26 сентября 2017 , вторник

Психотерапия психосоматических расстройств: терапия осознаванием

Терапия осознаванием – это относительно новое направление психологической работы с людьми, которое опирается на глубинное осознавание себя, включающее телесные ощущения, образы, эмоции и мысли. Терапия осознаванием - определенный взгляд на вещи и технику, позволяющие обратиться к базовому ресурсу, который мы называем осознаванием. Это создает возможность вывести те процессы, которые традиционно относились к психотерапии, психологическому консультированию и коучингу, на качественно новый уровень.

Психосоматическая медицина располагает начинающейся развиваться теорией и таким же терапевтическим инструментарием. Если не брать в расчет возможный эффект от некоторых психотропных средств, например, антидепрессантов, то в остальных случаях значение имеет психотерапия.

И если психотерапия прошлого занималась, в основном, тем, что исследовала и корректировала отношение больного к болезни, то теперь мы имеем методы и возможность заниматься самими психосоматическими расстройствами, исходя из их патогенеза. Источник этих расстройств – в психике человека, это невроз, соматизация которого и приводит к болезни.

Дискуссия по поводу соматизации психоза возвращает нас к медикаментозной терапии и одним из диагностических критериев здесь может быть эффект от лечения. Я думаю, что неврозы, в конечном счете, так же резистентны к медикаментозной терапии, как и психозы – к психологической помощи. Каждое заболевание требует своего подхода.

И если рассматривать ту часть психосоматики, которая относится к соматизированным неврозам, то вступают в действие все правила психотерапии, озвученные еще Ясперсом: обнаружение в картине болезни психотравмы, с ней связанной, поиск и дезактуализация ее в прошлом.

На сегодняшний день очевидно, что дезактуализация должна проводится в то время и в том месте, когда психотравма случилась. Всякие попытки отправится в будущее, не проработав «причинного блока» (термин Евгении Мищенко) оканчиваются неудачей.

В психосоматике многих психологов пугает наличие соматических симптомов, с которыми они работать не умеют и поэтому ищут защиты у врачей, которые сами сильны в этом случае только в диагностике, да и то - отрицательной. Поэтому возникает необходимость в новых психотерапевтических подходах, которые бы сочетали в себе и работу с телесными симптомами (при условии поддержки со стороны врачей), и поиск психотравмы, приведшей к ним, и возможность проработки ее.

Важным замечанием, к которому приходит исследование психосоматических расстройств, заключается в том, что такого рода соматизация свойственна психическим травмам очень раннего, младенческого возраста, когда как раз отреагирование более высокого уровня - эмоциональное, а тем более, образное или ментальное, -  затруднено в силу неразвитости личного сознания.

Таким образом, в психосоматике мы имеем внутреннего травмированного ребенка, который не умеет разговаривать, не может сказать о своих обидах и затрудняется также в принятии сочувствия и помощи, выраженной в словах.

Все это выводит нас в сферу психотерапии, способной работать с телесными ощущениями и невербальными переживаниями.

Для этого как нельзя лучше подходит терапия осознаванием.

Новое направление, выросшее из телесно-ориентированной терапии, стремящейся к целостности подхода, пытается интегрировать все лучшие достижения современной психотерапии с древней мировоззренческой базой, к которой психотерапия только еще подбирается. В частности, с тем взглядом, что проблема существует как задача для развития потенциалов, не развитых в свое время в онтогенезе и в этом смысле психотерапия является наукой больше о развитии, чем о лечении человека. Также существенным является представление об изначально существующей естественной гармонии, близкое к саногенному взгляду в медицине, в котором мы не боремся с природой за здоровье, а помогаем ей.

В наследство от телесно-ориентированного подхода терапия осознаванием получила свободное обращение с телесными ощущениями, в контактной работе с телом или без нее.

Более того, удивительное открытие, сделанное по заявке детских психологов, ставит работу с телесными ощущениями в самый центр терапевтической практики осознавания.

В этом случае психосоматика, несмотря на всю сложность этой проблемы, становится вполне подходящим полем для применения этого метода.

Открытие заключается в том, что телесные ощущения, часто описываемые в виде образов, ведут нас по ассоциативному пути точно в ту точку - то место и время в прошлом - которая имеет отношение к исследуемой проблеме в настоящем и служит подходящей поворотной точкой для возможного изменения.  Чаще всего это психотравмирующие эпизоды, но бывают и забытые ресурсные переживания, нуждающиеся в интеграции.

На них и указывает симптом, если рассмотреть его как сигнал о забытом и дезинтегрированном опыте.

При таком взгляде мы рассматриваем болезнь, как напоминание об опыте, который нужно реинтегрировать, и который  может быть утерян для развития личности в противном случае. Болезнь – не роковая случайность и не следствие случившихся трагедий,  это лишь настойчивый способ напомнить о тех событиях, которые надо перепрожить заново и, на этот раз, во всей полноте.

Последствия психотравм – это «заархивированные файлы», послания из прошлого об опыте, который мы не смогли прожить тогда в силу уровня своего развития и который можем переработать сейчас, когда наше внутреннее состояние и внешние условия позволяют это сделать.

Таим образом, психосоматические заболевания – это послания о необходимости развития самоосознавания с интеграцией проигнорированного опыта прошлого для лучшего и более полного будущего.

С этой точки зрения нас не пугает вопрос о рецидиве и возврате симптоматики: возврат симптоматики значит лишь, что есть еще некий опыт, связанный с этой проблемой, который нужно переработать. И этой возможности  можно радоваться, а не огорчаться из-за нее.

