23 сентября 2017 , суббота

И снова о метафорах, картах и психологии

Статья ведущей мастер-класса «Метафорические карты в арт-терапевтическом контексте» на Всероссийском психологическом фестивале «Арт-терапия: танец, музыка, театр» (5-7 февраля, Санкт-Петербург) и автора проекта НК «Золотая Психея» по итогам 2016 года «Метафорические карты: возможности и ограничения» (мастер-класс):

Этот материал меня побудил написать мой опыт ведения различных учебных групп по работе с метафорическими картами (МАК) в Москве, Сергиевом Посаде, на Камчатке, в Казахстане, в Самаре и Казани. Являясь автором трех наборов метафорических карт, я чаще всего интересна именно этим моим опытом, с этим связано количество учебных групп, мной проведенных.

На нынешнем этапе рынок переполнен разными наборами метафорических карт. Чего здесь только нет… Количество семинаров, направленных на обучение работе с МАК и того хлеще… Открываю первую попавшуюся ссылку в Интернете и тут же читаю «Обучение МАК. Эффект гарантирован», дальше больше: «Самолечение с помощью МАК, Вам больше не нужен психолог!». Перечислять все то, что прочитала еще, не хочется. Как пояснил один мой знакомый психиатр, когда я ему все это процитировала, мистико-мифологическое мышление «цветет буйным цветом», несмотря на технический прогресс. Люди читают гороскопы, смотрят передачи про экстрасенсов, верят в предсказания, как будто мы снова в каменном веке.

Я думаю, решающим в таком, тоже мистико-мифологическом, отношении к МАК является во многом само слово «карта», ассоциирующееся с Таро, цыганами, рунами и т. д. Я, честно говоря, с клиентами давно отказалась от слова «карта», заменяя его «карточками», «фотографиями», «иллюстрациями». Давно не предлагаю карты на первых нескольких встречах, пытаясь понять, насколько клиент способен к работе с таким инструментом. Если слышу что-то про сглазы,  гороскопы и что-то подобное, то карты даже не показываю,  использую другие инструменты для работы.

С чем еще связан такой повальный интерес специалистов к картам? Я рискну предположить, что карты и всевозможные руководства, к ним прилагаемые, создают у специалистов ощущение оснащенности. Вся проблема именно в этом ОЩУЩЕНИИ ОСНАЩЕННОСТИ. В работе с картами наглядность, быстро возникающие проекции, состояние диссоциации создают иллюзию, что карты работают сами по себе. Они доступны, удобны в транспортировке – вот и возникает ощущения чуда-чудесного. Когда я слышу фразы типа «Эта колода хорошо работает», «Карта сработала» и т. д., начинаю реагировать (наверное, слишком жестко). Работают НЕ карты, они просто лежат, просто существуют. Работает специалист, работает клиент и то, как это происходит, зависит исключительно от них самих, наличие карт не определяет эту работу, карты такую работу более наглядной и «красивой».   

Я все жестче на своих семинарах повторяю слова: «Никакой мистики», «решение всех ваших проблем в вас самих», «неважно, что изображено на карте, важно, что у человека в голове» и т. д.  Я знаю о том, что карты в работе используют разные специалисты, психологи, астрологи, целители и т. д. Ни в коей мере не настаиваю на правильности какой бы то ни было парадигмы, но абсолютно убеждена в том, что психолог должен осознавать границы своей деятельности и поле, в котором он работает. В данном случае эклектика неуместна и даже опасна.   

Попробуем разобраться в том, как работать с МАК именно психологам.

В основе карт лежат или фотографии, или рисованные в разных техниках изображения, реже коллажи, сделанные на основе как фотографий, так и рисованных изображений.

Когда речь идет о работе с подростками, например, фотографии выглядят менее «детскими», более реалистичными, можно сказать быстрее сближают с реальностью.

Если речь идет о «сложном», травматичном опыте клиента, иллюстрации создают ощущение большей безопасности. Они нарисованы, значит, кем-то придуманы, как будто несколько отстранены, как будто не про меня и не про мою жизнь. Значит, я могу об этом говорить, «мягко», не так болезненно приближаясь к осознанию своего жизненного опыта.

Качество МАК важно, как качество любого продукта. Я встречаю специалистов, которые сканируют карты, самостоятельно их ламинируют и даже потом продают. Безусловно, это дело вкуса и профессионализма, чем работать, но мне кажется, что это сродни HANDMADE – мило, симпатично, но не всегда уместно, а иногда даже неприлично. В этом есть неуважение как к клиенту, так и к коллегам, которые в эти карты вложили свои усилия, мысли и даже душу…

Я лично люблю разные карты, но больше мне нравятся сложные, многослойные по цветовому решению неоднозначные изображения, рассматривая которые каждый видит что-то свое. Эту функцию во многом выполняют «размытые» и акварельные репродукции, сложная небанальная живопись и т. д. Хотя есть клиенты, у которых неоднозначные изображения вызывают поначалу тревогу. На мой взгляд, такие изображения являются своего рода метафорой самой жизни, где одно и то же событие или явление разными людьми воспринимается по-разному, одни и те же факты могут приводить к абсолютно разным результатам. Конечно, такие иллюстрации не оставляют клиентов спокойными. Мне кажется важным, когда карта клиента, вызывавшая сначала отрицательные эмоции, им переосмысливается, переформулируется. Мы можем фиксировать внимание клиента на этом факте, уточняя, где и в каких обстоятельствах ему может пригодиться этот опыт.    

На самом деле не так важно, что нарисовано на картинке, мы видим в ней то, что есть  в нашей голове. Обязательно видим что-то исключительно про себя, даже когда кажется, что это не так.  

О схеме работе с картами

В основе психологической работы с МАК лежат базовые психологические приемы и техники, знакомые нам с начальных курсов обучения психологии (которые, кстати, бывает не вредно перечитать – повторение, как известно, мать учения).

Это умения слушать и слышать, умение строить и задавать вопросы, перефразировать слова клиента, резюмировать и отражать эмоциональное состояние и многое еще…

Я рискнула дать метафорическое название разным этапам работы с МАК.

С чего начинать работать с картой? Клиент взял карту ( в открытую или в закрытую) и смотрит на нее, может быть спокойно, может быть удивленно. Начинаем своего рода «разгон перед взлетом». Мы стартуем из точки, где все как-то не так, плохо (обычно именно с таким запросом приходят к психологу) и т. д.

Такой разгон предполагает вопросы:

  • Как тебе выбиралась карта?
  • Рассмотри карту внимательно, что на ней изображено?  Что это или кто это?
  • Какие чувства и ощущения вызывает то, что Вы видите?

Это важные вопросы, на которые можно получить удивительно разные ответы. Он позволяет дальше говорить на языке клиента, использовать его наименования и слова.

Следующий этап – это «взлет». Для меня этот этап начинается с предложения клиенту пофантазировать о том, изображении, которое он выбрал или которое ему досталось. «Давайте сейчас с Вами поэкспериментируем. Вы готовы? Попробуем просто пофантазировать о карте…» С согласие клиента на эксперимент и начинается его «полет».   

И, наконец-то, этап «полета». Смысл этого этапа состоит в том, что оказываться НАД «точкой старта», и рассмотреть ее как следует. Сверху мы видим не только эту «точку», а больше. Мы можем оценить размер «точки старты», ее расположение, наличие похожих точек, в полете возможен спектр разных действий, начиная от мягкого парения, крутых виражей, тарана, неожиданных турбулентностей и т. д.   

Это этап так называемых метафорических вопросов, связанных с рассматриванием, погружением в изображения, уносящими в мир  клиентских фантазий. Это не просто разглядывания карты и фантазирование об изображенном, но и своего рода «заглядывание внутрь карты». Кто-то разрешает себе говорить о спонтанно возникающих образах, удивляться самому себе и узнавать себя лучше. Для кого-то это кажется небезопасным, поэтому он говорит больше «от ума», «чем от сердца» - это право клиента определять тот уровень глубины, на котором он готов работать. «Никого никуда не тащим и не зовем», а идем «нога в ногу» с клиентом – это один из основных принципов работы с МАК.

Не знаю, как у вас, но мое пионерское детство часто напоминает о себе, мне бывает непросто идти за кем-то, есть привычка вести за собой. Конечно, это страшно и даже небезопасно, следовать за клиентом – еще неизвестно, куда его бедолагу «занесет», и как оттуда мы будем выбираться…

Доверию к клиенту тоже надо учиться…

Техническое оснащение этого метафорического ряда заключается в вопросах о тех объектах, которые есть на карте клиента: «Какое настроение у изображенных на карте?  Куда он (она, оно) смотрит? Чего хочет? О чем думает?  Мечтает?».

В случае если на карте изображены деревья, дороги, лестницы, мосты или еще что-то – это вопросы уместные по отношению к данным объектам. Например, кто посадил это дерево? Кто за ним ухаживает? Какова его корневая система? Есть ли у него плоды и т. д. Или - куда ведет эта дорога? Регулируется ли движение по ней? Какова  интенсивность движения по ней? и т. д.  Составить заранее список таких вопросов, который бы удовлетворял интересы разных клиентов невозможно. Я всегда предполагаю, какие вопросы могла бы задать, но исхожу из того, что говорит сам клиент, его мыслей и состояния.

Уже на этом этапе клиенты могут сделать важные для себя и удивительные для нас открытия.

Не раз наблюдала ситуацию, когда задаю, казалось бы, нейтральный вопрос, а клиент вдруг замолкает, какое-то время о чем-то думает и удивленно восклицает: «Я все понял!».

Когда-то я так сильно удивлялось описанному. Сейчас я абсолютно разделяю позицию специалистов, утверждающих, что решение всех наших проблем точно есть в нас самих, и задача психолога помочь клиенту это понять, а не давать рекомендации и, тем более, советы. Метафорические вопросы, основанные на рассматривании продукта творчества или выбора клиента, позволяют легче и нагляднее достигать такого результата.  

Самолет не может всегда находится в воздухе, даже несмотря на чудесный вид сверху и сказочной формы облака. Мы не можем оставить клиента в полете, в небе навсегда. Потому что ему рано или поздно придется возвращаться на землю и лучше, чтобы это была мягкая посадка, а не падение. Поэтому следующий этап можно определить как «начало посадки, снижение». Смысл этого этапа заключается в перефразировании и резюмировании услышанных нами метафор клиента. В данном случае речь идет о классических формах: «Если я вас правильно понял…», «Обобщая сказанное вами …» и т. д.

Следующий этап работы с картами – это своего рода «мягкая посадка». Возможно, мы осуществляем посадку в том же месте, но с иным понимаем значения этой точки и другим отношением к ней. Мы не меняем точку, мы меняем отношение к ней. Любой полет (реальный или метафооричекий) меняет  человека. В нашем случае (случай психологической помощи) хотелось бы, чтобы вернувшийся из полета, оказался более уверенным в собственных силах, убежденным в том, что преодоление жизненных сложностей ему по плечу.

Эту функцию выполняют вопросы типа: «Как то, что ты говорил, связано с твоей реальной жизнью? С чем ты выходишь из этой работы? Что для тебя в ней было самым важным?     

Метафорические карты – непростой, иногда даже коварный инструмент. Возвращаясь к метафоре скрипки – как говорится, одно неточное движение смычком и мелодия точно будет испорчена. Скрипичная музыка состоит из нюансов и полутонов. Так и с метафорическими картами. Основная сложность, о которой слышу я - это то, что проекции «работают» не только у клиентов, но и у консультантов. Сами того не ведая, мы рискуем «тараканов» из своей головы «подарить» нашим клиентам. Этот процесс всегда происходит неосознанно, из хороших, даже гуманистических побуждений, связанных с желанием помочь клиенту, подсказать, «подтолкнуть». Базовая психологическая и терапевтическая подготовка при работе с картами не просто желательна, а обязательна.

Такой подход (со взлетом, парением и посадкой) мне кажется уместным не только в работе с метафорическими картами, но и с продуктами творческой деятельности клиента. Я уверена, что важно обсуждать подобным образом изображения, созданные с помощью клякс, каракуль, мазков. Это придает смысл, значение рисованию нетрадиционными способами, например, взрослыми, для которых важно понимание «для чего мы этим занимаемся», мотивирует их на спонтанное рисование и творчество в принципе.

Ушакова Татьяна Олеговна
кандидат педагогических наук, психолог, заведующая отделением психолого-педагогической помощи населению Сергиево-Посадского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних
Редакция «Психологической газеты»19.01.2017

Обучение

Вебинар «Метафорические карты в работе психолога. Методика использования авторской колоды "Роботы"»

Вебинар «Метафорические карты в работе психолога. Методика использования авторской колоды "Кнуты и пряники"»
 

Анонсы мастер-классов, практикумов и творческих встреч фестиваля публикуются на сайте - следите за новостями!


 

Психологический инструментарий

«"Кнуты и пряники". Метафора жестокости в отношениях»

Карты - инструмент работы, в первую очередь, именно с детьми – жертвами разных форм жестокого обращения в семье. Речь идет обо всех формах жестокого обращения, включая физическое, психологическое, сексуальное насилие и пренебрежение нуждами ребенка. Колода дает возможность ребенку отреагировать, вывести вовне сложные эмоциональные переживания, найти точки опоры для дальнейшей жизни и ресурсы для преодоления травматических событий
«"Огонь, мерцающий в сосуде". Метафора образа Я»

Сосуд в этих случаях выступает то в роли убежища, то в роли темницы, — но бесплотные волшебные духи прожива­ют именно в них. Вот так можно метафорически описать специфику этой колоды. Она в первую очередь о человеке и его состоянии. Колода позволяет работать с Я-концепцией, представлением человека о себе и своих возможностях
"Роботы". Метафорические карты для работы с детьми, подростками и родителями

Предназначены для работы с детьми и взрослыми. Проблематика может быть очень разной: внутренние конфликты, образ себя в целом и образ тела в частности, представления о близких и об отношениях с ними, измене­ния, адаптация к новым условиям и т.п. Комплект адресован практикующим психологам

 

Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Дорохов Михаил Борисович
Да так на чём хочешь гадать можно. И на картах, и на спичках.. Мы в студенческие годы девчонкам на чае гадали... и попадали в точку. Всё это лишь внешние средства овладения своим и чужим поведением (Выготский). Главное больше из реальных переживаний исходить, а не из своих желаний и стереотипных интерпретаций.А вообще клиническая беседа как метод всё же лучше. Быстрее и достовернее.
19.01.2017 19:43:07
Ушакова Татьяна Олеговна
Михаил Борисович, полностью с Вами согласна. Метафорические карты могут быть частью клинической беседы. Уверена в том, что они абсолютно не противоречат основным принципам ведения консультативной деятельности любого типа.
22.01.2017 09:59:54
Боков Алексей Михайлович
Несмотря на технический прогресс, люди не только читают гороскопы, смотрят передачи про экстрасенсов и верят в предсказания. Они еще всерьез крестятся, пьют "святую воду" и ставят свечки... Так было, есть и будет всегда! И как бы не пыталась психология отмежеваться, она все равно останется густо приправленной мистико-мифологическим соусом, ибо никогда не сравниться в мудрости с древними формами ненаучного познания, - вечно будет черпать из этого источника.
23.01.2017 11:14:14
Ушакова Татьяна Олеговна
Безусловно, это именно так. Право на существование имеет все, что дает человеку силы. На мой взгляд, нам, психологам, важно понимать и доносить до клиента наше профессиональное поле и его границы, которое не конфликтует с частным мировоззрением.
23.01.2017 12:00:47
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение