инфицированных осужденных, характерна для преступности вообще (для осужденных женщин, террористов, организованной преступности [5]) но для испытуемых данной группы она характерна даже более, чем для женской преступности в общем.

Содержание этой роли Макс Люшер представляет как «стремление к значимости, тщеславие» [2]. В тестовом выборе это соответствует предпочтению зеленого другим цветам (плюс зеленый). Две основные психодинамические тенденции поведения в роли-идоле зеленого типа – это тенденция, опирающаяся на собственное тщеславие своего собственного Я, и противоположная ей тенденция подавления своего собственного Я за счет тщеславия МЫ. Для этого и должна быть у таких испытуемых особенная референтная группа, в качестве которой как раз выступает группа, включающая других ВИЧ-инфицированных осужденных. Самоутверждению этих осужденных служит также и владение некоторой идеей (например, отрицания помощи и собственного контроля болезни), которую делают «своей собственной», чтобы чувствовать себя с нею важным. Для самоутверждения используются любые средства достижения значимости вплоть до самоотречения. Но за всем этим самоотречением стоит мощная потребность в том, чтобы другие тебя заметили, приняли и запомнили. Осуждённые данной категории склонны принимать на себя роль лидера в колонии, тренера в группе, могут быть активными участниками всех психокоррекционных колонийских мероприятий и при этом они остаются при своей точке зрения на общение и на группу, в которой они находятся.

«Второй психологической особенностью роли-идола зеленого типа поведения является отвержение собственного Я, но не по пути естественного смирения, по пути возношения некоторого иллюзорного МЫ» пишет Д.В. Сочивко [3, С.30]. В нашем случае происходит возвышение своей референтной группы.

По Максу Люшеру: «Зеленый тип поведения – это не только самый напряженный и самый упрямый, но и самый не поддающийся влиянию тип поведения, и это делает особенно трудным для него отказ от роли самоутверждения, и спонтанное, непринужденное и открытое поворачивание к другим людям».

 Рисунок 3:

Условно-здоровые осужденные женщины, наоборот, системно принимают синий и значительно меньше принимают зеленый цвет. Синяя роль-идол заключается в стремлении к самым различным формам удовлетворения и удовольствий. Второй особенностью этой роли Макс Люшер считает бегство от проблем, а самым распространенным психологическим способом бегства (от себя и проблем) является регрессия (в детство). Именно для женщин  характерно бегство в детские выяснения отношений, в которых они именно таким образом хотели бы сгладить или облегчить свои трудности. В повседневном поведении осужденных женщин, для которых не характерны тягостные размышления о конечности жизни, на которые наталкивает смертельный диагноз ВИЧ. Характерны разнообразные отношения с окружающими, часто с конфликтным оттенком, которые дают почувствовать вкус жизни. А в случае затруднений в этих отношениях (или любых других жизненных затруднений) – поиск «родительской» защиты в лице сотрудников – чаще всего медиков учреждения, поскольку контакт с медиками с субкультурной точки зрения достаточно безопасен. Они не принимают медиков за сотрудников и спокойно к ним идут за помощью. ВИЧ–инфицированные осуждённые говорят о том, что медицинские работники являются для них защитой сейчас в колонии, они могут им полуоткровенно рассказать о том, что происходит вокруг них.

Анализ роли-защиты зеленого типа поведения условно-здоровых осужденных показывает наличие выраженного «страха перед стесненностью, зависимостью и принуждением». В тестовом выборе это соответствует отвержению зеленого цвета в ряду предпочтений (минус зеленый). Первая особенность этой роли заключается в том, что зеленый тип в роли-защиты развивает абсолютное притязание.

Тот, кто выставляет чрезмерные или бескомпромис­сные притязания, кто хочет, чтобы все восхищались им и любили его, или тот, кто требует слепого послушания, тот, кто не хочет стареть или тот, кто полагает, что не следует выполнять свои обязательства и соглашения, тот игнорирует действительность».

Вторая особенность поведения зеленого типа в роле-защите это принятие позиции «жизненной лжи». Причем это не просто детская лживость (что по механизму регресса может быть свойственно, скорее, синему типу), это идеологизированная ложь: «В силу того, что он  выставляет тотальное притязание, он воспринимает действительность, как стеснение и принуждение. И чтобы избежать ее необходимости, он уклоняется от нее… путем «вы­нужденной лжи» или так называемой «лжи во спасе­ние». Такие женщины не нашли возможности самовоплощения в социуме, что и привело их в криминальную среду, и толкнуло на путь преступления. Поскольку человек хочет целиком и полностью обладать и тем, и другим, то есть, как владеть и иметь в своем распоряжении, так и быть независимым и свободным, он оказывается неспособным решиться на что-либо»[3, С.30] и создать продолжительные гармоничные отношения.

Таков портрет внешне беззаботной, но неспособной к ответственности и длительным гармоничным отношениям с другими и поэтому несчастной  женщины.

Внутри выборки обследованных ВИЧ инфицированных осужденных также обнаружены системные различия функционального состояния синего типа (рис. 4). Так 54% (144 чел.) обследованных осужденных с диагнозом «ВИЧ-инфекция» не обращаются за медико-психологической помощью. Именно для них и характерна в большей мере синяя роль-защита со страхом пустоты, ограничением общения, иллюзорностью мировосприятия.

А для ВИЧ-инфицированных осужденных, обращающихся за помощью к врачам и психологам, более свойственно наличие роли-идола синего цвета с присушим ей стремлением к удовлетворению и удовольствиям, в том числе и от межличностного общения.

Рисунок 4:

Системное предпочтение черного в ряду цветов теста Люшера ВИЧ-инфицированными осужденными, не обращающимися к врачам, особенно ярко выражено на примере 128 психодинамического коэффициента (рис. 5).

128) 7/1+3

+7

Протестная реакция на сложившуюся ситуацию. Отстаивание собственной точки зрения. Субъективная оценка обстоятельств, непримиримое отношение к позиции окружающих, нетерпимость к мнению других. Противодействие внешнему давлению, средовым воздействиям, протест против судьбы.

-1-3

Чувство несчастливости, вызванное разладом в сфере значимых межличностных контактов. Гневные реакции. Блокированность сексуальной потребности или иной значимой сферы самореализации. Возможность кардиалгии. Беспомощность с проявлениями раздражительности. Нарушен баланс между тенденцией к активности и контролем [3, С. 364].

Системное отвержение ВИЧ-инфицированными осужденными, обращающимися к врачам, черного цвета так же ярко характеризует их функциональное состояние.  Согласно М. Люшеру, положение черного в конце ряда цветопредпочтений говорит о стремлении избегать необходимости от чего-либо отказываться. Таким образом, системное отвержение дополнительного черного цвета усиливает тенденцию синей роли-идола в функционально-психологическом состоянии этих испытуемых.

Рисунок 5:

Для понимания специфики психодинамики обращаемости за медико-психологической помощью осужденными с диагнозом «ВИЧ-инфекция» рассмотрим особенности психологических особенностей личности обращающихся и не обращающихся за помощью условно-здоровых осужденных.

На рисунке 6 видно, что для условно-здоровых осужденных, не обращающихся к врачам, характерна роль-защита желтого типа (- желтый). Основными психодинамическими силами, управляющими поведением желтого типа в роли-защите, содержанием которой является страх утраты, выступают:

  • страх любых самопроявлений, вообще любых изменений в своей судьбе: «как бы чего не вышло»; это, если можно так выразиться, прямой страх утраты того немногого, что имеется. В этом случае человек полностью ориентирован на себя и зависит только от себя и своих установок.
  • «Страх перед собственной потерянностью вследствие утраты партнера»; это уже не просто страх, а зависимость от партнера. В этом случае человек полностью ориентирован на партнера и становится объектом манипуляции [3, С. 38].

То есть для данных осужденных избегание контакта с врачами и психологами может быть проявлением общей тенденции личности – боязни не справиться и «потерять лицо» в общении с другими людьми. Так, в терминологии трансактного анализа, такой человек стабилизирован в состоянии Ребенка, ожидающего наказаний, которыми он не может управлять, и старающегося не противоречить ожиданиям Родителя, чтобы сохранить эти отношения. Эти осуждённые бояться любой ответственности, не хотят ни с кем делиться своим внутренним миром и своими мыслями, не желают показывать своё истинное отношение к жизни.

Кроме того роль-защита желтого типа для данных испытуемых сопровождается системным принятием серого цвета (+ серый) (рис. 7). Приведем в качестве иллюстрации наиболее ярко иллюстрирующий тенденцию 150 психодинамический коэффициент.

150) 8/1+4

+0

Реакция отхода от контактов с окружающими в связи с блокированностью насущных потребностей. Чувство усталости, ограничение сферы общения, снижение социальной активности. Необходим покой, отдых, сочувствие и понимание.