Таким образом, вооружившись этим видением, как теоретической базой, мы можем приступить к исследованию симптома, чтобы открыть опыт, который нуждается в проживании.

И психосоматика в этом случае дает нам прекрасный шанс не искать телесные ощущения, связанные с проблемой, как при других невротических расстройствах – она сама и есть телесные ощущения. С них мы и начинаем работать.

Собираем вначале все телесные ощущения, связанные с проблемой или присутствующие на данный момент. Эта полная картина телесных ощущений содержит всю необходимую информацию для решения вопроса, так как тело является картой целостности, а в целостности проблем нет. Осталось лишь исследовать полученные данные с точки зрения наличия в них ретрофлексивного компонента (переживаний прошлого).

Это можно сделать двумя путями:

Первый – это вопросом о времени возникновения обратить внимание клиента в прошлое – к ситуации первого возникновения напряжения.  Варианты ответов: от рождения, с детства, десять лет, пять, три, два, один или менее лет назад помогают осознаванию.

Второй – исследовав вначале образы, соответствующие одному выбранному для начала работы телесному ощущению, изучить затем ассоциации из реального жизненного опыта, связанные с этим образом.

Скажем, «где вы видели этот камень в своей жизни?».

Как ни странно, в 90 % случаев тот или иной способ приводит к совершенно удивительным и рационально не связанным с имеющейся проблемой воспоминаниям, травматического или ресурсного характера, проработка (или интеграция – в случае ресурсного) которых меняет состояние к лучшему. В дальнейшем, это приводит к постепенной редукции психосоматики.

Соотношение частоты использования ассоциативного пути и поиска по времени в практике примерно 4 к 1.

Справедливости ради, стоит сказать, что иногда для начала процесса осознанного самоисцеления достаточно всего лишь исследовать образ, связанный с болезнью, не затрагивая лежащих за ним историй. Это означает, на мой взгляд, что полученной дополнительной информации достаточно, чтобы сдвинуть проблему «с мертвой точки». Весь дальнейший путь ассоциативного поиска и проработки психотравм может происходить в сознании автоматически, без помощи психотерапевта.

Примеры:

1. У женщины 40 лет жалобы на локальное ожирение в области «галифе», которое существует с юности и мешает даже носить брюки.

На вопрос «Что это?», с указанием на внутреннее переживание процесса (так называемые «трансогенный вопрос») с сопутствующим прикосновением к зоне ожирения следует осознавание: «Мешки с песком».

Спустя год, без всякой специальной проработки и дополнительного лечения , ожирение проходит настолько, что брюки уже можно носить. Положительный катамнез - более 10 лет.

2.  Клиент - женщина 35 лет. Жалобы на боли в сердце, по поводу которых не раз предпринималась госпитализация. Органической патологии не обнаружено. Рекомендовано обратиться к психотерапевту.  

При исследовании ощущений, связанных с этой проблемой, обнаруживается чувство боли в сердце, образ которой походит на воткнутую в сердце вязальную спицу.

На вопрос о том, что в жизни было связано со спицей, клиентка, преодолевая удивление («Неужели это может влиять на настоящее?»), рассказывает историю 17-летней давности, когда она была влюблена, но не хотела выходить замуж за того человека. Тогда она занималась вязанием и решила: «Вот сейчас довяжу шарф, и расстанусь с ним!» Так и сделала.

После рассказывания истории и проработки ее (поиска и принятия непроявленной реальности в своих чувствах, мыслях, ощущениях, а также действиях и состояниях других людей, осознания «объемного» варианта события) боль в сердце проходит. Катамнез положительный.


3. Женщина средних лет страдает от гипертонической болезни.

На вопрос о том, когда она, как ей кажется, у нее появилась, отвечает: «Лет 5 назад».

В ответ на следующий вопрос о том, что было в ее жизни 5 лет назад, задумывается и вспоминает, что это именно тот период, когда она разводилась с мужем.

Без всякой дополнительной проработки, только лишь от осознавания этой связи, испытывает значительное облегчение состояния в этот же день. (Пример из практики Татьяны Жук).

Разумеется, бывают примеры и более сложные, со множеством «историй осознавания» и прорабатываемых психотравм. Психосоматические заболевания, как правило, полиэтиологичны (имеют несколько сложившихся вместе причин).

И все же, эти примеры показывают, что использование телесных ощущений и образов (а также эмоций и мыслей, о чем здесь было сказано меньше) с ними связанных, по принципу терапии осознаванием открывает дополнительную и весьма эффективную возможность  психотерапии психосоматических проблем, во всяком случае, в их части.

Желаю удачи!

Игорь Канифольский, врач-психотерапевт, преподаватель Института практической психологии «Иматон» (авторская программа “Телесно-ориентированная психотерапия зависимостей и психосоматических расстройств”, авторская программа “Осознавание как универсальный механизм психотерапии. Практика использования при психосоматических и невротических расстройствах, проблемах социальной адаптации и личностной самореализации” ).

Канифольский Игорь Борисович
преподаватель, Институт практической психологии «Иматон»
Редакция «Психологической газеты»28.01.2013
Интересная новость?
Вы можете ей поделиться:
Комментарии
Комментариев ещё нет. Вы можете оставить первый!
Желаете оставить свой комментарий?
16+
Информация об издании

Правила публикации

Разработчик портала Versus Ltd

© 2004—2017 · Психологическая газета
При использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на www.psy.su


Мобильное приложение