23 марта 2017 , четверг

Отражение состояния больного в рисунках

Из практики применения арт-терапевтических техник известно много примеров, когда регулярно исполняемые человеком рисунки отображали изменение его состояния, наглядно иллюстрируя динамику улучшения или ухудшения психического состояния рисующего. Есть примеры изменений рисунков, отражающих изменение нарисовавших их людей, находящихся под воздействием наркотических веществ. Общеизвестна серия 11 автопортретов французской художницы, впервые принявшей ЛСД, нарисованных через определенные промежутки времени после употребления наркотика. На них динамика искажения изображения человеческого облика наглядно видна. Американский художник Б.Л. Сандерс несколько лет рисовал автопортреты после приема того или иного наркотика, создал галерею из 150 таких автопортретов. Другой американский художник У. Атермолен с момента постановки ему диагноза болезнь Альцгеймера в течение следующих пяти лет рисовал автопортреты, запечатлевая угасание своего разума и демонстрируя изменения сознания по мере прогрессирования заболевания до окончательного стирания личности. Эти портреты стали всемирно известны.

Данную наглядную визуальную динамику в рисунках можно использовать для отслеживания состояния пациента с целью более точного выбора терапевтической стратегии, когда тот не в состоянии рассказать о своем состоянии сам. Например, при старческой деменции, когда пожилой человек не осознает свою неадекватность и степень своего погружения в заболевание.

Если выложить рисунки, исполняемые больным человеком, с примерно одинаковыми интервалами в ряд, этот видеоряд метафорически можно сравнить с результатами снятия каких-либо физиологических показателей – настолько он информативен и нагляден.

Пример первый, отражающий улучшение психического состояния:

Пожилая женщина, 76 лет. Диагноз – старческая деменция. Применялся портретный метод психотерапии (портретная рисуночная терапия), который позволил ей принять свою внешность. Предъявляемые ей современные её фотографии она не признавала за свои, отрицала («Это твоя мама?», «Это моя старшая сестра».). А в процессе рисования с натуры она сначала признавала факт изображения на рисунке именно её («Ты меня рисуешь?») [2]. Затем она при рассматривании рисунка как бы смотрела на себя со стороны, оценивая свою внешность: либо нравилась сама себе, либо не нравилась. А принятие своей внешности - путь к самоидентификации и целостному восприятию себя.

В результате работы она стала узнавать родных и знакомых (даже давних), появилось желание чему-то научиться (печь сырники, вязать, пользоваться банкоматом и сотовым телефоном), стала спрашивать значение незнакомых слов; появилось критическое отношение к своим поступкам (после приступов агрессии стала искренне раскаиваться и просить прощения), появилось желание деятельности и общения.

Параллельно женщина регулярно рисовала несложные примитивные рисунки, являющиеся компонентами проективного теста «Дом, дерево, человек» [1], используемых с респондентами различных возрастов, которые сумели отразить положительную динамику её состояния.

В течение 3-х месяцев дом на рисунках постепенно перемещается издали справа в ближнюю левую часть - осваивалась территория прошлого, появлялась открытость. На первых домиках: ступеньки, ведущие в глухую стену без дверей, как отражение конфликтной ситуации; стена с акцентированным горизонтальным измерением – плохая ориентировка во времени. На следующих домиках этого уже не было. Дым поначалу был очень густой (свидетельствовал о значительном внутреннем напряжении, интенсивность прямо пропорциональна густоте дыма); позже появилась вторая труба, как будто появился новый дополнительный канал для разрядки этого напряжения. Вначале было 2 окна, а со временем их стало 4 (множество окон говорит о готовности к контактам). Дорожки поначалу совсем не было, потом появилась короткая, позже их стало две. Количество используемых цветов: вначале был один цвет (как боязнь эмоционального возбуждения), позже - несколько цветов.

Человек: шея, символизирующая координацию, отсутствует совсем. Плечи - признак физической силы или потребности во власти, на изображениях тоже совсем отсутствуют. Слишком большие уши подтверждают предположение о слуховых галлюцинациях. Волосы сильно заштрихованы – тревога, связанная с мышлением или воображением. Пальцев меньше пяти – зависимость, бессилие. Но чаще – полное отсутствие рук – чувство неадекватности при высоком интеллекте. Изображение человека без определенных частей тела указывает на отвержение, непризнание. Голова - сфера интеллекта. Поначалу преобладает изображение только головы, без тела. Потом – голова и тело по отдельности (как будто «тело не дружит с головой»). Позже на рисунках появилась маленькая, корявая, угловатая, но слитая с телом голова.

Пример второй, отражающий ухудшение психического состояния:

Пожилой мужчина, 81 год. Диагноз – старческая деменция. Регулярные рисунки отражают усугубление болезни.

На первом рисунке респондент сумел нарисовать вместе дом, дерево и человека. Но в последствии рисовалось только что-то одно.

Дерево было нарисовано только либо в качестве ствола-подпорки под дом, либо на отдельном листе в виде веток в вазе (т.е. уже без корней, без связи с жизнью, с землей).

Человек рисовался сначала достоверно. Впоследствии на рисунке появились большие уши и антенны на голове, свидетельствующие о слуховых галлюцинациях, изображение тела трансформировалось и мало напоминало человеческое.

  

Некоторое время респондент жаловался на зрительные галлюцинации («В комнате летают и живут птицы»). Он нарисовал птиц, и больше после этого не жаловался на их присутствие.

В самый яркий период агрессивного общения с членом семьи он нарисовал взаимодействие двух существ с красным соприкасанием друг друга (как кровь или огонь). И тоже – после такой визуальной символизации внутреннего напряжения его взаимодействие с членом семьи стало более спокойным, как если бы он на листе бумаги «пролил кровь» и успокоился.

Впоследствии на рисунках респондента осталось только изображение дома (что несло информацию об органике). Когда пошло сильное ухудшение состояния респондента, его дом «оторвался от земли» - под ним была подпорка, как «куриная нога», он «висел в воздухе». В окнах черно, трубы нет - дом пустой, в нем никого нет, ничего не происходит никакой внутренней работы, ни душевной, ни умственной. Двери тоже нет - нет контактов, никто не приходит и не выходит. Метафора полной изоляции от мира, от общения, от реальности (не на земле).

А последний дом мною даже не сразу был понят. Сначала я его интерпретировала как «крыша отделилась от дома». Но когда через неделю респондент умер, стало понятно, что, очевидно, на рисунке он (неосознанно!) изобразил дом, который ушёл «в землю», и только крыша ещё была видна на поверхности…         


При старческой деменции отслеживать динамику улучшения или ухудшения состояния больного затруднено, часто присутствуют бред, навязчивые идеи, галлюцинации. В качестве дополнительного инструментария можно использовать рисуночные тесты. Расположив рисунки в ряд, можно определять динамику развития болезни и корректировать применение лекарственных препаратов.

Список литературы:

1. Методика «Дом — Дерево — Человек» / З.Ф. Семенова, С.В. Семенова. — М.: ACT; СПб.: Сова, 2007. — с. 190.
2. Нагорнова Н.А. Неизлечимо, но облегчаемо. [Электронный ресурс] Режим доступа http://psy.su/club/uspeh_2012/15/ (дата обращения: 29.10.2016).

Нагорнова Наталья Анатольевна

кандидат психологических наук, практикующий семейный психолог, психолог ГУ ОПФР по Самарской области.
Редакция «Психологической газеты»15.02.2017

Обучение

Программа дополнительного профессионального образования «Арт-терапия в образовании, медицине и бизнесе»

Программа позволяет получить профессиональное образование в области арт-терапии психологам, психотерапевтам, врачам, педагогам, представителям творческих профессий, менеджерам по персоналу, а также другим специалистам с высшим образованием и студентам-старшекурсникам, проявляющим интерес к арт-терапии


Семинар-практикум «Метод спонтанного и осознанного рисования в работе специалистов помогающих профессий»

Техники и приемы спонтанного интуитивного рисования для решения психологических проблем, расширения творческих возможностей, для коучинга и т.д.

 

Психологический инструментарий

Современная клиническая арт-терапия: Учебное пособие. Копытин А.И.

Описание диагностических процедур и критериев оценки полученных материалов подкреплено многочисленными иллюстрациями и анализом рисунков пациентов. Рекомендуется как для начинающих, так и для опытных специалистов
Практическая арт-терапия. Лечение, реабилитация, тренинг. под ред. А.И.Копытина

Книга отражает развитие арт-терапии в России за последнее десятилетие. Включенные в нее статьи охватывают различные области применения арт-терапии и отражают многообразие ее форм и методов
Арт-терапия - новые горизонты. под ред. А.И.Копытина

Книга отражает широкий спектр форм и моделей современной арт-терапии, используемых в различных областях лечебной и реабилитационной практики. Особое место отводится работе с пациентами, страдающими алкогольной или наркотической зависимостью, терапии детей и подростков, а также работе с лицами, переживающими посттравматическое стрессовое расстройство, и с психически больными
Арт-терапевтический комплекс с прозрачным мольбертом

Прозрачный мольберт специально разработан для арт-терапевтических занятий, являющихся эффективным способом решения многих психологических проблем при помощи творческого самовыражения. В комплектацию комплекса входит все необходимое для организации развивающих и творческих занятий, которые могут включать в себя рисование руками и кисточками.

 

Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Рекламодателям

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение