21 сентября 2017 , четверг

«Война, породившая революцию. Россия 1914 – 1917 гг.»

Предлагаем Вашему вниманию несколько отрывков из книги, посвященной событиям 1914-1917 годов. Историки  В.П. Булдаков и Т.Г. Леонтьева стремились построить свое повествование на впечатлениях людей, оказавшихся свидетелями исторических событий:

«Люди хотят «лучшего» прошлого, чтобы комфортнее чувствовать себя в настоящем и без помех мечтать о «достойном» для себя будущем. Пугающие страхи, копошащиеся в исторической памяти, строго говоря, лишь мешают боязливому людскому воображению. Отсюда вечное стремление к «переписыванию» истории.

Вместе с тем, бывают времена, когда готовность к историографическому самообману становится навязчивой.  Сегодняшний россиянин убеждён, что его в очередной раз «обделили», и потому надо найти и наказать виновника – хотя бы символически…

Эта книга о такой войне, какой она виделась современникам, по-своему пытавшимся понять и справить ее последствия.

… В низах действительно происходили системно значимые подвижки. Существенную роль в  Февральской революции сыграл неприметный, казалось бы, факт: незадолго до нее Петроградский военный округ оказался выведен из состава Северного фронта. Город был переполнен дезертирами, научившимся свое разочарование в «войне до победы» прикрывать «идейным» пацифизмом. Возникла гремучая смесь из них и сочувствовавшего им голодного населения…

… Февральская революция началась с волнений женщин, увлекших за собой мужчин. Рабочие отмечали международный женский день 23 февраля (по старому стилю), причем большевики призывали их отказаться от «несвоевременных» выступлений. Тем не менее, текстильщицы Невской ниточной мануфактуры с криками «Хлеба!» двинулись снимать с работы рабочих соседних заводов. Движение разрасталось: к концу для бастовало 43 предприятия с 78,4 тысячами человек… Уже в начале забастовок в толпе зазвучали призывы к  восстанию, а солдаты готовились стрелять в воздух. ..Вечером 25 февраля на Невском проспекте произошли два крупных столкновения войск с митингующими, в ходе которых офицеры вынуждены были отдавать приказы открывать огонь. В отличие от них, растерянные власти лишь позднее поняли, что  без применения оружия не обойтись.

…Самое поразительное в революции, произошедшей в разгар войны, было то, что за императора, стоявшего во главе отнюдь не сломленной в военном отношении армии, не вступился никто. Даже члены Св. Синода 26 февраля демонстративно отказались выступить с осуждением  революционного насилия, мотивирую это тем, что еще неизвестно, «откуда идёт измена». (В Синоде//Всероссийский  церковно-общественный вестник.1917. № 1. С. 2-3).

… Узнав о беспорядках, Николай II попытался прорваться в столицу – не столько для того, чтобы восстановить контроль над ситуацией, сколько рассчитывая быть поближе к больным детям… После сбивчивой речи о безнадежности положения, Гучков передал императору набросок манифеста об отречении. Царь раздумывал всего 45 минут. Можно было это сделать и быстрее – весь высший генералитет поддержал отречение (исключение составили  генерал от кавалерии В.И. Ромейко-Гурко, командир гвардейского кавалерийского корпуса хан Гуссейн Нахичеванский и командир 3-го конного корпуса генерал Ф.А. Келлер. См.: Сенин А.С. Военное министерство Временного правительства. М., 1995. С. 103). Согласно манифесту, Николай II передавал престол брату Михаилу (Бурждалов Э.Н. Вторая русская революция. Восстание в Петрограде. С.349-251). После отречения он сохранял равнодушие человека, убежденного, что его все «предали»… Увы, слова «измена», «предательство» давно стали ключевыми в вербальном пространстве империи. Патерналистская система, ставшая неуправляемой, выделяет из себя яд взаимного недоверия. Практически вся российская общественность была убеждена в «измене» царской фамилии. И потому «свержение» императора напоминало успешный «бунт на корабле», когда негодного капитана «изолируют» его помощники.

… Вскоре стало заметно, что бывшие приближенные сторонятся Николая II. Великий князь Кирилл Владимирович в интервью демократической газете заявил: мой дворник и я – одинаково видели, что со старым правительством  Россия потеряет все и в тылу, и на фронте. Не видела этого только царская семья» (Бурджалов Э.Н. Вторая русская революция. Восстание в Петрограде. С 100-113).

… Сознание солдат пережило потрясение: они нарушили присягу сакральной фигуре  российского бытия – царю. Отсюда «странности» их поведения: некоторые стали носить георгиевские медали оборотной стороной наружу, желая скрыть изображение императора, другие сдавали свои награды «на нужды войны». Все они сняли с себя не только погоны, - писал человек, наблюдавший за ними в Екатеринбурге, - Почему-то, нося шинели в рукава, солдаты отстёгивали на спине хлястик..»(Аничков В.П. Екатеринбург-Владивосток (1917-1922). М., 1998. С. 32.). Казалось, им хотелось избавиться от всякого намека на стискивание их свободы. Повсеместно солдаты лузгали семечки, усыпая шелухой мостовые – по тротуарам они ходить перестали. А поволжские города провоняли усердно поедаемой воблой. Вторжение перверсивных элементов традиционной культуры в городскую цивилизацию носило намеренно провокационный характер…».

Источник: Война, породившая революцию / Булдаков В.П., Леонтьева Т.Г. - М.: Новый хронограф, 2015. - 720 с.

Редакция «Психологической газеты»23.02.2017
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Чупров Леонид Федорович
Это что? Какое отношение это имеет к психологии, к истории психологии?
23.02.2017 00:27:33
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение