23 сентября 2017 , суббота

«Главный клиент семейного терапевта — семейные отношения»

Екатерина Юрьевна Уголева - заведующая кафедрой системного семейного консультирования и психотерапии Института практической психологии «Иматон», директор программы семейного консультирования психологического консультативного центра, психолог-консультант, семейный терапевт – рассказала «Психологической газете» о специфике системной семейной терапии и о программе дополнительного профессионального образования «Семейная терапия: системный подход»

- Екатерина Юрьевна, скажите, кого стоит приглашать на семейную терапию?

- На мой взгляд, работая в русле семейной терапии, стоит приглашать на консультацию семью в максимальном составе, включающем все поколения – супругов, их детей, бабушек, дедушек, свекровей, сиблингов и так далее. Как семейный терапевт, я обычно прошу своих клиентов привести на консультацию как можно больше родственников. А в последнее время стала приглашать на консультации также и друзей семьи. Порой они охотно принимают участие и часто играют неоценимую роль, поскольку говорят то, что кто-то из родственников, возможно, не решился бы сказать.

Некоторые психологи утверждают, что трудно побудить членов семьи прийти на консультацию: в силу недостаточного распространения системной семейной терапии в России существует стереотип, что это экзотично и очень сложно, так как родственники откажутся участвовать. Честно скажу: представители так называемой ядерной семьи (муж, жена, дети) на совместную консультацию обычно соглашаются достаточно легко и других родственников тоже уговорить можно. Хотя, в начале моей работы в качестве семейного терапевта мне действительно трудно было общаться на приеме с папами или мужьями, я боялась их приглашать, соответственно, они и не приходили. Пришлось справляться со страхом, и теперь я этой сложности не испытываю.

- То есть, «невозможность» пригласить всех - это проблема не семьи, а, скорее, психолога, который с ней работает?

- Совершенно верно! Это подтверждают мои бывшие студенты, которые сейчас практикуют системную семейную терапию. Когда они преодолевают свой страх и все-таки приглашают семью прийти в полном составе, им это удается. Особенно охотно родственники приходят вместе, если психологическая проблема у ребенка. Обычно на консультацию приходят от 3 до 8 человек, а иногда и существенно больше.

- Я представила себе, что в одном и том же месте собрались восемь человек, находящихся в конфликтной ситуации, и стало не по себе. Они у Вас на консультациях не дерутся?

- Пока не дрались и вряд ли стоит этого бояться. Теоретически это возможно - мой любимый семейный психотерапевт Карл Витакер в книге «Семья в кризисе» описал случай, когда родственники на консультации подрались, и даже он сам таким образом «выяснял отношения» с одним из членов семьи. Но для этого нужно быть Карлом Витакером. Часто слушатели семинаров тоже задают вопрос о том, не выльется ли совместная консультация родственников в банальный скандал? На практике, однако, проблема в обратном: приходится придумывать, как «расшевелить» семью, пришедшую на прием, заставить ее членов взаимодействовать друг с другом. Как правило, люди слишком зажаты, им страшно «выносить сор из избы».

Задача терапевта заключается в том, чтобы, с одной стороны, побудить людей к выражению чувств, а с другой, обеспечить определенную «анестезию», когда разговор коснется болезненных проблем. Нужно создать атмосферу, в которой люди раскроются, рискнут заговорить о своих чувствах и, может быть, даже поделятся чем-то очень болезненным для себя.

- Что помогает Вам побудить клиентов к откровенному разговору о проблемах?

-  Формой терапевтического внимания, помогающего клиентам раскрыться, может стать открытость терапевта. Пока я не расскажу, что я такая же «безумная», как и они, что в моей семье тоже бывают проблемы, они вряд ли начнут говорить о себе. Если же человек все-таки начинает рассказывать о своих чувствах, тут, как правило, уже не до драк.  Когда на консультации происходит конфликт – это может быть полезно для семьи, поскольку это означает, что хроническая тревога превращается в острую, выходит наружу и благодаря этому члены семьи начинают избавляться от копившихся годами проблем. Терапевт же способствует тому, чтобы клиенты выражали свои эмоции и чувства друг другу и таким образом освобождались от них непосредственно на консультации. Образно говоря, отношения в семье в момент ее прихода на терапию, полны всякого «мусора» и важно начать «уборку».

- «Замусоривание отношений» – это патология или все-таки норма? Также как для профилактики поломок машину нужно периодически мыть и менять какие-то части, так и люди должны периодически приходить на профилактику к психологу, чтобы их семейные отношения были в порядке?

- Вы привели замечательный, близкий мне пример с машиной! Действительно, чтобы ездить без проблем, владельцу придется периодически мыть, заправлять свою машину, менять масло, проходить техосмотр. И все знают, что без бензина машина просто никуда не поедет. Мне кажется, несмотря на то, что в семье все гораздо сложнее, это хорошая метафора для семейной жизни. Кризисы, конечно, неизбежны. Можно сравнить кризисы семейной жизни с экономическими кризисами – как бы мы к ним не относились, они все равно периодически наступают. Так устроена жизнь. К сожалению, многие семьи панически боятся кризисов, воспринимают их как катастрофу, поскольку лишь немногим в родительских семьях удалось наблюдать позитивные примеры преодоления родителями кризисов. Мы с детства живем в иллюзии, что кризисов можно или даже нужно избегать. Было бы здорово, если бы люди приходили в самом начале кризиса, но, увы …

- Почему Вас интересует именно этот подход и Вы на нем основываете свою работу?

- Спасибо за вопрос. Действительно, психологу очень важно отдавать себе отчет, почему он занимается именно этой темой, что им движет. Поэтому вопрос о мотивации мы очень подробно обсуждаем со студентами на обучающей программе «Семейная терапия: системный подход». Я работаю с семьями отчасти потому, что мне с детства было важно объяснить себе какие-то значимые для меня вещи.

- Как правило, на консультацию родных собирает один из членов семьи?

- Вы правы, чаще всего инициатором консультации у семейного терапевта становится кто-то один. Поход к семейному терапевту всегда является стрессом для семьи, и было бы наивно ожидать, что все члены семьи вприпрыжку побегут на консультацию.  Обычно этого не происходит.  Встречу с семейным терапевтом часто откладывают, так же, как и поход к зубному врачу. Я думаю, что это привычно для россиян, так как «пока жареный петух не клюнет,  мужик не перекрестится». Тем не менее, судя по количеству клиентов, которые приходят на семейную терапию, мне кажется, что ситуаций, когда люди не справляются с проблемами сами, в семье предостаточно.

- Как Вам удается мотивировать людей к продолжению терапии?

- Вопрос мотивации это, во многом, вопрос опыта терапевта, того, насколько он владеет профессиональными навыками. Нередки случаи, когда на первую консультацию мужа приводила жена, он был против этой идеи, а в конце муж вдруг говорил, что хочет продолжать работать дальше. Иногда жены бывают не очень-то рады такому неожиданному энтузиазму мужей. Цитирую Витакера: «Каждый приходит на консультацию, ожидая, что подтвердится его точка зрения, а нуждается как раз в обратном - в том, чтобы понять, что все гораздо сложнее». Люди чувствуют, способен ли терапевт действительно понять их проблемы или он на консультации просто играет некую роль. Если терапевт искренен, эмпатичен и честен со своими клиентами, часто многие из них решаются продолжить курс терапии. 

- Возможна ли системная семейная терапия, если один из членов семьи наотрез отказывается прийти на консультацию?

- На обучающей программе «Семейная терапия: системный подход» мы учим студентов тому, как привлечь не очень мотивированных членов семьи хотя бы на первую консультацию. Это возможно. Нередко члены семьи собираются на консультацию несколько месяцев. Если о первичной консультации договаривается жена, я часто рассказываю ей, как убедить мужа, свекровь или другого члена семьи в том, что на консультации их никто не будет «лечить», но их приход очень важен для помощи инициатору консультации. Многим семьям гораздо легче прийти на консультацию, если проблема у ребенка. К сожалению, свои проблемы родители часто предпочитают не замечать.

- С какими детскими проблемами чаще всего приходят к семейному терапевту?

-  Это могут быть самые разные проблемы,  очень часто - энурез, плохая успеваемость в школе, поведенческие сложности, трудности в общении, детские страхи и многое другое. Некоторые родители перед первой консультацией говорят, что их ребенок «просто ненормальный». Когда семья приходит, как правило, выясняется, что ребенок, абсолютно здоров психически, ему просто не справиться с той сложной ситуацией, в которой ему приходится жить. Например, бабушка пытается заменить ребенку маму и оттесняет маму на второй план, мама борется с бабушкой за власть, а отец эмоционально отстраняется, я это называю «живет на Луне». Без поддержки мужа мать не может ограничить влияние свекрови, и ситуация хронической войны затягивается. Тогда ребенок бессознательно приходит на помощь взрослым, демонстрируя различные симптомы и позволяя семье вновь объединиться для борьбы с возникшей проблемой.  Так образуется замкнутый круг, выйти из которого самостоятельно семье очень сложно.

- Системная семейная терапия является длительной или краткосрочной? В среднем, сколько нужно консультаций для решения проблем семьи?

- В данный момент семейная терапия включает десятки разных направлений, в разных подходах работают по-разному. Тем не менее, семейная терапия не принадлежит к долгосрочным подходам, таким, как, например, психоанализ. Ко мне, например, одна семья приходит на десять консультаций. Многие семейные терапевты считают, что члены одной семьи - наилучшие терапевты друг для друга и задача профессионала заключается только в том, чтобы помочь им услышать друг друга и начать помогать друг другу. Существует такое выражение: «одно «люблю» от мужа или жены стоит 1000 признаний в любви от терапевта». И это правда.

- Существует ли особая специфика обучения системных семейных терапевтов?

- Да, существует. Во-первых, в Институте практической психологии «Иматон» программа обучения семейных терапевтов достаточно большая (около 600 учебных часов). В обучающий курс включены разные подходы к работе с семьей. «Изюминка» программы в том, что студенты получат объемное представление о семейной терапии и по окончанию обучения смогут сознательно выбрать то направление, которое им ближе. Во-вторых, программа предполагает глубокое погружение участников в групповой процесс. Очень важно отметить, что, без проработки каждым из студентов собственных семейных ситуаций, никакое обучение просто невозможно. Тем, кто захочет прийти к нам учиться, следует учесть этот факт. Обучение в рамках этой программы не похоже на стандартное дистантное обучение, когда можно прослушать теорию, понаблюдать и остаться вне процесса.

Мы убеждены, что без погружения психолог не сможет понять глубинных процессов, которые возникают в межличностном и семейном общении, а главным клиентом семейного терапевта является не мама, не папа, не ребенок, не бабушка и не дедушка, а ОТНОШЕНИЯ между ними. Это не метафора! Мы не меняем бабушку, которой восемьдесят лет, мы не меняем папу, маму или ребенка. Мы меняем тот тупик в отношениях, в котором они оказались. Мы учим наших студентов видеть межличностные процессы и через призму этих процессов смотреть на внутриличностные, интрапсихические процессы. Здесь я опять хочу сослаться на Витакера, который говорил, что человека нельзя воспринимать отдельно от его близких, поскольку это искусственный, упрощенный взгляд на личность. Личность настолько связана со своим окружением, что невозможно этого не замечать. Студенты каждый день прорабатывают семейные ситуации, в основном, это работа с так называемой симулированной семьей, когда роли членов семьи играют члены группы. Иногда свои семейные ситуации предъявляют супруги, пришедшие на обучение. На предыдущих программах было три пары, которые прагматично совместили учебу и терапию. Работа с реальными проблемами в процессе обучения предоставляет дополнительные возможности, которых нет у супружеских пар, приходящих на консультацию. Преимущества заключаются в том, что после окончания учебных сеансов мы обсуждаем, что происходило во время сеанса с семьей, как складывались взаимоотношения семьи и терапевта, строим системную гипотезу. У того члена группы, с семьей которого сейчас работали, есть выбор - присутствовать на обсуждении или нет. Как правило, 99% участников предпочитают остаться и слушать коллег, иногда резюме группы может быть жестким, но оно часто позволяет взглянуть на ситуацию с очень неожиданного ракурса.

- Если на консультацию хотят прийти супруги, обязательно ли им приводить с собой детей?

- Да, желательно, чтобы дети присутствовали на консультации. Очень часто ребенок, особенно тот ребенок, которого члены семьи считают «проблемным», своим поведением сигнализирует о том, что ему сложно находиться в противоречивой ситуации. На профессиональном языке такая семейная ситуация называется ситуацией «двойного послания», когда родители говорят одно, а делают - другое. Такая ситуация невыносима для всех детей, причем не только для так называемых «проблемных» деток, но и для тех, которые ничем не привлекают внимания родителей к своим сложностям. Я на каждой консультации убеждаюсь в том, что для ребенка услышать об истинных чувствах членов семьи, об их потребностях очень важно, ему обязательно нужно узнать, если его родители развелись, что он не виноват в их разводе или ссорах (а любой ребенок чувствует себя виноватым в таких случаях). Иногда даже одной консультации достаточно для того, чтобы симптомы ребенка исчезли. Вторая причина, по которой мы просим родителей обязательно приводить с собой детей: дети показывают, что происходит в семье так точно, как часто взрослые не могут показать. Например, на консультации мама, папа и ребенок. Мама плачет от того, что ей одиноко и нужна поддержка, но она не знает, как об этом попросить, а муж понятия не имеет, что ему сейчас делать. Если в такой момент спросить маленького ребенка: «Что ты чувствуешь? Что ты хочешь?», он скажет: «Я очень хочу, чтобы папа обнял маму» или обнимет маму сам. Иногда мощнее такой поддержки нет ничего! Важно отметить, что присутствие ребенка на консультациях не вредит его психике, а наоборот, помогает справиться со многими проблемами. В некоторых случаях, когда родители настаивают на этом, ребенка можно попросить подождать в соседней комнате, но чаще всего с ребенком стоит обсуждать все происходящее в семье, поскольку дети всегда чувствуют, что в семье есть проблемы, даже если родители пытаются скрыть их.

- С какими проблемами клиенту стоит обращаться к системному семейному терапевту?

- Начав изучать семейную терапию, наши студенты говорят о том, что системная семейная терапия – это совершенно другой подход, совершенно другая энергия, другие процессы, нежели в индивидуальной или классической групповой психотерапии. Это не значит, что что-то лучше, а что-то хуже. Я с огромным уважением отношусь к индивидуальной терапии и терапевтам, но некоторые случаи, с которыми приходят клиенты, можно разрешить только с помощью системной семейной психотерапии. Семейная терапия особенно «показана» при разводных ситуациях, изменах, детских проблемах, конфликтах. Специфика системной семейной терапии еще и в том, что, благодаря тому, что на консультации в диалоге участвует большое количество людей, изменения в семейной ситуации происходят намного быстрее и являются более стойкими.

Юлия Смирнова

Статьи Екатерины Юрьевны Уголевой: «Cупружеский кризис: от «банальных» проблем к парадоксальным решениям», В кривом зеркале брака, или Подводные камни супружества, Что ждет супругов на первом году совместной жизни, Кризис отношений: рождение ребенка, Perestrojka..., Механика супружеского кризиса: типичное и уникальное

Уголева Екатерина Юрьевна
семейный терапевт, заведующая кафедрой семейной системной терапии, Институт практической психологии «Иматон»
Редакция «Психологической газеты»01.01.2009
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение