16+
Выходит с 1995 года
24 июля 2024
Про интеграцию детей с расстройствами аутического спектра

В Санкт-Петербурге женщина, гулявшая со своей внучкой, агрессивно высказалась по поводу детей с особенностями развития, которые, по ее мнению, пугали остальных ребят на площадке. Свои претензии бабушка объяснила так: «Он [один из детей] не разговаривает — мычит и кричит. Я вышла гулять с ребенком. Я не собираюсь, чтобы она на это всё смотрела и офигевала». Видео инцидента спровоцировало ответную агрессию от  множества зрителей в социальных сетях.

Неизвестное пугает

Это далеко не первая ситуация, когда окружающие некорректно, без понимания относятся к детям с ментальными особенностями. Достаточно вспомнить случай с несовершеннолетней сестрой Натальи Водяновой, Оксаной, которую попросили покинуть кафе из-за «отпугивания клиентов».

Вероятно, корень проблемы в неосведомлённости, ведь всё незнакомое отпугивает. И из-за малой информированности взрослых людей мы получаем парки, песочницы, детские площадки, где по разные стороны баррикад стоят перепуганные и растерянные родители. Известный психолог Людмила Петрановская призывает родителей самых разных детей стремиться к открытому диалогу друг с другом:

«В целом, чем больше взрослые и дети с особенностями здоровья будут жить обычной жизнью среди нас, тем меньше будет напряжения и тревоги. А детям всегда полезно лишний раз адаптироваться к новому товарищу по игре, научиться понимать потребности и ограничения других людей и придумывать интересные игры в любых обстоятельствах.

Иногда ребенок с особенностями не может хорошо управлять своими чувствами и поведением, может плакать, кричать или драться.

Обычно с ним рядом есть взрослый, который знает, что делать.

Доверьте это ему, а о своем ребенке позаботьтесь сами, если нужно его вывести из ситуации или успокоить».

Подобные проблемы неподготовленности людей к инклюзивной городской среде распространены из-за недостатка информации. Крайнее проявление непонимания, как мы видим на примере этой истории, — агрессивная реакция.

Агрессия порождает агрессию

Также Петрановская предлагает прислушаться в этой теме к самим детям, которым в юном возрасте чаще гораздо легче выстраивать открытый диалог. Зачастую дошколята даже не догадываются о нюансах развития «соседей» по песочнице, узнавая о том, что с другим ребёнком «что-то не так», позднее от своих родителей.

Схожей позиции придерживаются и родители детей с особенностями развития. Так, Елена Кочуренко в группе «Клуб осознанных и любящих родителей» пишет:

«Я понимаю общественное возмущение. И я рада ему. Потому что в очередной раз убедилась, что нормальных, адекватных людей гораздо больше, чем одобрителей травли слабых, инициированной той женщиной.

Но очень быстро это праведное возмущение само в такую же травлю и переросло. И мне вдруг до боли не захотелось в этой травле участвовать. Поймите, я ни капли ее не защищаю. Но потоки грязи, которые льются, нужно прекратить, и чем быстрее, тем лучше».

Кто работает над инклюзией в России?

Частный центр инклюзивных проектов и социальной интеграции для детей с особыми потребностями «Какая разница!»,  дети-подопечные которого и  попали в эту историю, уже более года занимается адаптацией ребят с аутизмом и другими заболеваниями в общество.

Идея организации центра возникла у его создательницы Валерии Катаевой во время летнего отпуска:

«Я помню, как отработала в коррекционной школе первый год и уехала в отпуск. Я поняла, что я в отпуске отдыхаю, а мои дети сидят дома. И дай бог кто-то из них выехал на дачу — это уже хорошо. И в этот момент я поняла, что было бы хорошо что-то такое создать, чтобы мои ребята отдыхали и их жизнь была бы разнообразной, чтобы было что-то еще».

Так личная история привела к созданию очередного инклюзивного проекта, который наряду с другими, вроде художественной мастерской «Антон тут рядом», центром «Перспективы», РОО «Контакт» и многими другими, способны медленно менять ситуацию в стране.

Всегда ли инклюзивность — панацея от агрессии?

Существует множество «подводных камней» для реализации инклюзивной среды в России. Если взять конкретно сферу дошкольного и школьного образования, то здесь явно прослеживается недостаток кадров (дипломированных тьюторов) для общеобразовательных учреждений, которые могли бы «примирить» подросших детей друг с другом и предотвратить возможную травлю. По этой причине зачастую легче обучать тех же детей с расстройствами аутического спектра отдельно, поневоле замыкая их круг общения.

О неподготовленности «почвы» пишет психолог, специализирующийся на проблемах инклюзивного образования, Ольга Курмышова:

«Кадры общеобразовательных школ должны получить дефектологическое образование, а специалистам коррекционных заведений необходимо освоить методы помощи детям в условиях инклюзии. Также требуется просветительская деятельность как среди родителей нормально-развивающихся детей, так и среди родителей детей инвалидов. Необходимо подготовить детей из массовых школ к принятию сверстников с ОВЗ» (Курмышова О.А. К вопросу о проблемах развития инклюзивного образования в России // Интерактивная наука. 2017, №12. С. 126).

Учёная подчёркивает, что именно несовершеннолетние с особенностями психологического развития наиболее стигматизированы для восприятия родителями других детей.

В статье упомянуты
Комментарии

Комментариев пока нет – Вы можете оставить первый

, чтобы комментировать

Публикации

Все публикации

Хотите получать подборку новых материалов каждую неделю?

Оформите бесплатную подписку на «Психологическую газету»