-1-4

Состояние стресса, переживание разочарованности. Противоречивое сочетание разнонаправленных тенденций - стремление уйти от обременительных отношений и страх потерять объект привязанности.

-4-1

Тревожное беспокойство, базирующееся на внутренне конфликтном сочетании разнонаправленных тенденций: стремление к непосредст­венной самореализации без обременяющей ответственности сталки­вается с тенденцией к повышенному самоконтролю. Колебания на­строения, проблема уязвленного самолюбия, неудовлетворенность тщеславия. Переживание нарушенных конгруэнтных отношений со значимыми окружающими. Стремление к подавлению неустойчивос­ти эмоциональных проявлений. Дистресс. Выраженная подвержен­ность средовым воздействиям, зависимость от реакции значимых других [3, С. 397].

Рисунок 6:

 

Роль-идол (+ желтый), характерная для условно-здоровых осужденных обращающихся к врачам, предполагает наличие в поведении испытуемых двух противоположных психодинамических сил:

  • стремление к отрыву, к отъединению, целиком ориентированное в «иллюзорное» будущее и
  • стремление освободиться от внешних принуждений или огорчений и обид, исходящих из прошлого. Таким образом, и само это стремление есть «иллюзорное» переделывание прошлого, которое, как известно, переделать нельзя.

То есть, обращение к врачам и психологам в данном случае является способом найти в их лице поддержку своего прошлого поведения, получить заступничество в виде оправдания своего прошлого поведения. Данные тенденции поведения усиливаются системным отвержением дополнительного серого цвета.

Рисунок 7:

Таким образом, проведенный нами анализ функциональных спектровсостояний (по методу расчета психодинамических коэффициентов цветопредпочтений Д.В. Сочивко по восьмицветовому тесту М. Люшера) ВИЧ-инфицированных и условно-здоровых осужденных женщин, обращающихся и не обращающихся за медико-психологической помощью к персоналу исправительных учреждений, позволил сделать следующие выводы:

1. Основным психодинамическим содержанием поведения ВИЧ-инфицированных осужденных женщин является страх обедненности жизни переживаниями, «страх перед пустотой», с другой стороны - страх перед лишениями.  С целью самозащиты такие люди огораживают забором свою, личную эмоциональную сферу и позволяют приближаться к себе любому партнеру лишь постепенно, лишь шаг за шагом. Этот страх перед пустотой замещается  стремлением к собственной значимости для других людей. Для самоутверждения используются любые средства достижения значимости вплоть до самоотречения, отвержения собственного Я, в пользу возношения некоторого иллюзорного МЫ. Но за всем этим самоотречением стоит мощная потребность в том, чтобы другие тебя заметили, приняли и запомнили. Данные психологические особенности ВИЧ-инфицированных осужденных побуждают их отказываться от обращения за медико-психологической помощью к персоналу колонии.

2. Для ВИЧ-инфицированных осужденных, обращающихся за помощью к врачам и психологам, более свойственно стремление к удовлетворению и удовольствиям, в том числе и от межличностного общения на фоне стремления избегать необходимости от чего-либо отказываться. То есть, мы видим более гармоничную, насыщенную позитивным содержанием, общением с другими людьми психологию. Настроив работу специалистов психологов и медиков на систематическое побуждение ВИЧ-инфицированных осужденных к получению помощи от других людей, мы можем запустить процессы позитивной перестройки личности осужденных.

Список литературы:

  1. Санникова О.Е., Соловьев А.Г., Сидоров П.И. Социально-психологические аспекты дезадаптации ВИЧ-инфицированных лиц в пенитенциарной среде. // Экология человека. 2009. №4. С. 20-24.
  2. Люшер М. Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы. Воронеж: НПО „МОДЭК", 1995. 176 с.
  3. Сочивко Д.В. Цветопсиходинамика. – М.: МПСИ, 2009. 432 с.
  4. Калинова И.Л., Молоствова Г.В. Особенности принятия болезни и качества жизни ВИЧ-инфицированных осужденных женщин. // Уровень жизни населения регионов России: научно-практ. журнал. 2011, № 1 С.75-80.
  5. Сочивко Д.В. Гендер организованной преступности. // Прикладная юридическая психология. 2007. № 1. С. 52-63

 Калинова Ирина Леонидовна, начальник психологической лаборатории ФБУ ИК-5 УФСИН России по Московской области. 

Редакция «Психологической газеты»17.06.2011
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Рекламодателям

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение