23 мая 2017 , вторник

Психологическая работа с подростком с отличающейся от традиционной сексуальной ориентацией

Я долго думала над формулировкой заголовка статьи. Основная её цель – рассказать коллегам-психологам и преподавателям о психологических сложностях подростков, переживающих сексуальное влечение к представителям своего пола. Эта тема явно шире выбранной мною формулировки. Потому что, во-первых, многие подростки переживают сексуальное влечение к представителям своего пола, но при этом не обладают гомосексуальной ориентацией. Во-вторых, даже работа с гомосексуальным подростком мало в чём отличается от привычной работы с детьми этого возраста. Разве что, подростковые сложности в их случае многократно усиливаются сложностями в социальном окружении, не принимающем или порицающим любой гомосексуальный опыт.

В связи с законодательными изменениями 2014 года в Российской Федерации и их социальными последствиями, снова актуальны темы толерантности к людям с сексуальной ориентацией, отличающейся от большинства. Возникают околонаучные дискуссии о проблемах нормы и патологии в психиатрии и психологии. Это, безусловно, важные темы, но они часто отвлекают от сути проблемы, которую изначально пытались решить на государственном уровне. А именно - защиты и помощи детям.

Подростковый период является непростым по ряду причин. С одной стороны – это социальные вызовы, связанные с поиском своего места в обществе, профессиональным самоопределением, первыми попытками строить интимно-личностные отношения. С другой стороны - завершение полового созревания, гормональная буря и открытие собственного сексуального влечения. Всё это ведет к противоречивым проявлениям подростков: конфликтности, импульсивности, ранимости, зависимости от мнения окружающих, завышенной или заниженной самооценке и пр. Возможно, в этом причина, что по данным Всемирной психиатрической ассоциации люди подросткового и раннего юношеского возраста являются самой уязвимой в отношении суицида возрастной группой [7].

При этом подросток, открывший в себе гомосексуальное влечение, сталкивается с рядом проблем, которые усугубляют сложности возрастного периода, затрудняют формирование позитивной идентичности, самооценки, искажают социализацию и могут привести к суицидальным намерениям. Прежде всего, это изоляция: социальная, эмоциональная и когнитивная [4].

Социальная изоляция связана с тем, что подросток, обнаруживший в себе гомосексуальное влечение, часто не может найти людей, с которыми он мог бы разделить значимый для себя опыт. Обычно социальная изоляция развивается в результате одного из двух сценариев. Либо подросток сам пытается скрыть свое влечение и ради этого минимизирует контакты со сверстниками, родителями и учителями, избегает разговоров по душам, в которых он мог бы получить поддержку. Либо же в результате неумелого предъявления своего влечения или «разоблачения», подросток лишается принятия сверстниками, учителями и родителями или даже подвергается травле. Поэтому пока сверстники обсуждают свои первые влюбленности и выкладывают счастливые фотографии в социальных сетях, удовлетворяя потребности в принадлежности и принятии, гомосексуальный подросток чувствует себя фрустрированным и  оторванным от общества. Иногда, чтобы найти принятие и понимание, подростки совершают «каминг-аут»: рассказывают о своей ориентации друзьям или старшим. При этом часть из них встречают принятие, а часть подвергаются гонениям группой или травле, что может привести к трагическим последствиям [2].  Поэтому важно, чтобы подросток, обнаруживший в себе гомосексуальное влечение, мог найти собеседников в тематических группах поддержки, реальных или виртуальных.

Эмоциональная изоляция связана с тем, что подросток выбирает скрывать свои чувства от семьи и ближайшего окружения. Ему приходится вести двойную жизнь, как в шпионских фильмах, разыгрывая поведение гетеросексуального подростка. Хрупкая, до конца не сформированная идентичность не способна перенести такую нагрузку. Из соображений самосохранения в дальнейшем такой подросток старается подавлять свои чувства и потребности. На смену вдохновению, тревогам и предчувствиям первой влюбленности, приходит ощущение брошенности, безнадежность, душевная боль, которые могут развиться в психогенную депрессию [4]. Именно чувства брошенности и безнадежности выделяются рядом авторов как фактор риска суицидального поведения и как потенциальная мишень работы психолога [6].

Когнитивная изоляция связана с тем, что у подростков меньше возможности получить информацию о гомосексуальности, чем у взрослых, и меньше способности отделить корректную информацию от стереотипов и предрассудков. В поисках образца для подражания подросток ищет похожих на себя взрослых людей. И если культура не предлагает позитивных образов поведения взрослого с гомосексуальной ориентацией, он может выбрать социально порицаемые формы поведения. А это в свою очередь усугубляет социальную изоляцию и способствует формированию негативной социальной идентичности[4].

Я намеренно пишу о «подростках, заметивших в себе гомосексуальное влечение», так как наличие его не всегда предполагает развитие гомосексуального поведения и гомосексуальной идентичности. В период становления сексуального поведения люди часто переживают влечение к лицам своего пола, но не развивают в дальнейшем гомосексуальную или бисексуальную ориентацию как устойчивую модель эмоционального, романтического или сексуального влечения к мужчинам, женщинам или представителям обоих полов[5]. Изоляция в данном случае затрудняет естественное развитие сексуального влечения, установление интимно-личностных отношений и развитие позитивной социальной идентичности.

В научной литературе описаны факторы риска суицидального поведения среди lgbt-подростков (то есть, подростков, идентифицирующих себя как лесбиянок, геев, бисексуалов или транссексуалов). К ним относятся отвержение родственниками и сверстниками, физическое и сексуальное насилие, проявления вербальной и физической агрессии, преследование и травля в школе, наличие родственников или друзей, совершавших попытки суицида. Воздействию этих факторов подвержены все подростки, но подростки, переживающие гомосексуальное влечение, сталкиваются с ними чаще, хотя так же уязвимы, как их сверстники [2],[1]. Так, из благих побуждений, родственники подростков оказывают на них давление, с целью исправить их влечение.  Иногда попытки исправить влечения подростков принимают травматичные для психики и даже противозаконные формы.

Проанализировав широкий спектр источников, Брэд Джонсон с соавторами выделил условия, которые способны смягчить действие окружения [2]. Это забота взрослых, безопасная школа, принятие семьей и сверстниками, чувство принадлежности к социальной группе, доступ к помощи специализированных LGBT-организаций, сформированная позитивная гендерная и сексуальная идентичность, доступ к социально приемлемым формам психологической помощи. К сожалению, предлагаемые командой Р. Б. Джонсона меры по снижению рисков суицида у подростков, переживающих гомосексуальное влечение, могут быть расценены как пропаганда нетрадиционных отношений и поэтому не применимы на территории России. Поэтому психологу и педагогу в своей работе важно работать на усиление и развитие перечисленных положительных факторов, безотносительно сексуальной ориентации молодого человека, и соблюдая  законодательство Российской Федерации.

Приведенные данные получены зарубежными учеными. Для того чтобы составить актуальную картину жизни российского подростка, переживающего гомосексуальное влечение или относящего себя к lgbt, необходимы дополнительные исследования. Поэтому работа, направленная на поддержку подростка и преодоление его изоляции, помогает не только ему, но позволяет  расширить научную картину мира и разработать ещё более эффективные программы психологической помощи.

По самому описанию факторов риска и защиты от них можно заметить, что подростки, переживающие гомосексуальные влечение, мало отличаются от подростков, которые испытывают интерес к противоположному полу. Они решают те же возрастные задачи и сталкиваются с теми же сложностями, что и сверстники. Но на одну глобальную сложность у них больше. Поэтому работа с такими детьми - это не работа с ориентацией или сексуальностью, а сопровождение взрослеющей личности. Доминик Дэйвис считает первоочередной задачей работы с ними - поддержку автономности подростка и укрепление в нём веры в свои силы [4].

Резюмируя, сказанное выше и адаптируя по возможности рекомендации западных специалистов к условиям работы в Российской Федерации, можно выделить следующе меры, направленные на преодоление изоляции подростков, переживающих гомосексуальное влечение, и её последствий:

  • уважение к чувствам, опыту и праву выбора молодого человека, 
  • информирование о разных формах отношений, а также мерах безопасности в них,
  • предоставление времени и места для обстоятельного обсуждения его проблем, а также помощь в поиске специализированных групп поддержки,
  • по возможности помощь в формировании позитивного образа себя, самооценки и отношения к себе,
  • профилактика школьной травли,
  • по возможности, работа с родственниками и сообществом, направленная на увеличение принятия и поддержки индивидуальности подростка и снижение риска отвержения и преследования.

Наиболее эффективная работа психолога в таком случае предполагает как индивидуальную работу с подростком, так и с его семьей и ближайшим социальным окружением: классом, школой и пр.

  1. Gary Remafedi, James A. Farrow, Robert W. Deisher. Risk Factors for Attempted Suicide in Gay and Bisexual Youth// PEDIATRICS - American Academy of Pediatrics, Vol. 87 No. 6 June 1, 1991 pp. 869 -875.
  2. Johnson, R. B., Oxendine, S., Taub, D. J. and Robertson, J. (2013), Suicide Prevention for LGBT Students . New Directions for Student Services, 2013: 55–69.
  3. Stephen T. Russell and Kara Joyner. Adolescent Sexual Orientation and Suicide Risk: Evidence From a National Study. American Journal of Public Health: August 2001, Vol. 91, No. 8, pp. 1276-1281.
  4. Дэйвис Д. Психотерапевтическая работа с молодыми людьми // Розовая психотерапия. Руководство по работе с сексуальными меньшинствами. Под ред. Д. Дейвиса и Ч. Нила. «Питер», 2001. CC.222-249
  5. Кон И.С. О нормализации гомосексуальности // Сексология и сексопатология. 2003. № 2. сс. 2- 12
  6. Павлова Т.С., Банников Г.С. Современные теории суицидального поведения подростков и молодежи [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2013. №4. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2013/n4/65717.shtml (дата обращения: 22.01.2015).
  7. Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы) // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. М.В. Бехтерева. 2011. №4.  с. 4-8.

Лапшина Татьяна Николаевна - преподаватель, кандидат психологических наук.

Тематические материалы:

Дети 404

РПО о проведении психологической экспертизы

Редакция «Психологической газеты»10.02.2015
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Чупров Леонид Федорович
Спасибо, Татьяна Николаевна, за очень красивую и грамотную в профессиональном плане, статью. Успехов.
11.02.2015 11:54:48
Бавыкина Мария Владимировна
Вы с ума что ли посходили? С такой толерантности и уважения к социально неодобряемому во все времена поведению и начинается развал и стремительная деградация общества! Да уж, увидела в данной статье проявление Окон Овертона... Коллеги-психологи, пожалуйста, не ведитесь на проплаченные западными агентами идеи, озвученные в данной статье! Психологическая помощь подросткам может быть только в одном направлении - на сохранение нравственной чистоты и устоев традиционного (а не модного!) общества!
09.07.2015 08:16:04
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение