25 февраля 2017 , суббота

«От невежества к многообразию». Проекция

Из предисловия к новой книге психолога Вероники Хлебовой «От невежества к многообразию»: «Невежество для меня - это упрощенный взгляд на мир. «Здесь - свои, там - враги. Здесь - хорошие, там - плохие. Добрые - злые, полезные -бесполезные»…Невежество врёт. Потому что мир намного сложнее. Мы все очень сложные. Сложные не в смысле - трудные, тяжёлые, а в смысле - многообразные... Если бы можно было так сказать. …Невежи отказываются признавать, что их «враги» - люди, похожие на них самих... А их «друзья» - это люди, которых они идеализируют, отказываясь видеть Тень. Невежи полагают, что без насилия, наказания, совершенствования человек «отобьется от рук» и окажется на дне. Поэтому его нужно «направлять», «подталкивать», «исправлять».

Это тоже ложь. Человеку нужно тепло и принятие, так он раскрывает свои лучшие качества. А для профилактики инфантилизма и безответственности ему нужны границы... Ему нужно узнать, что жизнь и возможности принадлежат ему самому и он выбирает, как этим распорядиться. Также он узнает, что существуют другие люди, которые, в первую очередь, на своей стороне, но, если есть общие ценности, то можно договориться...

Поэтому мне представляется столь важным путь от невежества к многообразию, от лживой простоты к подлинному восприятию реальности».

Мы публикуем один из текстов, вошедших в книгу.

Проекция

Сегодня объясняла дочке Майе, что такое проекция. Не используя это слово.

- Представь себе, что мама с дочкой пришли в кафе. Маме нужно отойти, она уходит. И просит дочку подождать. Дочка ждет, но ей кажется, что прошло уже много времени и начинает беспокоиться. Что она думает? Что чувствует? А почему мама долго не приходит? Что думает и чувствует мама?

… Майя изложила свою версию – подробно, со всеми чувствами, предположениями. Я слушала. К слову, в ее рассказе не было фантазии покидания, и это меня ошеломило.

Покидание – вот что, в первую очередь, приходит в голову почти всем, кого я знаю... Майя не предполагает, что её покинут! Поэтому не было в её рассказе ни тревоги, ни вины. Было что-то про забывчивость мамы, и что-то про злость ребенка. И всё. Всё!

Аллилуйя, мой ребенок не напуган покиданием, я счастлива. Но сейчас не об этом.

- Как ты думаешь, о ком ты все это рассказала?

Майя с изумлением смотрит на меня. Пока ещё не улавливает.

- Хочешь, я расскажу тебе, что подумала бы я?

Она выслушивает мою фантазию и до нее «доходит».

- Ты рассказывала о себе?

- Да. Как и ты – о себе. Когда мы фантазируем о том, что происходит с другим человеком, мы представляем себя на его месте. Мы почти всегда, интерпретируя действия другого человека, говорим о себе. А как мы можем узнать, что же происходило с ним на самом деле?

- Мы можем… спросить?

...

Всё, что не проговорено между людьми, а именно: обиды, страхи, вина и другие чувства, все нужды, которые не признали, все ожидания – все, всё, что не озвучено, остается в Тени. А вместо них рождается Фантазия.

Фантазия о том, что Другой хочет, что ему надо, как именно он переживает и переживает ли вообще… Эта фантазия - и есть проекция, содержание того, что внутри. То, что внутри, приписывается Другому. Чем меньше люди разговаривают о внутреннем, о том, что происходит между ними, тем больше они фантазируют друг о друге.

Иногда проекция занимает ВСЕ пространство отношений. Вплоть до того, что Другому там просто не остается места.

Мы можем проецировать себя и свои нужды, родителя, и интерпретацию его поступков, и бог весть ещё что…

Для того чтобы быть в отношениях с реальными людьми, нужно с ними разговаривать, спрашивать, слышать, учитывать сказанное как нечто значимое, встраивать услышанное в канву отношений.

- Он мне пишет так мало… Так мало, что мне не хватает. Я жду его посланий, жду его внимания, но он как будто забывает обо мне. Иногда я начинаю думать, что не нужна ему вовсе….

- А ты говорила с ним, что тебе нужно больше быть с ним на связи? Спросила его – что его занимает, пока вы не видитесь? Ты допускаешь, что у него может быть своя жизнь?

- Нет. Я боюсь говорить с ним. Я боюсь, что он испугается того, что я нему так привязана.


- Вероника, я попробовала (сказать о том, что мне не нравится), и на мое удивление… меня услышали! Мой мужчина включился в диалог, мы объяснились… Боже мой, все мои фантазии были вообще не о нем! И с подругой мы наконец-то проговорили сложные моменты. Было очень непросто, но мы не разругались! Это магия какая-то. Почему я раньше подавляла себя, боялась высказаться?... Мне казалось, что если я начну говорить, проявляться, меня покинут…

- Моя мама была уверена в том, что она – прекрасная мать. Я долго не могла понять, в чем дело…. Детство было самой ужасной порой моей жизни. Меня, моих нужд и желаний как будто не существовало. Но о ком же она заботилась (и, надо сказать, много заботилась)?

Мама много давала, но не мне. Занималась… чем-то, что было интересно ей, но не мне. Однако ей казалось, что она столько всего мне отдает! Но почему-то я не могла говорить о том, что мне нужно, это пресекалось жесточайшим образом. Почему-то мне приходилось скрываться, врать, жить двойной жизнью. Бессмысленность, депрессия и желание покончить с этой жизнью – вот что я вынесла из наших отношений. Почему? Почему не благодарность и ценность её вклада?

... Видимо, потому что мама заботилась о своей фантазии обо мне, в то время как меня – отдельной и живой – для нее никогда не было.

...

…Если кто-то не хочет замечать, разговаривать и слышать Другого, все пространство отношений займет мертвая картинка, проекция, и ничего живого от настоящих людей не останется.

Источник

Хлебова Вероника
экзистенциальный психолог
Редакция «Психологической газеты»09.11.2016
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Рекламодателям

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение